Об ответственности архитекторов

Мы, архитекторы, привыкли за последние годы работать как обслуживающий персонал. Мы воспринимаем как объективную данность то, что заказчику нужно дать максимальное количество квадратных метров на территории.

Мы только стараемся как-то гуманизировать эти квадратные метры, облечь их в современную и “красивую” одежду. Даем технико-экономическим показателям (“ТЭПам”), которые требуют заказчики и коррумпированные чиновники, по возможности дружественные людям объемно-пространственные решения и оборачиваем эти объемы в симпатичные или не очень “шкурки“.

Между тем мы прекрасно понимаем, что архитектура это наука вовсе не том, как на участке упаковать максимальное количество метров в пристойный объем. Это наука о проектировании среды, пространства для жизни.

Однако мы рабы рынка, спроса и предложения. Недавно у одного знакомого обсуждали новый гигантский жилой комплекс возле Нескучного сада, который спроектировали другие знакомые. Это профессионально солидарное обсуждение свелось к тому, что коллеги сделали качественную работу в рамках данных обстоятельств. Надо было спроектировать гигантский ЖК — они сделали это хорошо. Но, к сожалению, истина в том, что титаническое жилое здание априори не может быть образцом хорошей архитектуры. Жилой дом по своей типологии должен быть человеческого масштаба.

Я уверен, что в нашей пассивной роли кроется большая профессиональная проблема, рождающая чувство отчужденности у многих архитекторов. Когда в шестидесятые годы проектировались первые типовые серии и микрорайоны, архитекторы отвечали на большой государственный заказ, решали задачу дешево и в короткие сроки дать жилье и право на частное пространство миллионам людей. Такая задача воодушевляет. В то время над проектами работали первоклассные специалисты. Серии дешевых типовых домов и первые микрорайоны были для того времени очень хороши (да и сейчас на порядок лучше новых бессистемно застраивающихся человеческими муравейниками районов). Сегодня проектирование типового социального жилья отдано на откуп устаревшим проектным институтам, а у профессионалов высокого уровня заказывают исключительно “коммерческое” жилье.

Коротко, есть три модели производства архитектуры для масс. 1 это социальный заказ у архитекторов от государства, как происходило в СССР и происходит сейчас например в Латинской Америке, 2 это непосредственный заказ от жителей, которые обладают ресурсами и влиянием, как это происходит в Европе 3 — фактическое отсутствие заказа, диктат коррумпированного союза чиновников и застройщиков, как сейчас в России.

Во всей этой мутной истории с “реновацией территорий индустриального домостроения” главная проблема в том, что правительство, разрушая тот построенный по плану город, не дает никакого плана взамен. Ситуация отдается на откуп дикого коррумпированного рынка, в котором интересы жителей и компетенции специалистов играют последнюю роль.

Девелоперы похожи на мафию, которая купила чиновничий аппарат. Чиновники резко ограничивают в возможностях жителей, которые и раньше-то практически не могли влиять на ситуацию. А архитекторам и урбанистам остается воспринимать происходящее как должное, ведь надо есть и кормить своих сотрудников.

Между тем, перед нами стоит вызов — планы по уничтожению среднеэтажного города. А мы, как специалисты, несем за город ответственность, несмотря на то что низведены в своих возможностях от модельеров до уровня портных.

Как, мне кажется, архитектурное сообщество может и должно влиять на ситуацию. Прежде всего не молчать. Больше проводить дискуссии, круглые столы с чиновниками и девелоперами в том числе. Приглашать специалистов по реконструкции индустриального фонда из Европы, особенно из Восточной Германии, перенимать опыт. Убеждать правительство в том, что необходимы взвешенные и комплексные решения для реализации программы “реновации”. Что кирпичные пятиэтажки — наше достояние. Аргументированно убеждать инвесторов, что реконструкция вместо уничтожения этого фонда может быть выгодной. Что долгосрочная выгода возможна в том, чтобы вкладываться в качество квадратных метров и жилой среды, а не в их количество в ущерб этой среде, как в уже построенных новых социальных гетто. Возможно, убедить городское или федеральное правительство организовать международный конкурс на типовые решения для реновации серийных домов и районов. Ведь город в конечном итоге один на всех.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Николай Лызлов’s story.