НФ-гуру, предсказавший Google Earth, объясняет последнюю одержимость Силиконовой долины

Автор «Лавины» Нил Стивенсон рассказывает о разнице между дополненной и виртуальной реальностью, как создать убедительную Метавселенную, и почему социальные сети сводят его с ума.

В далеком 1992 году Нил Стивенсон издал свой эпохальный роман, «Лавину», киберпанк, размышляющий о тогда еще футуристичных технологиях: мобильных вычислениях, виртуальной реальности, беспроводном интернете, цифровой валюте, смартфонах и устройствах дополненной реальности. Книга открывается знаменитой сценой, где главный герой Хиро Протоганист, устраивает гонку, чтобы доставить пиццу вовремя. Это в буквальном смысле вопрос жизни и смерти, когда водитель несется на своем электромобиле по улицам Лос-Анджелеса, чтобы не опоздать и не разозлить мафию.

Двадцать пять лет спустя, книга Стивенсона стала каноном в Силиконовой долине, где инженеры, предприниматели, футуристы и примкнувшие компьютерные гики (включая основателя Амазона Джеффа Безоса) по-прежнему считают «Лавину» замечательно точным видением сегодняшнего технологического ландшафта. Среди наиболее пророческих изобретений в книге — Метавселенная — беспроводная виртуальная реальность, которую Фейсбук, Гугл, Самсунг и практически любая другая крупная компания сейчас пытаются комерциализировать.

В интервью Стивенсон сказал, что он просто «выдумывал на лету». Но Метавселенная не единственный элемент в «Лавине», из-за которого он заслужил славу технологического Нострадамуса. К его предсказаниям причисляют все от нашего пристрастия к портативной технологии до оцифровывания, ну, всего, и вы можете поблагодарить Стивенсона, не Джеймса Камерона, за введение в повседневную жизнь индуистской концепции «аватар». Создатель Google Earth Ави Бар-Зив рассказывал, что был вдохновлен идеями Стивенсона и даже приглашал писателя в свой офис, когда работал над Keyhole, программной оболочкой, которая позже послужила основой технологии составления карт Гугл. «Его это не заинтересовало, или не было времени. Мне кажется, он слегка устал слушать как мы, гики-инженеры, восторгаемся «Лавиной» — великим видением будущего. Это может быть как-то связано с тем, что «Лавина» — антиутопия.»

Антиутопия или нет, видение Стивенсона уже почти осуществилось, и по меньшей мере одна компания, занимающаяся виртуальной реальностью, сумела пригласить Стивенсона в официальном качестве — он стал ее главным футуристом в 2014 году. Нил Стивенсон рассказывает о разнице между дополненной и виртуальной реальностью, как создать убедительную Метавселенную, и почему социальные сети сводят его с ума.

Пока в Силиконовой долине соревнуются, кто построит лучшую Метавселенную, как вы думаете, что больше придется по душе потребителям: ВР-гарнитура Facebook или дополненная реальность, над которой работает Apple?

Думаю, что эти варианты отличаются друг от друга куда больше, чем многие люди сознают. Вы смотрите на кого-то с ВР-прибором на голове и на кого-то с ДР-прибором на голове — и они вроде как выглядят одинаково. Но то, что они испытывают и видят — радикально различается. Если вы в виртуальной реальности, каждое фото, попадающееся на глаза, создано с нуля компьютерной графической системой.

Если вы в дополненной реальности, вы там, где вы есть. Вы в вашем обычном окружении, вы видите все вокруг, как и обычно, но появляются дополнительные элементы. Так что ВР может забрать вас в совершенно другое, выдуманное место — то что описывалось в Метавселенной «Лавины». Когда вы в Метавселенной, вы на улице, вы в Черном Солнце, и ваше окружение исчезает. В книге Хиро живет в контейнере, но когда он переходит в Метавселенную, он серьезный игрок и у него доступ к очень дорогим вещам. ДР — это совсем о другом.

Вы считаете ВР и ДР конкурентами, как VHS и Бетамакс, или это разные платформы?

Совершенно разные и почти не связанные. Цель ВР — забрать вас в полностью нереальное место, а ДР — изменить восприятие места, где вы находитесь. Эти подходы влияют на все: как вы думаете о контенте, как вы рассказываете историю, и что вы можете делать с этими приборами.

В «Лавине» есть спор о том, насколько реалистичными нужно делать лица в Метавселенной. В книге Хиро утверждает, что реализм не важен, в то время как Хуанита выступает за более узнаваемые человеческие лица. Вы согласны с ней, что узнаваемая человечность, это важный элемент ВР?

Мне придется вернуться в голову Нила 25 лет назад, чтобы ответить на этот вопрос. Я думаю, он был очень важен. Двадцать пять лет назад это выглядело сложней, но от этого казалось еще более любопытным. В компьютерной графике конца 90-х происходило много интересного, но анимация лиц только зарождалась. Мы еще не видели Голлума в «Братстве Кольца». Но сегодня это само собой разумеется, что мы можем делать лица и делать их неплохо. Так, например, когда умерший актер Питер Кушинг появился в «Изгой-один», люди отреагировали в духе: «Ну да, конечно они это могут сделать.» Может была критика качества, но, тем не менее, этот вопрос сегодня считается решенным. Стало очевидным, что мы хотим реализм.

