Медиазона. Итоги. Смирнов-оптимист

Наконец, главред Сергей Смирнов решил вспомнить то хорошее, что случилось за год — удивительно, но на общем упадочном фоне оказалось не так уж и мало. Более того, Смирнов с оптимизмом смотрит в 2016-й.

Смирнов в маске доброй лисицы

И о хорошем. Что же было позитивного в уходящем году, на фоне всего происходящего ада?

Оправдание по делу парашютистов. Невиновных людей выпустили из-под ареста. Надо понимать, что для сегодняшней России оправдательный приговор явление настолько исключительное, а уж тем более по политизированному делу, что это самое настоящее событие. Четверо бейсджамперов больше года были в статусе обвиняемых, хотя даже при беглом знакомстве с делом было понятно, что они к акции украинского руфера Мустанга не имели никакого отношения. Сложно это назвать справедливостью, но, к счастью, на свободу вышел и единственный осужденный по делу о высотке — Владимир Подрезов. Мосгорсуд ему смягчил срок, заменив реальный на ограничение свободы. Человек на свободе, по нынешним временам это почти оправдательный приговор.

Дальше. История Светланы Давыдовой, ее дело по госизмене закрыто. Степан Зимин и Алексей Полихович вышли на свободу по УДО. Мало кто верил, что по политическому делу будут отпускать раньше срока по УДО, тем не менее это произошло. Витишко опять же на свободе, после тяжелой борьбы.

Победа группы Кровосток в Ярославском суде над мракобесием ФСКН и прокуратуры — тоже позитивное событие.

Смирнов и Кровосток

Проекты помощи политзекам, которых становится все больше, существуют, люди жертвуют свои деньги и проявляют солидарность. Пусть их и недостаточно, но остались неравнодушные.

Что касается будущего, то в 2015 году произошли важные события, пусть они нам сейчас неочевидны. На самом деле, происходит делегитимизация всей судебно-правовой системы в РФ. Ну я представляю, это можно встречать с каким угодно скепсисом, но все же. Глава СК, назначенный с помощью бандитов. Чайка и вся прокуратура, сроднившаяся с Цапками.

Мы все это в целом знали и раньше, но в этом году ситуация стала выпуклой. История с Евгенией Васильевой, которая так и не была в колонии (ну или была от силы пару дней). Они уже даже не знают, как нормально оправдаться, даже к закону, по сути, перестали апеллировать. Это и есть делегитимизация.

А история с Кашиным и Турчаком? Тут даже ничего вроде и доказывать не надо. То же самое с убийством Немцова. Вы обратили внимание, как теперь Путин отвечает на вопросы по такого рода делам? «Я не знаю, правда. Я не слышал. Какой Турчак, старший?» Прежде Путин уверенно говорил: это не моя компетенция, это все суд, следствие разберется. А теперь тон ответов другой. Путин же сам все понимает и теперь говорить про суд и следствие даже ему неловко.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Медиазона’s story.