Не знаю, временно это или нет, то я чувствую, как меняюсь.

Помню, Настя не раз мне говорила о словах Муса: 18–20 – самый тяжёлый период в жизни: много переживаешь и стрессуешь. И я чувствую, как успокаиваюсь. Скорее вскачу посреди ночи и буду до рассвета ходить туда-сюда по коридору из-за вдохновения, а не приступа страха. Буду представлять не «себя в будущем, которая оглядывается назад», а на себя в будущем, которая смотрит вперёд.

Меня уже не задевают оскробления отца. Мать тоже меньше бесит. А все потому что мне спокойнее.

Спокойнее из-за того, что я чувствую: поток жизни несётся, я в нем, и я не пропаду.

Я хорошо работаю. Прямо беру и работаю, не ленюсь. И не писать хуи – это клево. Хорошо и Клево.

Я стала лучше понимать, чего хочу: архитектура, дизайн, вот это все. Писать, снимать. В жопу мысли в сторону. В жопу невыносимое многообразие бытия. В жопу логику и страх. Вдохновение и жизнь – я этого хочу.

Скорее всего, буду перепоступать. И пошли все в жопу.

Like what you read? Give murravii a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.