Палата №1. Отделение отчаявшихся. День девятый.


В книге Синельникова “Возлюби болезнь свою” нашла любопытное “истолкование” заболеваний лёгких:

“Проблемы с лёгкими возникают из-за нашего нежелания или страха жить полной жизнью, “дышать полной грудью”. Что-то мешает вам брать от жизни всё, что необходимо. Какие-то ваши мысли или эмоции буквально “давят на грудь” и не дают вздохнуть свободно. Пневмония, туберкулёз, рак, пневмосклероз — это лишь разные проявления скрытого подсознательного нежелания жить в этом мире”

На миг представила наше отделение пульмонологии как отделение отчаявшихся, утративших смысл своего существования.

Вот они, отрешённые, завтракают, застывая с ложками у рта. Лежат под капельницами, шаря взглядом по стенам, чтобы уцепиться за что-нибудь, но вот не за что: всё лишено смысла. Слушают врача, кивая невпопад. “Как Вы себя чувствуете?” — “Да-да”.

Они не одеваются в непогоду потеплее, зачем. Зонтики не покупают принципиально. Не торопятся на работу. Не спешат домой. Собой не занимаются. Одеваются во что попало. На все проблемы реагируют одинаково холодным “всё бесполезно”.

Их лозунг — “И так сойдёт”.

Им бы просто дожить свою жизнь. Дождаться пятницы/отпуска/пенсии, чтобы дойти до дома, вспомнить, где диван, упасть, найти глазами потолок и не шевелиться.

Облегчение приносит только сон на яву — присосаться бы к телевизору/компьютеру и забыться. Лишь бы не остаться наедине с чёрной дырой внутри — этой щемящей пустотой, местом, где должен быть смысл. Дыра медленно переползает в лёгкие, которые всё равно не нужны — ими почти не дышат.

“Шу-шу”, — это пауки плетут свои сети. Оплетают белыми простынями обездвиженных человеков. Тащат в больницу — там как раз мало чего нужно делать. Здесь можно найти даже свой маленький смысл.

Посмотрите, как их губы задевает удовольствие, когда они рассказывают о своих болезнях. С какой гордостью несут этот “букет”.

Я болею — значит, я существую.

Наверное, нас не так лечат. Нужно пичкать не микстурами и таблетками, а неприятными вопросами о том,

  • что от нас останется, если отбросить все ярлыки — “туберкулёзник”, “саркоидозник”, “бронхитник” и т. д.?
  • не обнажится ли после выписки эта чёрная дыра внутри снова?
  • чем мы собираемся эту дыру заполнять?

P. S.

“Поскольку течение саркоидоза отличается большим разнообразием и высокой частотой самопроизвольных ремиссий, лечение подбирают индивидуально”.

Меня выпишут в пятницу с тем, чтобы посмотреть, что станет с лёгкими месяца через полтора.

Хочу самопроизвольную ремиссию.

Дайте мне ещё один шанс — я сама заполню все пустоты.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated miniatyura’s story.