Голограмма ямальского Деда Мороза в «Музее газа» (Новый Уренгой).

«Виртуальная реальность может применяться в образовании»

Диджитал-художник Ильдар Якубов о будущем VR, искусстве и программировании

В 2016 году все больше профессионалов IT-индустрии и творческих людей задумываются о перспективах VR: на эту технологию ставят крупные корпорации, режиссеры снимают в виртуальной реальности фильмы, а специальные шлемы каждый может собрать из картона. MCS расспросила Ильдара Якубова, художника и автора курса «Программирование новых медиа: от генеративной графики до VR», стартующего 3 сентября, о будущем этой новой технологии и о связи кодинга и искусства.

О спорте и искусстве

Я много лет профессионально занимался экстремальным спортом. Однажды, катаясь на сноуборде, я получил серьезную травму — разрыв передней крестообразной связки и двух менисков. Я не мог больше кататься, и мне нужна была постоянная работа. Тогда я устроился в компанию ASCREEN, которая оснащала музеи и образовательные учреждения мультимедийными комплексами. Там я освоил много новых технологий и инструментов, но скоро понял, что работа не доставляет мне никакого удовольствия.

В то время я много путешествовал по Европе, знакомился с современным искусством. И я решил применить полученные знания в своей творческой практике.

Начал с виджеинга: делал визуальное сопровождение для музыкальных выступлений. Потом переключился на проекционные инсталляции, начал добавлять в свои работы интерактивные элементы.

Параллельно я окончил школу вовлеченного искусства «Что делать?», а потом — Школу Родченко. Образование было для меня очень важным этапом. Мне хотелось анализировать наше техногенное общество и изучать социальные и психологические аспекты, связанные с технологиями.

В своем творчестве я использую технику как средство выразительности. Это может быть программирование, материальные объекты вроде сенсоров или что-то еще. Мое искусство обычно существует в физическом мире, а не на экране. Мне интересно исследовать возможности интерфейсов и их способность влиять на зрительский опыт. Я пытаюсь понять, как особенности интерфейса определяют наши действия и как можно заставить людей делать что-то определенное.

Один из моих недавних проектов, который мне нравится, — это синтезатор на солнечных батареях Solar Sound. В городе технологии обычно применяются для работы инфраструктуры или для продажи и потребления (торговые автоматы, банкоматы и т. п.). Чтобы как-то разнообразить публичные пространства, я сделал Solar Sound. Это коробочка, которую я закрепляю на стенах в людных местах.

Днем любой человек может к ней подойти, подключить наушники или звуковую систему и, воспользовавшись двумя ручками, поиграть на синтезаторе. Еще можно импровизировать, закрывая солнечную батарею тенью.

О программировании и самообучении

Впервые я начал программировать, когда учился в школе. У нас полгода преподавал молодой информатик, который познакомил нас с Logo. Это язык программирования, специально разработанный педагогом Сеймуром Пейпертом для обучения детей. С помощью телесного опыта и простых, понятных детям вещей Logo объясняет основы процедурного мышления — это я уже узнал потом, когда увлекся преподавательскими практиками. Всем, кого это тоже интересует, я советую отличную книгу Пейперта Mindstorms.

После ухода из ASCREEN я переключился на современное искусство и начал изучать Processing, Arduino, Python, сторонние программные пакеты по 3D-моделированию и т. д. Потом я открыл для себя среду для визуального программирования Touch Designer. Со временем у меня накопилось много навыков, и я стал проводить мастер-классы для детей по основам микроэлектроники, по визуальному программированию.

Сейчас мой любимый формат — это хакатон, когда я собираю вместе много людей с разными навыками и мы все вместе импровизируем.

Последний такой хакатон я провел на фестивале Touch Fest, где ученики собирали подобие машины Руба Голдберга, только на новом витке технологического прогресса.

Я много учился самостоятельно и советую своим студентам изучать не детали процесса, а методики решения той или иной задачи, потому что самое главное — иметь структурный подход. Нужно научиться разбивать большие задачи на маленькие действия и постепенно выполнять каждое из них. Кроме того, я всегда рекомендую студентам просить о помощи: на курсах у преподавателя или на специализированных форумах. Люди, которые разделяют твои интересы, почти всегда готовы помочь. Главное — самому четко понимать задачу. Пока ты не поймешь, чего ты хочешь, ты не сможешь задать правильный вопрос.

О VR и будущем технологий

Популярность новых технологий напрямую зависит от интересов глобальных корпораций — именно они, а не потребители определяют, что будет важно в будущем. Сейчас многие технологические гиганты предлагают нам освоить технологии виртуальной реальности и носимые гаджеты. Мне интересно использование VR в качестве инструмента терапии. Например, на этом сыграл Samsung в рекламной кампании #BeFearless, где они предлагали людям побороть те или иные страхи, столкнувшись с ними в виртуальной реальности.

Я верю, что виртуальная реальность может применяться в образовательном контексте: в VR-шлеме ты можешь работать с недоступными тебе объектами, материалами и инструментами. Например, если ты студент инженерного вуза, можно отправиться в виртуальный тур по сложной постройке и разобраться, по каким правилам и законам она устроена.

Еще одно интересное мне направление исследований — VR для обучения детей. В раннем возрасте мы воспринимаем большую часть информации от родителей. Любопытно, что произойдет, если использовать VR-шлемы для обучения детей, чтобы они встречали своих родителей в виртуальной реальности и учились от них.

Мой курс в MCS будет посвящен не только VR, но и другим возможностям Touch Designer как среды визуального программирования. Я сделаю упор на структурном подходе к решению задач разного рода. Мы будем учиться проектировать интерактивные системы — наборы устройств ввода и вывода, которые логически связаны между собой. Задавая разную логику и выбирая разные устройства ввода и вывода, можно создавать самые разные работы, начиная от виджей-сетов и проекций на дома, заканчивая научно-исследовательскими проектами или умными гаджетами.

Выбор Ильдара Якубова: три художника, которые умело используют технологии в своих работах

«Городские паразиты». Гильберто Эспарса.
  1. Юлиус фон Бисмарк — известный медиахудожник, который очень тонко работает с технологиями. Мне нравится его проект Top Shot Helmet: задолго до бума виртуальной реальности Бисмарк сделал такую работу, которая предполагала, что зрители надевают шлем виртуальной реальности и видят себя сзади и сверху — такой ракурс используется в компьютерных играх. Наше сознание очень зависит от точки зрения, и Бисмарк показал, как она влияет на восприятие мира.
  2. Гильберто Эспарса также делает много проектов, связанных с гаджетами. Я люблю его серию работ «Городские паразиты». Эспарса создавал устройства, использующие лишнюю энергию в городе, — например, ползающие по линии электропередач и питающиеся за счет них.
  3. Дмитрий Морозов много работал с одним распространенным в среде медиаарта приемом — переводом одного вида данных в другие. Мне нравится, что его работы — это не просто сопоставление значений множества А и множества Б для получения художественного результата, а часть большого размышления или интересная метафора. Одна из моих любимых работ — r-x2. В ней Дима озвучивает землетрясения, отслеживаемые по всей поверхности земного шара, при помощи акустических барабанов, размещенных на древоподобной конструкции. Да и вообще он настолько плодотворно работает, что по его сайту можно изучать историю медиаарта.

Website, Facebook, Instagram, Twitter

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.