Городская навигация. Введение

Михаил Квривишвили, архитектор студии информационного дизайна и разработки комплексных систем навигации Wayfinding.pro

Основные понятия

То о чем я буду говорить официально называется «городские системы ориентирования», поскольку слово навигация чаще относится к приборам. По-английски мы говорим короче wayfinding, и это слово с февраля 2016-го года включено в оксфордский словарь. Появилось же оно в этом значении 50 лет назад, благодаря автору книги «Образ города» Кевину Линчу. Хочется обратить внимание и на слово «системы» в этой формулировке. За последнее десятилетие мир окончательно перешел от создания разрозненного набора указателей и знаков к формированию целостного языка общения города с его жителями и гостями.

Как правило, мы говорим о существовании трех типов пространств: открытые, полузакрытые (овраги или улицы городов) и закрытые, то есть интерьерные. Наши предки хорошо умели ориентироваться в открытых пространствах по солнцу, звездам и другим явлениям природы, у нас в какой-то мере сохраняется это знание. Тоннельность полузакрытого типа нас тревожит из-за отсутствия представления о том, что происходит за стенами. Интерьерный тип считается наиболее дезориентирующим. Пятилетний труд Линча по изучению восприятия человеком пространства и формированию ментальных карт дал нам список из пяти компонентов, присущих городскому пространству: путь или маршрут, граница, район или квартал, узел (node) и ориентир. Он их выявил в работе с людьми и это важно, потому что процесс разработки систем ориентирования всегда строится на представлении пользователя, начинаясь с его потребностей, и заканчиваясь его же удовлетворенностью, выясненной за счет тестов. Любая самая прекрасная эстетика проигрывает перед удобством. Ненужный предмет в городе быстро начинает стареть и превращается в объект вандализма. По сути система ориентирования является услугой, оказываемой городом жителю и посетителю.

CityID

Британская компания CityID, придумала координатную сетку, позволяющую ввести различение пользователей по двум ключевыми факторам: опытность в рамках конкретного пространства и наличие времени на то, чтобы сориентироваться в нем. Соответственно предложены сценарии работы с ситуациями, расположенными в разных частях этих двух шкал. С точки зрения проектирования систем самая интересная ситуация, когда у человека мало времени и мало знаний, а он все равно пытается разобраться. Понимание о том, что ему помогает, как он действует дает нам подсказки в работе. Еще один способ подразделения пользователей — по стоящим перед ними задачам. Он может идти к конкретной цели в этом пространстве, он может идти сквозь него к какому-то другому месту, он может прогуливаться и рассматривать. То есть проект должен предусматривать то как наша услуга встраивается в движение пользователя (customer journey). В этом смысле пользователь нам представляется транспортом, медленным, ограниченным в расстояниях но не в режимах движения. И, собственно, первичная задача системы заключается в отображении происходящего движения на схеме в доступной пользователю форме, чтобы он знал, какие у него перспективы в перемещении по окрестностям. Кажется странным, мы действительно давно придумали способы визуализации полетов самолетов или движения автотранспорта, но не людей. До 1999 года, когда появился проект Bristol Legible City (Бристоль понятный город) мы практически не знали как к этому подходить.

Бристоль Legible city

Бристоль и пешеходный круг

Небольшой город в Великобритании стал площадкой для первого системного эксперимента. Начали в 1994-м году, так что стилистически его элементы сейчас смотрятся несколько старомодными, тем не менее, правильными и разумными. Основным информационным элементом среды в этом проекте стали стелы. Наверное, впервые они превращены в комплексный инструмент ориентирования: в верхней части разместили идентификатор текущего положения, ниже — обзорная, диаграмматическая схема всего города, поделённая на районы, и уже на уровне глаз размещена карта пространства доступного для преодоления пешком. На ней впервые появился «пешеходный круг», измеряющий расстояние временем (5–10 минут). Дело в том, что одной из задач муниципалитета-заказчика заключалась в формировании привычки ходьбы по городу как части здорового образа жизни. Хотелось отойти от представления о расстояниях лишь в автомобильных скоростях, оживить районы и активизировать локальные узлы. Решили, что 5–10 минут правильное время для пешехода, который на более длинных расстояниях все же предпочтет общественный транспорт. Разработчики бристольской системы City ID и Applied. Собственно они и сегодня остаются лидерами индустрии. До этого проекта обе много занимались дизайном взаимодействия, в том числе сотрудничали с компанией Apple. Это повлияло на их отношение к пользовательскому интерфейсу карты. Так, карта всегда повернута в соответствии с осями местности и полным безразличием к направлению севера, который всегда наверху у картографов.

