Немного Чернышевского не помешает.

(снова?)

Нам нужен не обмен денег, а обмен трудом.

Справедливость во всем.

(какая к черту справедливость? тебе вставать завтра к семи утра).

(все революционеры безответственные люди).

Я не революционер.

Все революции совершаются на голодный желудок, людьми, неспособными больше думать ни о чем другом, как о еде. Это последняя точка для загнанного зверя — пища. Эквивалент жизни в кишечном тракте. Своём или детей.

Тем более — детей.

Равенство возможно, если все стороны хотят равенства.

Кто откажется от стометровой яхты в обмен на достаточное удовлетворение потребностей — дом, пища и социум?

(иди спать).

Николай Гаврилович немного опоздал. Или немного не дожил. Они все верили, что вот оно — явление человека свету. Скоро, очень скоро прогресс возьмет дело в свои руки. Молодые, сильные, готовые на всё ради других, люди. Готовые идти на смерть ради общего блага. Как легко они пожертвовали собой, и как легко утянули за собой других. Идеалисты, сгоревшие в котлах Вердена и Сталинграда.

Великие чистки, одна за одной, в промежутке двадцати лет — и все ради того подростка по имени “человечество”, едва вставшего на ноги. Определившегося с идеологией, но погрязшего в будущей технологической сингулярности.

Успеют ли сильные мира сего подстроиться под прогресс и снова удержать свой контроль с помощью кровавой бойни? Или же они окончательно спалят весь мир дотла?

Так не доставайся же ты никому, да?

(семь бед — один ответ).

(ты закончил? я спать хочу).

Starsailor — Silence is Easy.