Интервью с Егором Фирсовым

депутатом Верховной Рады Украины 7го созыва

Вы часто открыто выражаете своё мнение и недовольство данной системой. Как появилось у вас это свойство не бояться?

- Иногда бывает и сам себе удивляешься, почему кто-то сидит спрятав голову в песок, а ты пытаешься доказать что-то кому-то. Наверно, это закалил Донецк. Я фанатично учился, а потом пошел в политику и начал заниматься политическими вопросами. У меня была команда таких же как и я ребят. Нас было порядка 7–10 человек. Мы противостояли большой Донецкой системе. В те времена за такое могли прийти домой избить или посадить в машину и катать по городу. В лучшем случае отпустить, а в худшем — закопать. Мы как-то это всё пережили и уже тогда перестало быть страшно, несмотря что это угрожало здоровью и жизни напрямую. Тогда произошло первое закаливание.

Так, что если у тебя есть принципы и убеждения, а у людей, которые выступают в Донецке за Украину и евроинтеграцию в сложное время, то это формирует позиции и ценности, которые ты не привык умалчивать. Потому на фракции, когда что-то обсуждается, ты не сидишь, не молчишь, не переживаешь, что кто-то на тебя не так посмотрит, а вместо озвучиваешь четкие и простые вещи и боришься за них.

- Отличались ли Вы от своих сверстников и что формировало ваше мировозрение и позицию с раннего детства?

- Я вырос в семье, где не было каких-то cуровых догм, я считаю это огромным плюсом, потому что молодой человек — это чистый лист, который питается информацией от родителей, сверстников, телевизора, преподавателей. Со школьной скамьи я изучал правоведенье, конституцию. Это было мне интересно. Родители меня воспитывали так, что бы я делал сам свой выбор и нес за него ответственность.

После огромную роль сыграло окружение. Когда твои соратники по деятельности такие же молодые в политических кругах, но безкомпромисные к коррупционерам и вранью люди, ты понимаешь, что находишься на правильном пути. Очень важно иметь рядом людей с такими же ценностями как и у тебя.

- Насколько реальность соответствует Вашим представлением, когда Вы только шли в политику? Насколько велика разница между тем, чего Вы хотели и что получили?

- Когда я начинал в 2011 году то конечно, ожидал более быстрых результатов, был некий романтизм в этом отношении. Сейчас, думаю, это было не так уж и неплохо. Всегда нужно быть немного романтиками. Вместо того, чтобы видеть барьеры и думать, что не получится, романтизм помогает и окрыляет.

- Он ещё остался в Вас?

-Да, и надеюсь, ещё будет. До того, как я начал работать в политике у меня были заполнены первые листы трудовой книжки — работал в юридической фирме, преподавал в школе. Я ожидал быстрых изменений и не думал, что коррупционная составляющая так сильно пронизывает систему и чтобы противостоять ей нужно обладать огромной компетенцией, социальной поддержкой и командой. Это все не так просто, никакой секретной кнопки в парламенте, где ты нажал и вся страна изменилась — нет. Это рутинные изменения, жесткая борьба. Для этой борьбы нужно обладать определенными качествами: интеллектуальными, компетенцией, силой духа, потому что против тебя будут противостоять, а ты всё равно должен дальше делать свое дело. Поэтому, изменения в мировоззрении были и дальше будут. Хотя в целом, я всегда понимал, что будет сложно и каких-то супер иллюзий я не испытывал.

Какие решения отиграли наиболее важную роль в вашей политической карьере?

- Такие фундаментальные решения всегда не простые — это всегда жертвование чем-то. Если говорить о начале пути, то нас часто с ребятами пытались подкупить, чтобы мы перешли в другие партии, нам обещали должности, финансовое вознаграждение, реализацию, но мы сразу же отметали такие предложения. Это давало закалку и убежденность в своих позициях.

Следующим было решение, когда УДАР решил объедениться с БПП. Нас всех загоняли в эту партию и для себя мы вывели решение туда не ити, потому что у них нет четко определенных ценностей, даже на сайте об этом все всего лишь пару строчек. Я верил в партию УДАР и отдал 4 года жизни и сил, внимания, умения и попасть в мыльный пузырь без ценностей и убеждений, которая держится лишь на рейтинге президента не хотел. От того я долго думал и это решение далось нелегко.

Дальнейшим решением был выход из фракции. Когда ты на голосовании поднимаешь в десятый раз вопрос об абсолютно очевидном: на белое доказываешь, что оно белое, но все противятся или пытаются вставлять палки в колеса, и только человек 20–30 поддерживает, то понимаешь, что дальше во фракции находиться невозможно, особенно покрывать своим присутствием коррупционные схемы.

-Расскажите про ответственность за решения?

- Я считаю, что если ты занимаешь важную должность, то должен читать законы, понимать за что голосуешь, подходить к этому рационально. Парламент за день принимает больше 20 решений и специалистом во всех областях ты не можешь быть. Поэтому ты должен коммуницировать с реальными специалистами и людьми, которые разбираются и взвешено принимать решения. Нельзя принимать на авось ибо это может войти в привычку, а нужно понимать, что ты находишься в парламенте — в центре, где принимаются правила игры по которым потом живет украинское общество.

-Как долго принимается решение?

- Решения принимаются командно с людьми, которые разделяют моё мировоззрения и я советуюсь с ними, не принимая решения единолично. Так, что политика — это скорее движение командное -движение людей, которые хотят изменить систему и у которых есть понимание того, как это сделать. В случае если мне нужен взгляд со стороны я советуюсь с авторитетными и экспертными в нужной сфере людьми. Потому что когда ты в деле часто сложно видеть полную картину.

-Какой уровень неуверенности при принятии решений для Вас приемлем?

- Иногда бывает, что я не голосую в знак протеста, потому что на обсуждение некоторых вопросов в парламенте уходит 10–15 минут, таким образом за год у нас принимают около 4 тысяч законов, когда в некоторых странах Европы только 20. Я неоднократно протестовал против такой сокращенной процедуры. Так что если я не успеваю разобраться в вопросе и я не понимаю, а это реально важный законопроект, то я за него не голосую.

Чувствовали ли Вы что Вас когда либо не принимали всерьез старшие коллеги?

-Да, конечно, но даже дело не в возрасте. А скорее в понимании политических процессов. И если тебе 20 30 или 40, то тебя будут считать новичком и не будут серьезно воспринимать, пока ты не покажешь принципы и позиции, компетентность. Политика — это все таки борьба и сложный процесс, где побеждает сильнейший. И пока ты не покажешь своей позиции, к тебе будут относиться несерьёзно. На первом этапе некоторые ко мне относились уважительно, а другие как к младшему «товарищу». Сейчас же ситуация изменилась, но только после того, когда показал свою позицию, умение стоять на своем, плыть против течения и доказывать свою точку зрения.

- Планировали ли Вы что будет после политики в вашей жизни? Думаете ли ити в бизнес?

- Сейчас я уже не народный депутат и свободно могу заняться любой деятельностью, которая меня будет интересовать. И без куска хлеба я не останусь. Деньги я заработаю исключительно своим честным принципиальным трудом, ужеесть много интересных задумок. Политика затягивает потому, что ты начинаешь работать и не можешь бросить, ведь те кто воевали против тебя просто вздохнут с облегчением, если ты уйдешь. Это становится частью тебя и ты начинаешь за это болеть. И уже не относишся к этому поверхностно, а наоборот идейно и делаешь все возможное ради достижения цели.

�;{Z�

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Marina Bozhenko’s story.