Наталья Еремина: Маккейн умер, но дело его живет

Политолог Наталья Еремина:

Скончался американский сенатор Джон Маккейн — человек богатой на взлеты и подъемы биографии. Он был пилотом, причем неудачливым (в 1967 г. его самолет был сбит над Вьетнамом, куда он прибыл в качестве добровольца); стал военнопленным (причем в плену провел более пяти лет); после работал в министерстве ВМС США; в 1982 г. избрался от штата Аризона в палату представителей, а в 1986 г. уже в сенат; в 2015 г. стал председателем комитета по вооруженным силам; с 1993 г. возглавил международный республиканский институт, продвигающий идеалы американской демократии. В 2000 и в 2008 гг. он проявил свои президентские амбиции, хотя и безрезультатно.

Дж. Маккейн ушел из жизни, но не ушел из политических концепций, идеологии американского превосходства и навсегда останется примером “ястреба” на политическом небосклоне США. Кстати, незадолго до его смерти президент Трамп подписал закон о национальной обороне на 2019 г., предполагающий выделение 716 млрд долларов, которые пойдут на приобретение разных ресурсов, оборудование и обучение военного состава. Этот закон получил имя Дж. Маккейна и вполне характеризует цель всей его жизни.

Если анализировать законодательную деятельность сенатора, то даже беглый взгляд на его инициативы, ставшие законодательными актами, убеждают в том, что в качестве главного и основного врага США он видел только Россию. Например, в конце июля с его подачи обсуждался проект расширения Акта Магнитского. А 2 августа рассматривался новый пакет антироссийских санкций под титулом “Защищая американскую безопасность от агрессии Кремля”. В этом весь Дж. Маккейн — исключительная забота о том, чтобы никто не мог даже помыслить о соперничестве с США (а с его точки зрения, помыслить об этом могла именно Россия). Это показывают и его заявления о европейских партнерах. Например, всем известно давление Дж. Маккейна на власти Болгарии, дабы те отказались от “Южного потока”.

Именно из-за “вопроса по России” Дж. Маккейн сам провел разграничительную линию между собой и президентом Д. Трампом, не успевая делать заявления американским союзникам о том, что он лично гарантирует, что США продолжат защищать их интересы, невзирая на “неадекватное” поведение президента США. Подобные заявления не способствовали примирению политических лидеров. Соперничество переросло в личную неприязнь. Известность получила фраза Д. Трампа: “Маккейна называют военным героем, потому что он попал в плен во Вьетнаме. Я больше люблю тех, кто не попал в плен”.

Не менее известна и критика Д. Трампом действий Дж. Маккейна, которые, по мнению президента, создали угрозу США, так как сенатору лучше было бы заняться защитой границ Аризоны, а не Ирака. Безусловно, в этой личной неприязни видны и не свершившиеся политические амбиции Дж. Маккейна. Нельзя не отдать должное и той ярости и ожесточению, с которыми набрасывался на внешнюю политику и позицию Трампа по России сенатор Маккейн, продолжая настаивать на расследовании “русского следа” в победе Д. Трампа.

Дж. Маккейн был человеком, готовым к поискам предателя и всегда его находящим. И если Х. Клинтон заявила, что Маккейн оставил после себя огромное наследие, очевидно, что речь идет о наследии русофобии. Например, Дж. Маккейн даже предложил создать новую ООН без России и Китая, которые якобы “мешают развитию американской демократии”. Тем не менее, в России, в связи с его смертью, отмечают яркий патриотизм Дж. Маккейна, которому можно поучиться.

Текст: Наталья Еремина