Если не получилось сразу, пробуй и пробуй еще

Зен Чо

(Отрывок)

Канал фантастика

Аннотация:

Незадачливое имуги полно решимости достичь формы полноценного дракона и пройти сквозь врата Небес. Долгое время дела шли не слишком хорошо. Затем оно встретило девушку.

Первая тысяча лет

Время пришло. Байем было готово, как никогда.

По правде говоря, оно было готово вознестись где-то 300 лет назад. Но нельзя попрать законы небес. Если уронишь камень, он упадет на землю — не взлетит в небо. Если попытаешься стать драконом до своего тысячного дня рождения, обязательно опозоришься, а все остальные духи пяти элементов будут над тобой смеяться.

Таковы законы небес.

Но Байем было терпеливым. Теперь упорство будет вознаграждено.

Оно выползло из озера, в котором жило последние 100 лет. На западном побережье недавно поселились люди и загромоздили берега обычным человеческим барахлом — домами, возделанными полями, осколками керамики, покалывающими Байем в бок.

Но западная сторона все еще принадлежала животным и духам. Здесь хватало места, чтобы имуги оторвалось от земли.

Горы вокруг озера приветствовали Байем. (Всегда безопасней вести себя вежливо с имуги, ведь никогда не знаешь, когда оно может превратиться в дракона.) Небо над ними было чистого синего цвета, испещренное облаками, словно белым нефритом.

Сердце Байем застучало. Оно запустили себя в воздух, теплое солнце за спиной.

Я этого заслуживаю. Все эти годы обучения в темных пещерах, чтения сутр, стремления понять Путь…

Первые полтысячи лет или около того, Байем могло быть уверено, что одиночество необходимо для учебы. Но с недавних пор людей, похоже, становилось все больше и больше.

Люди были не так уж и плохи. Нельзя отмедитировать каждую доктринальную загадку, и здесь оказались полезными монахи. Разумеется даже самые просветленные монахи обычно нервничали при внезапном появлении гигантского змея, желающего узнать, что они думают по поводу комментариев Мудреца о воде. Все-таки из них можно было, как правило, извлечь некоторые рекомендации, когда они переставали кричать.

Но проводить слишком много времени рядом с людьми было рискованно. Если кто-нибудь увидит тебя во время вознесения, это может все испортить. Байем бы перебралось, когда люди поселились у озера, если бы не богатые поставки коров, свиней и коз. (Байем устало от морепродуктов.)

Но не всегда подобное изобилие под рукой было полезно. Байем особенно усердно училось в последнее десятилетие, готовясь к вознесению. А в прошлом месяце оно так испугалось грандиозного урчания, что прервало марафон медитации.

Байем в панике оглянулось. На мгновение ему показалось, что его атаковали. Может дикий имуги — из тех, что ожесточились неудачами и притворялись, что Путь, чинтамани или даже превращение в дракона их не волнует. Но вокруг никого не было, только несколько рыб бросилось врассыпную.

Еще одно урчание. Оно доносилось из собственного желудка Байем. Байем припомнило, что не ело уже лет пять.

Некоторые имуги постились, чтобы увеличить свою духовную мощь. Но когда Байем попыталось вернуться к медитации, это не сработало. Желудок продолжал издавать странные булькающие звуки. Они распугали всю рыбу, так что в поисках перекуса Байем вынырнуло из воды.

Будто дожидаясь Байем, на берегу паслось стадо коров.

Оно намеревалось съесть только одну корову. Оно хотело оставаться в ясном уме перед вознесением. Драконы, скорей всего, немного едят. Все драконы, которых видело Байем, были стройными, с идеальной чешуей, сияющими когтями и шелковистыми бородами.

Увы, Байем еще не было драконом. Оно было голодно, а коровы так хорошо пахли. Байем съело одну, потом вторую и третью, каждый раз говоря себе, что эта корова будет последней. Не успело оно опомниться, как стадо закончилось.

Вспоминая это Байем поежилось, но затем отбросило воспоминания. Сегодня день, который всё изменит. Сегодня Байем переродится. У него будет собственный исполняющий желания камень — восхитительный чинтамани, воплощающий все мечты, исцеляющий скорби, очищающий как души, так и воду.

На такой высоте воздух был разреженным и Байем было трудней оставаться налету. Влажные облака касались его морды. И — сердце Байем билось все чаще — разве не был тот мигающий свет впереди сиянием драгоценного камня?

Байем оглянулось, чтобы в последний раз посмотреть на землю будучи имуги. Озеро сияло в лучах солнца. Оно было холодным, жалким и одиноким, заполоненным ядовитыми водяными змеями, которые кусали Байем за хвост. Байем до смерти хотелось из него убраться.

Но сейчас в нем поднялось теплое чувство. Когда оно вернется драконом, оно благословит озеро. Его будет переполнять рыба. Коровы, свиньи и козы расплодятся в бессчетных количествах. Земля разродится урожаем в изобилии…

От озера поднимался тонкий, визгливый шум. Когда Байем прищурилось, оно увидело группу маленьких существ на западном берегу. Люди.

Один из них грозил небу кулаком.

– Чтоб ты сдох, имуги!

– Ох, елки, — сказало Байем.

– Да, я вижу тебя! Думаешь, выйдет смыться? Зря так думаешь!

Байем рвануло вверх, но было слишком поздно. Гравитация зубами впилась в его хвост и дернула.

Кричал не один человек, они все орали. Хор оскорблений поднялся на ветру:

– Червяк! Безногая сколопендра! Сукин сын! Ты похож на забродившие бобы, а воняешь еще хуже!

Байем напрягло каждый мускул, сражаясь с хваткой земли. Если бы только у него были ястребиные когти, чтобы схватиться за облака, или оленьи рога, чтобы пронзить небо…

Но Байем еще не было драконом.

Последнее, что оно слышало, рухнув в ледяную воду озера, был визгливый человеческий голос:

– Так тебе и надо! Будешь знать, как есть наших коров!