Sidewalk

На этой неделе был-таки подписан очередной пакет так называемых анти-российских санкций.

Чуть раньше я писал о том, что затягивание поясов неминуемо воспоследует, причем в самой жесткой и безальтернативной форме.

Все принялись обсуждать моральное право США, лицемерие, риторику, “755 дипломатов” (в основном российских граждан :-)) и прочая и прочая.

Стало не смешно, взрослые же люди. Опомнитесь :-)

Я бы хотел в качестве исключения поговорить о двух взаимосвязанных, но, кажется, недооговоренных в публичном поле вопросах.

Во-первых: работают санкции или не работают? В общем случае любые экономические ограничения, а в частности вот эти.

Для того, чтобы ответить на этот вопрос нужно определить для чего они вводятся?

Ведь по определению санкции это инструмент давления, а инструмент существуют не сами по себе, а зачем-то.

Как мы помним, Крым возвращать уже неинтересно, количество условий которые необходимо выполнить растет в геометрической, даже гомерической прогрессии. Это крайне затрудняет формальную работу ведомствам и просто убивает любые потенциальные разговоры — «новая норма». Процитирую свой недавний пост на эту тему:

«На этот раз санкции против РФ представлены в пакетах с другими странами, а именно с лучшими друзьями ВВП, Сирией и Ираном.

Раньше ограничительные меры связывались с тремя событиями: Крым, Донбасс и до кучи «малайзийский боинг», то теперь к этому плюсуется Асад и легендарное «вмешательство в президентские выборы».

Последнее обстоятельство показательно тем, что в отличие от всего остального даже не предполагает предоставления слова подзащитному. Кроме того, само по себе «вмешательство» не оспаривает выбор свободным народом США г-на Трампа, а несет на себе следы этического преступления.

Ограничения в отношении Кремля ставятся в прямую зависимость от аналогичных барьеров для «восточных партнеров», поэтому никакие уступки уже не будут иметь формального значения.

Отдав завтра Крым, Донбасс, «Сирию» (пишу в кавычках) и на коленях извинившись перед Петром Алексеевичем Порошенко, главнокомандующий РФ не изменит ситуацию ни на йоту.

Потом имеет значение следующая важная история: сенат своим решением de facto перевел санкции из статуса executive order в положение закона, которому президент обязан следовать.

Из спонтанного волеизъявления одного, пусть и наделенного большой властью человека, ограничения становятся глобальными «законами Магницкого». Формально неотменяемыми, о чем я писал чуть раньше.

В одной из стран двустороннего диалога приняты законы, закрепляющие «норму нелюбви» к другой стране.»

При все при этом санкции у Соединенных Штатов работают против нескольких десятков стран-изгоев. Вот Венесуэла, к примеру, вытянула очередной счастливый билет.

Скажу больше, замаскированные торговые ограничения существуют и в отношении ЕС, и Китая, и британских сателлитов.

При этом радикально от их введения-отмены ничего не меняется.

Иран или Северная Корея живут под столом много лет и чувствуют себя вполне комфортно.

Человек, знаете ли, ко всему привыкает.

Цели таким образом не видно — политический режим так сменить нельзя, в случае развитых средств массовых коммуникации повлиять на настроение подданных наказанного Королевства тоже затруднительно — они еще больше сплотят ряды под напором внешней угрозы, что мы сейчас и наблюдаем.

Тогда что?

Тут пора задать второй вопрос: а против кого собственно эти санкции?

У «странных российских аналитиков» считается хорошим тоном попинять на бессильную позицию Европы. Мол, пожаловались, попротестовали для виду, да и ввели параллельные санкции.

Не все так просто.

Взглянем на цифры.

Если в 2013 году РФ получила $69 миллиардов прямых зарубежных инвестиций, примерно 60% которых приходилась на американских инвесторов, то в в 2015 сумма упала в 10 раз и составила всего $6,8 миллиардов.

Но в этот раз почти исключительно европейских.

В 2016 году цифра поднялась до $17 миллиардов. Там тоже сплошь страны ЕС.

В прошлом же году ООН насчитала открытие 280 новых международных проектов в РФ, что уступает 596 в 2008 году, но и выше 194 в 2014-м.

IKEA, Leroy Merlin, Schlumberger, Novartis и т. д. в 2016 году в очередной раз подтвердили свои глобальные планы в РФ, вкладываясь сюда ресурсами.
С 2014 года на российском рынке появилось 60 новых итальянских компаний, в числе которых крупные промышленные холдинги.

Очищаемый от США рынок аккуратно прощупывается ЕС.

На самом деле, было бы наивно ожидать, что атлантические бизнесы сдают все без боя. Pfizer, Mars и иже с ними вполне себе видят стратегические перспективы на 5–10 лет присутствия в РФ.

Примеров сотни, на самом деле. Всё это никак не афишируется.

В конце июня Daimler нарушил публичное молчание и анонсировал строительство завода Mercedes-Benz в Подмосковье, вложив $296 миллиона. Казалось бы вот оно — должен был случится невероятный скандал и флагман автомобильной индустрии Европы показательно нужно было отшлепать за непослушание. Но, похоже, этого просто никто не заметил.

В чем, к примеру, цимес разборок вокруг Siemens? Совсем не в каких-то там поставках в Крым через вторые руки. Оказалось, что у них есть долгоигращие контракты с ключевыми индустриями — энергетикой, добычей, водоочисткой, — в регионе, с которым они в принципе не могут иметь отношения. Это договоренности на уровне ВВП+1, которые вытащили на свет и слегка поворошили муравейник.

Пришлось отыграть на шаг назад и дать честное пионерское, что такое не повторится (в Крыму), поэтому в Ленинградской области организуют предприятие, которое будет продукцию Siemens будут перекрашивать в триколор.
Очевидно, последний пакет санкций направлен не против РФ — это всего лишь декорации. Основной мотив «торговой войны» — отсечь возможность пересекать запретную зону хитровыдуманным партнерам из ЕС.

Поскольку все на континенте хорошо знают американцев, то понимают, что следом за небольшим ограничением «А» последует «Б», «В» и так до «Я».

А на «Я» у нас начинаются совсем нехорошие слова.

https://telegram.me/mikaprok