Орден вечных детей

короткая пьеса в пяти сценах

Действующие лица:

Миша — рядовой менеджер, уровень достатка чуть выше среднего, возраст около 25 лет.
Мужчина — слепой, бомжеватого вида, возраст около 45 лет.
Мужчина 2 — крепко сложен, одет в спортивный костюм, под его капюшоном не видно лица.
Массовка — редкие прохожие, алкаши, продавщица, голоса в телефоне.


Сцена 1

Поздний вечер, почти ночь.
Безлюдная улица большого города. 
По ней не спеша идет
Миша и разговаривает по телефону.

Миша:
Все так, любовь моя.

А что она?

Да ладно, прямо так и отправила?

Ох, жесть… Бедняга как увидит, сразу упадет, как пить дать. 
Кстати, о падениях — пойдешь сегодня ко врачу?

Ок, тогда вернешься позже?

Тогда я пиццу захвачу.

И, слушай, не скрывай там от него свои падения, как боль зубную в прошлый раз больше недели. 

Это не шутки, второй обморок за неделю, давай посерьезнее, а.

Ладно, пока, у меня тут мама на второй линии.

Я тебя тоже, пока.


Привет, мам.

Нет.

Да.

Ок.

Не знаю.
Слушай, я не знаю, я выжат, как лимон.

Нет, дело не в этом — пробовал отдыхать.

Не знаю. Я. Я как-то… Все осточертело…

Ага. А что потом?

Знаешь, все думаю, надо было тогда в гнесинку поступать…

И что мне теперь, всю жизнь в коробках сидеть? Не могу, правда, сил у меня нет больше… Я же не как отец, я не могу в офисах до полуночи просиживать.

Да пускай…

Внезапно из тёмного переулка доносится громкий и отчаянный мужской крик.

Миша:
Так, мам, я тебе чуть позже перезвоню.

Миша кладет телефон в карман и бежит в темный переулок. Кричит: “Хэй! Кому-то тут нужна помощь?”.


Сцена 2

Темный переулок.
Мужчина лежит на спине на асфальте, стонет от боли. 
Мужчина 2 сидит над ним на корточках, спиной к залу, и чем-то усердно занимается. 
Когда
Миша заходит в переулок, Мужчина 2 резко вскакивает и убегает.

Миша (подходя к лежащему Мужчине)
С вами все в порядке?

Миша (наклоняясь над лежащим Мужчиной):
О Господи! Вы живы? Вы еще тут?!

Миша подхватывает Мужчину под лопатки и усаживает. 
Теперь залу видно, что
Мужчина — слепой. 
У него из уха торчит огромная вязальная спица и обильно течет кровь.
Мужчине очень больно. Он громко стонет.

Мужчина:
Оооо… Чееррртт… Чееррртт…
Что остановился? Давай, слабак, ну…

Миша:
Он убежал!
Не бойтесь.
Я его спугнул.
Вы можете меня слышать?
Что с вашим ухом?

Мужчина:
Убежал?!
Стой, гавнюк! 
Вот ссыкло…
Ублюдок…!
Останови его!!
Хотя не… ааайй..

Миша:
Сейчас я вызову скорую, держитесь!

Мужчина:
Нет! Стой.
Мне нельзя скорую.
Догони этого мудака!

Миша:
Он уже далеко.
Скорая нужна — у вас из уха стальной прут торчит!

Мужчина:
Тебя, блять, забыл спросить, что мне нужно!
Не смей никого вызывать, иди вообще к чёрту отсюда!

Миша достает носовой платок и вытирает кровь с лица Мужчины.

Миша:
Вы пьяны?
Господи, за что же он вас так?
Вы умираете!

Мужчина :
Ух, я тебе сейчас зад надеру.
А ну свали отсюда, кому сказал!

Миша звонит в скорую.
Из его телефона слышны гудки.

Мужчина:
Я тебе чего говорю! 
Не вызывай никого!
Мне нельзя!
Я… я в розыске!
Я… я под прикрытием!
Не смей блять!

Миша:

Мужчина (внезапно успокоившись и спокойно, уверенно):
Не вызывай, слышишь, я серьёзно. 
Остановись. 
Пожалуйста.

Телефон (мягким женским голосом):
Служба скорой помощи слушает.

Миша сбрасывает трубку.

Миша:
Почему?
Вы что, хотите умереть?

Мужчина:
Не дождешься.
Вытащи эту шнягу у меня из уха.

Миша:
Может, не надо?
Кровотечение может усилиться…

Мужчина:
Давай, только резко.