В «Лавине» есть персонажи, называемые горгульями, которые постоянно подключены. Вы написали: «Разговаривать с горгульями — веселого мало. Они никогда не заканчивают фразу. Они скитаются по нарисованному лазером миру, сканируя всевозможные сетчатки, проводя фоновые проверки всех в пределах тысячи ярдов, воспринимая окружающее в визуальном свете, в инфракрасном, на миллиметровом радаре и в ультразвуке — и все одновременно. Тебе кажется, что горгулья с тобой говорит, а на самом деле она изучает кредитные записи какого-нибудь незнакомца в дальнем углу комнаты или идентифицирует марку и год выпуска самолета, летящего над головой.» Вы предвидите будущее, в котором мы будем постоянно подключены к ВР, 24 часа в сутки?

Горгульи в «Лавине» относятся к отдельной от остальных пользователей Метавселенной категории, потому что они пользуются тем, что мы сейчас называем прибором дополнительной реальности. Но я думаю, мы вроде как уже постоянно подключены со смартфонами. Настоящий вопрос не в том, когда это произойдет, а в том, насколько искусно это будет сделано, и сможем ли мы это сделать лучше, чем сейчас? Элегантней, чтобы технология была направлена на развитие здорового общества, здоровых взаимоотношений? Ходить, упершись взглядом в прямоугольник в руке, сейчас совершенно нормально, и когда я вижу кого-то в машине или идущим по улице в сотнях футах от меня, я сразу могу сказать, что они в чате по их положению тела. Мы все можем. Это то, во что мы превратились из-за того, каким образом развилась технология. Мне нравится думать, что мы придем к чему-то лучшему.

Класс и привилегии играют большую роль в вашей Метавселенной. Если вы можете позволить себе определенный аватар, ваш опыт в ней будет приятней. Вы наблюдаете какие-нибудь параллели в наше время?

Это была скорее сатира, чем технологическое предсказание, но я не смог удержаться, чтобы не включить идею о дискриминации людей по разрешению их аватара. В Фейсбуке у нас более мягкие способы классификации людей. Часто ли они используют капс? Кто их друзья? Если вы посмотрите на чьи-то посты, через несколько минут вы сможете получить информацию о том, какого рода человек их писал, насколько он образован, каков его социальный статус.

К вопросу о классе и привилегиях, в романе Метавселенную создала и контролирует группа юных программистов. Насколько будет отличаться ситуация, если контроль будет у большой корпорации? Что вы думаете о возможности Метавселенной, контролируемой Цукербергом?

[Смех, а потом очень длинная пауза] Я бы сказал, что у любого изобретения есть последствия, и некоторые из них можно предсказать, а другие — нет. Мы не знаем, как предсказывать и контролировать происходящее. На определенном уровне все возвращается к способности людей вести себя ответственно и этично.

Одним из моментов, за которым было интересно наблюдать, это то, как изначально объединявшие нас социальные сети в итоге привели к расколу. Как вы думаете, виртуальная реальность тоже приведет к поляризации?

Ну, для начала я должен признаться, что совершенно не ожидал такого исхода. Даже несколько лет назад, не говоря уже о 25. Я правда не предвидел популярность соц. сетей и даже не понимал их значимости вплоть до 8 ноября 2016 года. Так что это я пропустил. Метавселенная была создана — и учтите, что это было до интернета, который мы знаем, я просто выдумывал на лету — была единственной Метавселенной. Вы должны были в нее зайти и вы не могли создать в ней собственную.

Когда вы ясно видите влияние своей работы на новые популярные вещи, вроде эпизода «Сан Джуниперо» в Черном зеркале или книгу Эрнеста Клайна «Первому игроку приготовиться», что вы чувствуете?

Я нечасто об этом задумываюсь. Зацикливаться на старых работах мне кажется нездоровым. Одним из недостатков компьютера и сети стало то, что раньше я отправлял бумажные рукописи, я распечатывал их. Я упаковывал рукопись и отправлялся на почту, где я бросал посылку в большую прорезь и может несколько секунд смотрел ей вслед, а потом слышал, как она ударяется о дно ящика. И все было готово. Я просто разворачивался, уходил и начинал работать над следующей книгой.

К сожалению «Первому игроку приготовиться» экранизируют раньше, чем «Лавину». Адаптация Стивена Спилберга появится в кинотеатрах в следующем году, а фильм по «Лавине» был в разработке около 20 лет. Продюсер Фрэнк Маршалл недавно сказал, что «Лавина» может уйти в работу в этом году. У вас есть какая-нибудь информация?

На прошлой неделе я разговаривал с людьми, которые занимаются этим проектом. Они определенно очень серьёзно к нему подходят, и мне нравятся люди, там работающие. Так что, да, слежу за этим и мне очень интересно, что получится, но еще стараюсь им особо не мешать.