Green Sword

В нашем импровизированном голосовании второе место заняли «Финансы».

Заняли, как кажется, вполне заслуженно — массовое распоряжение деньгами было и остается слабым местом культурного ландшафта всех стран Восточной Европы.

Эта та сфера деятельности, где требуются специальные усилия по освоению техники, большой опыт работы (тестирования) и нахождение совместно с профессионалом своего темпа работы.

Знакомство даже с базовыми приемами происходит на фоне стремительно меняющегося ландшафта местности, не дающего покоя и опытным бойцам с территорий первого мира, не говоря уже про второй.

Последние 25 лет традиционные финансовые инструменты испытывают кризис жанра. Мигрируют рынки, происходит резкая смена поколений игроков и структуры цепочек добавленной стоимости.

Через 25 лет интерфейс работы со всем этим окончательно поменяется и большую часть окормляющейся там фауны выбросит на берег.

Изменения эти происходят постепенно в масштабах человеческой жизни и моментально в масштабе социальной истории человечества.

Я, поддерживая и подогревая интерес к этой теме, буду время от времени вбрасывать полено-другое в костер читательского интереса.

С одного из любопытных явлений, происходящих прямо сейчас в этой области, имело бы смысл начать.

Что именно в финансах растет, как на дрожжах?

Нет, это не платежные сервисы, P2P и микро- кредитование и даже не превращение телекоммуникационных компаний в денежные хабы.

На устах у всех ровно два слова: «исламский банкинг» (ИБ).

Предмет имеет богатую, крайне поучительную, но совершенно неизученную историю.

Заинтересованных отправляю почитать в Wikipedia о том, что это, историю (если будет интересно) рассмотрим позже, я же остановлюсь на контексте, в котором события развиваются.

Один за другим на IPO выходят банки, работающие по этой модели. Самый последний пример — индонезийский BRI syariah. В мусульманской Малайзии 25% всего финансового сектора контролируется ИБ.

Кажется, что не так много, НО рост активов за последний год 19%+ и это только начало.

Что совершенно не удивительно, держа в уме сползание традиционных банковских ставок к 1,5% max, ИБ держит планку минимум в полтора раза выше. Кроме того само отсутствие «кредитного интереса» при правильном масштабировании убивает стандартное потребкредитование.

В ряде стран ЮВА со значительной долей мусульман приняты правительственные программы стимулирования для ИБ, как state-friendly среды.

Сейчас использование продуктов ИБ отнюдь не ограничено мусульманами — 55–70% граждан Пакистана, Малайзии, Индонезии, стран Ближнего Востока и конечно же ЕС-UK, имеющих отношения с профильными организациями, никакого отношения к Пророку Мухаммеду не имеют.

Кстати, а где же находится центр ИБ в мире?

Можно было бы грешить на ту же Малайзию, Сингапур или ОАЭ.

Однако всё куда прозаичней — это Лондон.

До половины всех сделок(!) по крупным кредитам проходит в столице UK. А объемы там уже не детские — рост за последние десяток лет в 95 раз.

Сейчас это сектор экономики размером в 3,5 триллиона Евро.

Никакого смущения владельцы дискурса не испытывают от специфики ИБ. Корпоративное управление осуществляется 50/50 мусульманами и христианами при подавляющем доминировании последних во владении генерящими активами.

Там вобще полный интернационал — например, 1,5% верующих евреев пользуются соответствующими услугами.

В UK расположено пять крупнейших в мире исламских банков и еще 20 структур предлагающих микс из традиционных и религиозных продуктов.

LSE в 2014 году стала главным учреждением планеты по распространению ИБ-облигаций, т. н. «сукук».

Те самые Индонезия и Малайзия уже успели обзавестись гособлигациями по шариату и продают их теперь в Лондоне.

Рост там такой же ракетообразный, как и у всей индустрии ИБ.

В столице империи расположен и Islamic Development Bank (альтернатива европейскому банку развития для «отверженных»), объединяющий 57 стран. Главный адвокат ИБ в мире получила доступ к фондам ООН и вписала распространение соответствующих сервисов в качестве одной из целей для развивающихся мусульманских стран. Т.е. застолбила первенство на метагосударственном уровне.

Публичное управление экосистемой ИБ находится в руках восходящей звезды британской публичной политики — Стивена Барклея, бывшего секретаря Казначейства.

Всё серьезно.

Как мы знаем, население исламских стран растет достаточно быстро, поэтому потенциальных потребителей с точки зрения денежной массы через четверть века будет столько же, сколько и клиентов традиционных банков.

Продолжение воспоследует…

https://telegram.me/mikaprok