Миша:
Я не буду этого делать, я не врач.

Мужчина (тоном, не терпящим возражений):
Вытаскивай.
А то и правда сдохну.

Миша, с кривым от страха лицом, медленно вытаскивает спицу из уха Мужчины. Мужчине при этом очень больно, он орет и матерится.

Мужчина:
Так, 
фуфф,
теперь пошли.

Миша (вытирая кровь с лица Мужчины уже вторым своим носовым платком):
Куда?

Мужчина:
Тут, недалеко.
Боже, да сколько у тебя этих носовых платков?

Миша перекидывает руку Мужчины себе через шею, помогает ему выйти из переулка.


Сцена 3.

Рюмочная в подвальном помещении без окон.
За прилавком продавщица протирает полы. 
В зале 5 круглых пластмассовых столов, за некоторыми из них сидят алкаши. 
Входят
Миша и Мужчина.

Миша:
Серьезно?
Рыгаловка?

Мужчина:
Твое какое дело.

Миша:
Ну да.
Концептуально.
Где себя убивать всю жизнь, туда и придти смерть встретить.

Алкаши замечают вошедшего Мужчину
Уважительно примолкают. 
Один из них встает, подходит к
Мужчине, вставляет ему в руки наполовину полную бутылку и ободряюще похлопывает по плечу, возвращается к своему столу и садится обратно.

Миша:
Да Вас тут ценят.

Миша усаживает Мужчину за один из пустых столов. 
Мужчина нащупывает стоявшие на столе два стакана и наполняет их содержимым бутылки.

Миша:
Спасибо, я не буду.
Как Вы?

Мужчина:
Бывало и лучше.
Бывало и хуже.

Миша:
Послушайте, Вы должны обещать мне, что сходите ко врачу. Это не шутки. Вы можете умереть, а мне потом всю жизнь этим мучиться. Обещайте мне.

Мужчина:
Да. Обещаю.

Миша:
Что обещаете?

Мужчина:
Не знаю. 
О чем ты сейчас говорил?
У меня же одно ухо не слышит, забыл, придурок?

Миша:

Мужчина:
Не загоняйся.
Так надо было.
Просто… Это…
Это все такой обряд был.
Секретный.

Миша:
Обряд?

Мужчина:
Ну да… Обряд.
Тайный обряд… тайного ордена такого.

Миша:
?!

Мужчина:
Тайный орден… ну знаешь… бывают такие, с обрядами… третьего уха… вечного уха… нет... Тайный орден вечных детей, вот, да.
Слыхал о таком?

Миша:

Мужчина:
Конечно не слыхал.
Он же тайный.

Миша:

Мужчина:

Миша:
Вечные дети, значит.
Вот, как вы аргументируете свой алкоголизм.

Мужчина:
Не алкоголизм, а страсть к познанию.

Миша:
Ага. Очень интересно.

Мужчина (опрокидывая в себя содержимое стакана):
Вот ты думаешь, я вру, а отчего я тогда слепой?
Просто так?

Миша:

Мужчина:
Люди когда взрослеют, теряют способность удивляться. А все почему? Потому что все уже видели, все познали. Ну, может, водопад там Ниагарский не видели конечно, но, по сути, любой водопад — это просто большая струя воды. Каждый день такая из под крана льется, только чуть меньше. Не особо то и чарующий он, этот водопад. Или лес там… Просто такие же деревья, как во дворе, только их там дохуя… А космос, он как просто глаза закрыть, ну, ты понял, короче…

Миша:

Мужчина:
Вот и получается, что как повзрослел человек — ничего уже не удивляет, не будоражит кровь. Все опостылело.

Миша:

Мужчина:
А мы, в Ордене, в 18 лет лишаем себя зрения, чтобы позволить другим органам чувств открывать для нас новый пласт неизведанных доселе ощущений.

Миша:

Мужчина:
Да, всё так и есть.

Миша:

Мужчина:
Но спустя какое-то время, конечно, и этим насыщаешься. Тогда мы себя и слуха лишаем. Вот как я сейчас.

Миша:
Ага, а тот верзила в переулке — это, значит, ваш адепт, да?
Жрец?

Мужчина:
Ну… Да. Ага.

Миша:
Не стоило вам там мешать, в переулке, значит?

Мужчина:
Получается, не стоило..

Миша:
Окей. 
А вот когда уже и слепой и глухой, и опять скучно стало? 
Что тогда? Язык себе отрезаете? Или сразу башку, чтобы наверняка?

