Fantomas. Alive

В догонку к прецедентному обществу.

Небольшой комментарий к делу Соколовского я написал два дня назад, а потом все стали обсуждать историю с «указом против анонимности», как его уже все окрестили.

Ничего неожиданного, собственно.

Технически, это распоряжение по разработке программы, а совсем не радикальное оголение прав. Hint: там нечего оголять.

Ряд СМИ назвал документ «указом против анонимности в интернете». Однако советник президента по вопросам Интернета Герман Клименко отметил, что это утверждение ошибочно. По его словам, в тексте «Стратегии» нет конкретного «запрета на анонимность», а во главу угла поставлена безопасность граждан.
Но «если другого способа, кроме как извести под корень анонимность, не будет, значит, наверное, так и надо будет решать».

Конечно же найдется другой способ, я не сомневаюсь :-)

Анонимности-то давно никакой нет, скоро, уверен, кровь из пальца будут брать при попытке подключится к публичному Wi-Fi в кафе.

Все к этому шло еще два года назад и понятно, что дело не в цензуре, а в обработке детей.

Одновременно приподняли барьер регистрации с соцсетях, дали пару вербальных зуботрещин и напомнили о законодательной норме 4-летней давности соцсетям.

Тем временем повестки по молодежной политике все нет и нет, а она ох как нужна и нужна быстро.

Никто не будет ждать мифического 2025-го года, когда согласно глобальной стратегии все появится из воды и камня само собой, по щучьему велению.

Дело, однако, не только в кульбитах хитроумных многоходовочников, а в самой механике.

Вот перед нашими глазами классический случай из англосаксонского правового поля. Ловко скрестили «ужа и ежа»: объединили вопрос анонимности с “группами смерти”, которых нет.

Мол, если вас приглашает подписаться на сомнительный паблик Константин Иванович Морозов 1979 года рождения, то вы ему скажете твердое нет, а если «Nekrofil Fedechka», то будете жать на кнопки, как миленький.

Вплоть до поперечных бритвенных разрезов и выхода в открытое окно с пятого этажа.

Почему? Потому. Много будешь знать, придет «Nekrofil Fedechka».

Ясно, понятно.

Как архитектурно сооружение устроено:

- чтобы поднять пыль нужно сделать упор на детей и их защиту (от кого-то). Категорий под которые верстаются сомнительные законы по существу две: дети и старики. Изредка проскакивают молодые матери, но там бывают принципиальные истерички и можно поднять волну.
При этом «млад и стар» остаются наиболее слабозащищенными в правовом поле на протяжении всей новейшей российской истории;

- создать прецедент и его долго мусолить, чтобы добиться ожидаемого отклика. Тут не достаточно совершить мелкий вброс, каждый шаг должен быть детально выверен. Например, в случае «групп смерти» публикация прошла в «оппозиционной» прессе и уже потом ее подхватил мейнстрим. Кто бы мог подумать?

- начать с места в карьер прокурорскую проверку и освещение всего этого царства теней. Вопреки опровержением и смехотворной фактологической базе;

- аккуратно закинуть удочку на реакцию общества — похоже какая-то часть активного электората перепугалась не на шутку;

- не глядя на здравый смысл сложить красное и круглое получить… : «распоряжение пораскинуть мозгами».

Г-н Клименко и пораскинет, чай не мальчик уже.

https://telegram.me/mikaprok