«Счастливая старость»

Катя проснулась от тёплого прикосновения губ. Саша любил целовать её в правую щёчку, прямо туда, где находились две очаровательные родинки.

— Дорогой, зачем ты так рано проснулся? Мы ведь договорились сегодня отдохнуть и поспать подольше, — подтягиваясь спросила Катя.
 Всё-таки, жизнь вдали от города была замечательной. Кате легко дышалось, хроническую усталость, несмотря на возраст и работу в огороде, как рукой сняло, да и Саша здесь лучше себя чувствовал.

Когда она открыла глаза, Саша уже исчез, незаметно покинув комнату, он оставил после себя, в вазе на тумбочке, букет полевых цветов и наполненную ароматом васильков, ромашек, лютиков и мелиссы комнату.

— Господи, шесть часов утра. Что же он ещё придумал?

В молодости, вставать в такую рань казалось чем-то невозможным, а в 65-ти летнем возрасте, подъём в это время становился поздним, особенно летом, да ещё и в своём доме.

Катя обула тапочки, накинула поверх ночнушки лёгкую шаль и стала аккуратно, ступенька за ступенькой, спускаться вниз. Артрит давал о себе знать.

Она пыталась как можно тише спускаться, чтобы снова насладиться этой трогательной картиной: у плиты, в своём свадебном костюме и фартуком поверх него, готовил завтрак пожилой мужчина. Катя присела на ступеньку и не могла оторвать взгляд. Её глаза стали наполняться слезами.

Саша поставил завтрак на поднос, снял фартук, руки с подносом заметно дрожали, и собрался идти, но увидев Катю тут же замер и залился краской.

— Что же Вы не сказали, что проснулись?
 — Доброе утро. Не хотела тебя отвлекать, — она улыбалась. — Зачем ты одеваешь костюм? Я ведь знаю, как тебе трудно застёгивать пуговицы.

Саша проигнорировал её вопрос.

— Прошу прощения. Увидев Вас, у меня совсем вылетело из головы, что нужно пожелать доброго утра, — он покраснел ещё больше.

На подносе стояла тарелка овсянки и кружка чая.

— У Вас прекрасная улыбка.
 — Саша… Спасибо, мне приятно.
 — Вы знаете моё имя… Это мне приятно, — его пожилое лицо растянулось в улыбке. — Как Вас зовут?
 — Катя. И можно на «ты».
 — Екатерина, к черту завтрак! Давай вместе куда-нибудь смежим и будем жить вместе? Если ты выйдешь за меня, то станешь самой счастливой, я обещаю! — Саша заметил обручальное кольцо. — Ты сможешь бросить мужа ради меня? Я готов… Готов на всё ради такой красавицы!

Словно капли летнего дождя, по щекам медленно скатывались слёзы.

— Прости, я не могу бросить своего мужа.

Улыбка не спеша исчезала. Снова превращаясь в шрамы старости на лице.

— Почему? Скажите причину и я немедленно удалюсь.
 — Потому что ты мой муж, глупенький. И я никогда, слышишь, никогда не брошу тебя.

Теперь, казалось, этот тёплый летний дождь настиг обоих, и слёзы скатывались по щекам Саши. Катя встала со ступенек, подошла к нему и обняла.

— Правда, Катя? Ты не врёшь?
 — Нет, конечно. С чего бы мне врать?

Он уткнулся в её плечо, словно маленький ребёнок.

— Тогда, почему я ничего не помню? Как я мог забыть, что моя жена, такая очаровательная женщина?

Рука Кати касались его головы, гладила то, что осталось от некогда густой шевелюры.С каждым разом, объяснять это становилось всё труднее.

— Знаешь, любимая, я практически всё забыл, но когда-то давно я записал на бумажке, что ты любишь чай с долькой лимона и ложечкой сахара, это ведь, правда? Я правильно записал?

Саша поднял голову и своими серыми глазами смотрел на Катю, в надежде услышать, что он прав, что он может ещё хоть чем-то порадовать её.

— Это правда, — Катя поцеловала его в лоб.
 — Значит, пока, всё хорошо. Я ещё не разучился читать. Расскажи мне что-нибудь. Твой голос не даёт моей памяти окончательно потеряться в ужасном мраке.

Саша взял её за руку и как ребёнок, которому будут рассказывать сказку, приготовился внимательно слушать.

— Ты меня раньше любил называть принцессой, — взгляд её карих глаз устремился куда-то вдаль, будто ища какую-то подсказку из прошлого. — Ты говорил, что так называешь меня, потому что когда узнал меня, проник в мой внутренний мир, увидел там маленькую, беззащитную принцессу…
 — Которую ты скрывала за маской «железной» леди? — перебил её Саша.
 — Да, ты прав. Ты рассказывал, что когда заглянул за забор, которым я оградилась от внешнего мира, она была в картонной короне и красивом чёрном платьице.
 — Моя маленькая принцесса, — Саша снова к ней прижался. Обнял настолько крепко, насколько позволяла сила возраста. — Я люблю тебя.
 — И я тебя, мой маленький принц. Я знаю, завтра ты это забудешь, но буду повторять эти слова каждый день. Я тебя никогда не брошу, я буду с тобой всегда, чтобы не случилось, — она чувствовала, как её плечо становится влажным.
 — Я каждый день буду делать тебя счастливой, принцесса.
 — Пойдём наверх, дорогой. Ты рано встал, поспишь немного, а проснёшься, я тебе ещё что-нибудь расскажу.
 — Ты ляжешь со мной?
 — Саш, такое ощущение, что ты боишься, что меня украдут, — Вена улыбнулась ему. — Конечно, лягу.
 — Тогда, пойдём.

На столе так и осталась дымиться овсянка и не тронутая кружка чая. Пара пожилых людей медленно поднималась по скрипучей лестнице, такой же, как и их суставы. Они лягут и, как когда-то давно, в молодости, Саша обнимет её, прижмётся к спине и будет молить Бога о том, чтобы она прожила дольше него, потому что он не в силах пережить её смерть. Не будет уже, как когда-то давно, того возбужденного дыхание, секса, а после, клятв любви до гроба. Потому что все клятвы уже исполнены. Гроб уже рядом, а любовь до сих пор живёт. Они будут разговаривать, пока кто-то из них не уснёт. Из-за этой ужасной болезни, когда Саша засыпал первым, Катя боялась, что на следующие утро он может попросту не проснуться. Она чувствовала, как его тёплые руки обводили каждую родинку на её теле. Она слышала тихий шепот, который ласково касался её затылка.

— Саш, прости, что не сказала. У тебя синдром Альцгеймера, из-за которого ты практически всё забыл.
 — Какое ужасное название. Но, думаю, это уже не так важно. Засыпай, принцесса.

И впервые за долгие годы болезни, Катя уснула первой. Как когда-то давно, в молодости, в тепле его объятий.

Like what you read? Give Господин Никто a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.