Мужчина:

Миша:

Мужчина:
Нет. Потом всю кожу себе прижигаем. Чтобы чувствительность потерять. Ну, знаешь, после ожогов так бывает.

Миша:
Вы простите, но я вызываю скорую. 
Кажется, мозг вам через ухо все же задели.

Мужчина:
Если вызовешь скорую, скажу, что это ты мне и вставлял эту хрень в ухо. Мне, слепому человеку, ты, чёртов маньяк.

Миша:

…вот это подло.

Мужчина:
Тебя посадят.

Миша:
Ладно.
Вот вам деньги, на них можно купить марли какой-нибудь, лекарств, не знаю. Но совесть моя чиста, я сделал все, что мог. До свидания.

Миша вставляет в руку Мужчине несколько купюр.

Мужчина:
Да, покедова.
И… спасибо.
Если захочешь вступить в Орден — на вокзале в туалете на стене контактный телефон ищи, он там выцарапан. 
Пароль — “Все или ничего”.

Миша:

Миша встает из-за стола и уходит.
Мужчина опрокидывает в себя второй стакан и остается сидеть.


Сцена 4

Глубокая ночь. 
Тихий спальный район. 
Из рюмочной выходит, постукивая белой тростью,
Мужчина
К нему, не спеша и не уверенно, подходит
Мужчина 2.

Мужчина 2:
Валер…

Мужчина:
Хуйлер, блять.

Мужчина 2:
Ну, 
прости..

Мужчина:
Хули сбежал?
Знаешь же — каждая минута на счету!

Мужчина 2:
А я в тюрьму не хочу.
И вообще, это все твоя затея.
И спорная, надо сказать.

Мужчина:
Спугнуть этого хлюпика не мог, жрец хренов?

Мужчина 2:
Сам ты жрец бля! 
И я — не ты. 
Мне пока терять есть что.

Мужчина:

Мужчина 2:
Прости.

Мужчина:
Пошли закончим.

Мужчина 2:
Катюха звонила.

Мужчина:
?

Мужчина 2:
Говорит, у Димки опять рецидив.

Мужчина:

Мужчина 2:
Доктор говорит, уже бесполезно…

Мужчина:
Хуйполезно, блять.
За оба уха сколько будет?

Мужчина 2:
Штук 300, и то в лучшем случае. 
Это пачки полторы выйдет… если Ацепастина…
Но страховщики они всегда меньше дают… 
Помнишь, как с глазами вышло…

Мужчина:

Мужчина 2:
Может не надо, а, Валер.

Мужчина:
Спросил тебя будто, блять.
Он мой сын.
Надо.
Пойдем скорее, доделаем, пока не рассвело.
Все или ничего.

Мужчина 2 берет Мужчину под руку и помогает дойти до ближайшего темного переулка.


Сцена 5

Городской вокзал, много людей с чемоданами.
Ночь на исходе.
Миша стоит в очереди в туалет и разговаривает по телефону.

Миша:

Мам, ну а вот честно, что заставляет тебя вставать по утрам? Отца деньги, это ясно, а тебя? Ты ведь вроде , в отличии от него, нормальная?

Нет, ну правда, без вот этих вот банальностей.

Окей. 
А когда ты была последний раз счастлива?
Не как на Таниной свадьбе, а по-настоящему? А?

Да.

Не знаю.

Подожди секунду…

Подходит очередь Миши, он прикрывает динамик телефона рукой.
Кассирша туалета говорит ему, что проход в туалет только для пассажиров, по предъявлению ЖД-билета.
Миша вынужден ретироваться, он отходит в сторону и вновь подносит телефон к уху.

Миша:
Да, мам.

Да нет, я тут в очереди просто.

Не важно…

Слушай, просто… пусто…

Не знаю.

Ладно, давай, а то у меня тут Маня на второй линии.

Да, целую, пока.


Привет, любовь моя.

Да, извини, задержался, ночка адовая выдалась, расскажу — не поверишь.

Да не, сто проц — у меня чудней!

Ха! Спорим!

Ну, я спас слепого бомжа от гигантской спицы в ухе.
Крови было…
А потом он меня в рыгаловку отвел и…





…Бе… Беременна…?!
…Как?
….
…Я… я…

Миша отходит вглубь в сцены и продолжает говорить по телефону. Его слов больше не слышно, но он активно жестикулирует, на его лице видны искреннее удивление и радость.

Наступает рассвет.
В окна вокзала пробиваются первые солнечные лучи.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.