Science Fiction

Чуть раньше мы поговорили о бумажном шторме, захлестнувшем Arxiv.org и обнаружили тщательно законспирированную имитацию бурной научной деятельности.

Теперь самое время взглянуть, а кто и чем занимается в сообществе. Где те самые руки, не устающие колоть.

Как нельзя более кстати UNESCO публиковал тенденциозный доклад: «Наука к 2030 году».

А там, знаете много интересного. Правда, почему-то совсем нет цифр за последние пару лет, видимо они портят тренд, зато всё хорошо с позапрошлогодними.

В 2013 году на планете работало 7,8 млн учёных — на 20% больше, чем в 2007-м. Рост на 20% за пять лет — это уже не увеличение, а буря. Раковая опухоль. Такими темпами в каждом поколении количество учёных будет удваиваться.

Только вдумайтесь, статистически большая часть когда-либо работавших учёных живёт в наше время.

Чуть ли 70% приходится на Евросоюз, Китай и США.

Как мы помним, число научных статей растёт ещё быстрее: за пять лет их стало больше на 23%.

Китай быстро превращающемся в третью научную сверхдержаву наряду с США и ЕС, количество публикаций за пять лет выросло вдвое, а за десять лет они повысили свою долю с 5 до 20%. При этом в Поднебесной до сих пор сравнительно мало оригинальных научных школ. Несмотря на все усилия местных университетов, отток талантов значителен и его можно лишь немного замедлить.

Получается дичайшая модель, построенная на исключительно на механическом наращивании базы научных работ.

В США из почти двух миллионов научных статей, опубликованных с 2008 по 2014 год, более половины посвящены биомедицине (33% — исследованиям в области медицины, 25% — биологии).
В странах Евросоюза доминирование биомедицины проявляется ещё ярче — здесь на неё приходится примерно 58% всех публикаций.

Т.е. львиная доля представляет собой «опыты» и статмодели.

Не удивительно, что ещё быстрее учёных и их публикаций размножаются данные, которые они изучают. В докладе отмечается, что благодаря развитию информационных технологий и лёгкости создания коллабораций наука буквально захлёбывается в огромном количестве доступных данных. Для них попросту не успевают создать аппарат анализа.

Такой аппарат пока создают силами самих ученых. Дальше — будет полуручная и, наконец, автоматизированная обработка.

Интересно, что больше половины выпускников вузов в сегодняшнем мире — это женщины, но среди научных работников их менее трети. В целом слабый пол слабо представлен везде, но вот интересный факт. В отдельных регионах мира младших научных сотрудников женщин мотивируют к механической проверке гипотез.

Их доля велика там, где мужчины не идут по разным причинам в эту область приложения усилий: Юго-Восточной Европе (49%), Центральная Азия и Латинская Америка (44%). В арабских государствах женщин в науке 37%, и это больше, чем в ЕС (33%).

Очень похоже на советскую школу в период ее зенита :-)

Кто-нибудь обязательно спросит, как же наше «благословенное отечество»?

Хорошо это или плохо, но РФ чужая на этом празднике жизни.

По количеству научных работников, т. е. в контексте потогонной системы обработки данных для высокотехнологичных производств, мы не успеваем даже за лидирующей пятеркой стран. Номинальных научных работников в РФ 440,6 тыс., иными словами 5,7% от общего числа. Воспроизводство научной макулатуры ожидаемо еще ниже этого норматива — примерно 2,3%.

Сегодняшние скандалы в Академии Наук могут влиять на личную жизнь самих академиков, но не на кусок пирога, сравнимый (опять-таки по количественным показателям) с Израилем или Ираном.
Качественные показатели оценить сложно — они точно так же тонут в бурных водах шестизначных цифр.

В любом случае, личность исследователя на само исследование влиять перестанет.

На эту тему побеседуем в следующий раз.

P.S.: открыл канал в Telegram, с Instaview стало гораздо удобнее читать на мобильных устройствах и “душа поэта не выдержала”. Дурову привет! Кому интересно подписывайтесь: https://telegram.me/mikaprok

Like what you read? Give mikaprok a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.