Бристоль Legible city

Естественно, что первая попытка сведения всей информации от пиктограм до цветовой схемы к единому визуальному языку не дала идеального результата. Не особо удалось условное обозначение реки на обобщенной схеме, есть нарекания к визуализации достопримечательностей-ориентиров. Но в целом был сделан огромный шаг в сторону удобства. К тому же хорошо удался объектный дизайн, с точки зрения качества и долговечности. Основные материалы: стеклоэмаль, алюминий и сталь для несущего каркаса.

Привычные указатели направлений также включены в систему. Но если в одиночку они лишь сообщали, куда идти при наличии цели, и ограничивали выбор, то при наличии карт формирующих у пешехода пространственный образ, они стали настоящей поддержкой. Понятность карт проверялась за счет выпуска печатного варианта, который раздавали бесплатно.

Сегодня система Бристоля проходит модернизацию. Там появится велосипедный слой, несколько усложнили графику. Опять же уже сделана печатная карта для планирования велосипедистами маршрута с представлением топографии и высот (рельеф там достаточно богатый). Для далеких велосипедных маршрутов предложена схема регионального уровня также со специальным кругом, позволяющем понять масштаб изображенного. Предполагается устанавливать узкие стелы для планирования маршрута в точках остановки/передышки около магазина или какой-нибудь беседки и километровые столбики, подсказывающие, что ты не ушел с маршрута. Тут уже расчет на движение со скоростью около 15 км/ч.

Лондон и системная архитектура

Следующим «понятным» британским городом стал Лондон. Над его проектом уже работала только Applied. Здесь тоже за основной инструмент взяли стелы. В отличие от Бристоля на самом верху появилась желтая полоса, которая позволяет быстрее заметить объект в насыщенной среде мировой столицы. Под ним размещена надпись с названием текущей локации, здесь же мы видим указатели направлений, обзорную диаграмму и детальную карту ближайших окрестностей. Последние две снабжены пешеходным кругом. У самого подножия также дан список индексов улиц и объектов. Достаточно полезный элемент в старом городе с плотной нерегулярной сеткой улиц. В американских городах с их привычкой нумерации этот компонент лишний.

Процесс разработки систем ориентирования всегда строится на представлении пользователя, начинаясь с его потребностей, и заканчиваясь его же удовлетворенностью, выясненной за счет тестов

Торцы объекта также задействованы. На левую сторону нанесены контактные телефоны туристического бюро города, для тех, кто не справляется с чтением схем. То есть по сравнению с Бристолем количество информационных блоков почти утроилось. Для мегаполиса такие тотемы эффективнее разрозненных элементов. Впрочем, и тут есть своя иерархия: более узкие и менее наполненные стелы в простых узлах и широкие с большим объемом информации.

В примере Бристоля мы не говорили о еще одной важной составляющей проектирования подобных систем, о размещения этих объектов в пространстве города. Ведь поворот карты в соответствии с направлениями конкретного места требует большого внимания и увеличивает объем работы. В Лондоне эта работа привела среди прочего к официальному закреплению названий районов, не только административных, но и бытующих среди жителей. На стелах представлены три уровня наименований: зона, район, соседство (neighborhoods). Конечно, в Лондоне это куда более внедрено в традиции, чем в Москве, где границы районов имеют мало общего с реальной жизнью. Хотя и у нас есть, например район Патриарших прудов, которому можно задать именно что пешеходные границы. В этом смысле у российской столицы все еще впереди.

Еще одно отличие Лондонской системы — увеличение временной дистанции самого большого круга до 15 минут. Заметен прогресс по сравнению с Бристолем в визуализации знаковых объектов в 3D. Целый пласт информации, который требует осмысления, в частности, ответа на вопрос о постановке объекта под углом, соответствующим местоположению читающего схему. Ведь у многих зданий существует лишь один знаковый фасад, как у московского Большого театра, и, показывая его с иной стороны, мы не сможем сориентировать человека.

Для изготовления стел в Лондоне также использовали стеклоэмаль. Высота некоторых достигает 4-х метров, поэтому в тротуаре предусмотрены закладные детали для компенсации ветровой нагрузки. На горизонтальной поверхности, закрывающей технологический стык с мостовой Applied все же решили поставить стрелку с указанием севера. Каждый раз ее поворачивают в соответствии с местом установки и закрепляют. Чуть-чуть фетишизма никогда не помешает.

Нью-Йорк, комплексный подход и перспективы будущего

Не остался в стороне от нового тренда и Нью-Йорк. Их проект называется Walk New York. Ведущим проектировщиком выступила уже упоминавшаяся компания City ID, но как и везде работал целый консорциум из специалистов узкого профиля. Одни делали трехмерные здания, другие — базовую картографию, отдельная компания определяла графический язык, и это не те, кто отвечает за общую художественную концепцию. Управление проектом, архитектура, урбанистика (при работе городом), ландшафтный дизайн, когнитивная психология, сервис-дизайн, дизайн взаимодействия, лингвистика (важно назвать вещи своими именами), информационная архитектура, системная архитектура, информационный дизайн, графический дизайн, промышленный дизайн — вот примерный список компетенций необходимых для подобных проектов. В Москве я насчитал порядка 20 подрядчиков, работающих прямо сейчас. В Нью-Йорке кроме City ID важно упомянуть брендинговое агентство Pentagram, которое получило свой первый опыт в лондонском проекте. Они занимаются автоматизацией карт для Большого яблока. Любой такой продукт представляет собой смешение картографических приемов и приемов создания схем. Соответственно на первом этапе почти все делалось руками дизайнеров. Не так давно опубликовано видео Applied, демонстрирующее полноценный алгоритм для обновления информации в состоявшейся системе. Машина сама находит оптимальное положение графического элемента в зависимости от того, что вокруг неё с тем, чтобы и пиктограмма читалась и название улицы оставалось заметным, и новая достопримечательность легко встраивалась. Конечно, картография — это ядро системы ориентирования. Они же сделали и так называемые Living Maps, те же самые карты, что у Google, но графически отражающее работает ли объект. Они как бы включаются и выключаются. City ID также работает над своим продуктом.

Будучи хронологичеки третьим Нью-Йорк взял лучшее от предыдущих проектов, придав индивидуаьности за счет собственных цветов. Получилось крайне внятно. Верхний маячок (beacon) у них не такой яркий, но есть в наличии, под ним — двухуровневое название местности, присутствуют указатели направлений, а разномасштабные схемы поменялись местами: подробная размещена выше обзорной. Модифицирован пешеходный круг: при сохранении идеальности очертания в разных направлениях дано разное время маршрута. То есть учтены все барьеры на пути. Вместо объемных изображений достопримечательностей той же Pentagram разработаны плоские символы, а также сервисные значки. В качестве шрифта используется Helvetica, но в индивидуализированном варианте. Хочется подчеркнуть графические особенности дорог на нью-йоркских носителях: показана ширина тротуара, а также наличие наземных и подземных переходов, о которых нам не рассказывают даже карты Яндекса или Гугла.

Нью-Йорк Walk NYC

Привлекает внимание эстетика объекта. Вы не увидите ни одного крепежа, все стыки лаконичны, печать край в край и освещение изнутри. Все это обеспечивает дальнейшую простоту обслуживания и обновления, требующих пересборки. Кстати, тут начали использовать транслюцентную пленку с обратной стороны стекла. Таким образом процесс смены информации упрощен. Динамичность современной городской жизни требует замены данных раз в год-полтора, что не дешево. Современные тачскрины при этом бессмысленны поскольку объект должен быть многопользовательским, в то же время ведутся определенные разработки электронных носителей, которые мы скорее всего увидим на улицах лет через 10.

Проектирование информационных элементов подразумевает глубокое понимание пользовательского взаимодействия с ним. Того как пешеход водит пальцем по карте, как он опирается на стелу. В Нью-Йорке все решения сначала тестировали сотрудники выходившие на улицу с распечаткой приклеенной к пенокартону. На следующей стадии были из того же пенокартона сделали макеты 1:1, накатав на него пленку. И опрашивали пользователей, дабы понять что считывается легко, а с чем есть затруднения. В Apple такой метод называется “fake it till you make it”, то есть подделайте, пока не появится окончательный продукт. Поэтому каждая итерация должна прорабатываться при помощи подручных средств и соединять амбиции проектировщика с действительностью.

Нью-Йорк Walk NYC (пилотирование)

Москва и объединение пространств

Первый подход россиян к теме ориентационных систем осуществляется в Москве прямо сейчас. Уже есть пилотная концепция, которую доработал столичный Департамент транспорта. Дизайн носителя также выполнен весьма лаконично, с учетом погоды торцовая часть получила изгиб, формирующий желоб для отвода осадков. В то же время эта эстетика апеллирует к раннему ардекошному метро столицы. Оно же служило ориентиром и для графики информационных материалов.

У нас нет верхнего маяка, зато существует по не совсем понятной причине значок wi-fi в верхней части. Авторы используют для разных целей и 2D и 3D изображения ориентиров. Первые в основном для обозначения объектов, расположенных недалеко, но за рамками карты. Московская система охватывает не только наземное пространство, но и метро, создавая общую среду передвижения, что кажется немаловажным. Под землей тоже пока что многое пилотируется. Уже ясно, что идея обозначения выходов из метро и переходов полезна. Она позволит заменить разговорную практику обозначения «из первого/последнего вагона в центр», которая обычно сильно путает. Дублирование уличной информации внутри метро радует в холодный сезон.

У Москвы есть главная стилеобразующая форма системы — круг. Это сильный элемент бренда и логичный: Садовое, кольцевая метрополитена, город представляется круглым. На земном шаре любой другой круг будет уже копией Москвы. На платформах метро устаноавливают светящиеся круги с диаметром около двух метров и кое-где на улице, рядом со входами. Они дополняют прямоугольные стелы. Однако реализация круглых стел увеличивает бюджет и усложняет жизнь проектировщикам, поскольку отрезается большое количество полей. Кстати в отрисовке схемы московского метро отработана важная деталь, обозначение станции, на которой находится человек. Чтобы не загружать излишними надписями вроде «вы здесь» решили выделять цветом соответствующей линии плашку, а надпись делать белой. Она как бы подвешена к своей линии. Белый фон в Москве приняли не сразу, были дискуссии, но в итоге стало понятно, что важен вопрос общей контрастности и различимости системы, а не резкости гаммы. Просто реверсивное использование резких цветов не помогает.

Бат, Бирмингем, Рио-де-Жанейро и др.

Проект для Бата авторства FW Design интересен своим взаимоотношением с историей города, основанного при римлянах. Здесь для стел исторического центра выбрана кортен-сталь, чья ржавчина воспринимается за признак старины. Сами карты этого города-достопримечательности ориентированы в первую очередь на тех, кто гуляет, а не опаздывает. Карта круглая в соответствии с радиусом прогулки, а по периметру рамки размещены пиктограммы, сообщающие, что можно найти чуть дальше. Также есть и более функциональные стелы, где круг продолжается схемой-пауком с основными транспортными маршрутами. В арсенале проектировщиков кроме «паука» существует похожая на нее «коридорная диаграмма», рассказывающая обо всех маршрутах конкретной остановки и их отклонении от условной оси той улицы, где схема расположена. Это позволяет собрать информацию в единый инструмент ориентирования, обеспечив пользователю не только ориентацию на локальном уровне, но и понимание точки выхода и выхода. То, что чаще всего теряется в картографии, предлагаемой парками, например, когда мы не понимаем, что нас ждет за его границами.

Бат

Сегодня Британия очевидный лидер индустрии, но каждый город старается выразить свои особенности. Так в Бирмингеме стелы похожи на увеличенные айфоны. Их два типа: транспортная и пешеходная, различающиеся среди прочего и цветовым решением. Пешеходная выполнена в теплых бежевых тонах, транспортная более контрастная с черным фоном. В отличие от многих городов здесь дополнительно выделены торговые сервисы, что отвечает образу жизни этого полукурортного поселения. Это еще и способ добора финансирования, впрочем, правила строгие, например все надписи делаются лишь принятым в системе шрифтом.

Совсем локальный заказ для кампуса Лондонской школы экономики выполнен FW Design, работавшей над Батом. Тут тоже используются стеклоэмаль и алюминий, но нет стел. Вместо них таблички на стенах корпусов, которые с учетом эргономики наклонены к зрителю, то есть торец меняет свою ширину. Отдельная интересная конструкция этой системы — куб с картой кампуса на верхней грани, который можно самостоятельно наклонять в свою сторону. Хотя этот изыск, конечно усложняет конструкцию, но его характерность задает тон, он работает как артобъект. Информационные носители здесь использованы и для декорации технических элементов зданий, которые закрываются панелями с рассказом об истории места и дополнительными полезными данными.

Лондонская школа экономики

Пример Рио демонстрирует, как размер бюджета сказывается на решении. Здесь финансирование было куда скромнее лондонского или нью-йоркского. Впрочем, главным проектировщиком все равно выступила компания Applied. Как и в других городах они разработали семейство информационных носителей, при этом экономия коснулась внешнего вида. Здесь панель стелы уже не выглядит столь монолитной, есть опора и панно, видны соединительные элементы, но и климат там менее агрессивный. Из-за того, что город очень туристический, то на самой крупной и насыщенной стеле в отдельный блок вынесен маршрут вдоль ключевых исторических мест и побережья. В остальном, как и в других местах мы видим: обзорную карту всего города и окрестный пешеходный участок. Есть отдельный вариант с исторической информацией на одной из сторон.

Мы видим как постепенно вырабатываются конкретные методы, на которые каждый раз наращивается дополнительный эксперимент. Система Сиднея также относится к семейству Legible (понятных). В ходе ее пилотирования было выставлено 3 стелы с разными шрифтами: Rotis Sans, Frutiger и Univers. Людей спрашивали, какой вариант наименее читаемый, всё ли понятно и удобно, заодно тестируя и саму картографию. В Австралийском варианте присутствует элемент с контактным телефоном, набранным шрифтом Брайля. А, например, стелы Торонто отличает экспрессия силуэта, хотя их информация не столь полна.

Сидней Legible city (пилотирование)

О процессе

Изучая на все эти примеры, мы видим красивые готовые решения и не всегда осознаем масштаб вложений в фильтрацию данных и их структурирование, обеспечивающих совместную работу всех компонентов. Ведь если мы покажем сразу всё, на карте не будет живого места и пользователь просто оторопеет. Человек, который занимается разработкой и визуализацией данных для IBM придумал очень стройную систему доведения качества продукта. Ее три кита: целеполагание, сбор данных и структурирование. При этом данные должны быть релевантны цели, а структура проверять полноту собранной информации и возможности ее обновления во времени. То есть каждый этап требует перепроверки предыдущего, они взаимосвязаны, недаром мы это называем информационной архитектурой. Форма же создается лишь в самом конце.

Сейчас City ID прорабатывает проект для очередного английского города. Он называется Шрусбери. В их офисе вы обнаружите стены, завешанные распечатками с промежуточными решениями. Они увешаны стикерами с рабочими идеями. Работая над физическим объектам проектировщикам необходимо иметь это все перед глазами, замечать изменения. На этот раз картография получается более чувственная, отвечающая восприятию города в плане колористики, архитектуры, ландшафта и пр. То есть был проведен полевой анализ, кабинетное исследование, собраны исторические данные вплоть до момента основания города. Таким образом обеспечивается соединение этого нового слоя городского дизайна с его состоявшимся образом. Все это не быстрый процесс. Так проектирование, исследование и концептуальный анализ Нью-Йорка заняли около года, после чего появились первые наработки в дизайне. Ещё год-два ушло на тесты, а разворачивание, начавшееся в 2013-м, все еще продолжается.

A single golf clap? Or a long standing ovation?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.