ЕСПЧ: жёсткое задержание при детях нарушает Европейскую конвенцию

Marina Agaltsova
Nov 15 · 2 min read

«Закрой рот и залезай в машину!» — рявкнул качок с оружием девятилетней девочке. В ужасе она нырнула обратно в машину и, рыдая, наблюдала, как неизвестные люди пинали отца. Ещё через миг она не выдержала: выпрыгнула из машины и побежала домой. У дома увидела незнакомых людей. Ещё больше испугалась и в панике понеслась к дому бабушки. Закружилась голова. На удачу её увидел дядя и отвёл к себе в дом.

После увиденного девочка стала писаться по ночам. Она замкнулась. Больше не могла заниматься музыкой, хотя до этого выигрывала региональные соревнования по скрипке. Врачи констатировали посттравматический синдром и нервный энурез.

Через 11 лет после жёсткого задержания отца, 12 ноября 2019 года, Европейский суд, наконец, вынес решение по делу А. против России.

Папа девочки работал в полиции. Перед задержанием к нему подошёл бывший коллега. Дальше версии заявителя и государственных органов разнятся.

Дочка-заявительница утверждала, что коллега попросил папу посмотреть за сумкой, пока он сбегал бы за сигаретами. Госорганы утверждали, что папа передал бывшему коллеге наркотики, а в сумке получил деньги.

Как только коллега ушёл, к папе подбежали крепкие парни, сбили его с ног и стали бить. Девочка стала свидетелем жёсткого задержания отца. В Европейский суд она жаловалась, что увиденное избиение отца нарушило её право не подвергаться бесчеловечному и нарушающему человеческое достоинство обращение (ст. 3 Европейской конвенции).

Правительство утверждало, что сотрудники ФСКН не могли предвидеть присутствие дочки во время задержания. Поэтому не учитывали это при планировании операции. ЕСПЧ с ними не согласился.

Он посчитал, что ФСКН знали, что задерживать отца будут при дочери. Их информант (он же бывший коллега отца, который и передал сумку) узнал из утреннего разговора с отцом девочки, что они будут с дочерью около школы. Поэтому госорганы спланировали «контрольную закупку» и задержание недалёко от школы.

ЕСПЧ со ссылкой на (Söderman v. Sweden [GC], no. 5786/08, § 81) заключил, что госорганы, которые планировали и проводили задержание, не учли интересы дочки. Они сделали ее свидетелем сцены насилия в отношении отца. Это пошатнуло детскую психику. Суд признал Россией нарушение ст. 3 (запрет на бесчеловечное обращение и пытки) и назначил компенсацию в размере 25 тыс. евро за моральный вред и 3.5 тыс. евро за компенсацию судебных расходов.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade