Глаз бури

В центре каждого шторма есть тихое-тихое место, где не слышно завываний ветра и не хлещет дождь. Глаз бури. Место, где можно сначала подумать, что ты оглох и ослеп, а потом выдохнуть и собраться с мыслями. Подарок судьбы.

В моей жизни бурь было немного. Большая часть моего опыта почерпнута из книг — в выдуманных мирах я провела большую часть своего времени и не жалею об этом. Пожалуй, о самой большой буре я расскажу тогда, когда она пройдет. Сейчас я как раз в её центре, и пока она не заметила меня и не вышвырнула отсюда, у меня есть время подумать и вспомнить о настоящей непогоде.

Это начиналось, как безобидный дождик. Но в горах ничего не бывает наполовину — и пологое ущелье с приятным леском за каких-то пару часов обернулось непроходимой чащей из низких деревьев с хлещущими по щекам мокрыми ветками, мхом, который норовил связать ноги, непрекращающимся потоком с небес и абсолютной дезориентацией в пространстве. Мы искали пустую сторожку лесника в надежде найти там сухие дрова и крышу для ночлега. Но там, где карта показывала сторожку, был такой же волшебный лесок, как и в остальных местах. Мы кружили и кружили по нему, пытаясь разглядеть в сплошных ветвях маленький домик, — закаленные в пеших походах дяди и тети, молодежь с дикими глазами, 12-летняя я и пятилетняя сестра в рюкзаке у мамы.

Холод и дождь, одинаковый пейзаж, натирающий пояс рюкзака, мельтешащая зелень перед глазами. Помню ощущение безысходности, которое сменилось абсурдной радостью, когда папа скомандовал падать на пригодный для стоянки пятачок. Тогда я видела в первый раз и до сих пор пока ни разу больше — у взрослых мужчин стучали зубы. Сестра была единственным сухим человеком во всей компании. Нас одели во все теплое, до чего не добрался дождь, накормили консервами и запихнули в палатку — спать.

Наутро все вылезли опухшие и полуживые. Дождь перестал еще ночью, а утром вышло солнце. Через час пути мы вышли к священному Сейдозеру — сердцу легендарной Гипербореи. Изнуряющее ощущение чьего-то тяжелого взгляда за спиной отпустило, и после стоянки на озере нас провожало солнце.

В этой истории все получилось так, как получилось. Если опустить метафизическую составляющую — кто мешал нам остановиться раньше, подумать, отступиться от поисков этой клятой сторожки? Нам нужно было всего-то пару минут, чтобы дождь перестал, и сознание бы вернулось. Нам нужен был «глаз бури».

Это то, чего не хватает так часто. Пары мгновений, передышки. Это то, что так нужно было мне, когда появлялась на свет моя дочь. И это как раз то, что есть у меня сейчас. Пусть это слишком лично даже для личного дневника, но, ради всего святого, друзья, пользуйтесь передышками. В другой раз их может и не случиться.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Marie Greengrass’s story.