Наблюдения за наблюдателями

У игры в покер есть одна любопытная особенность. Те, кто обучается игре, внимательно смотрит за тем, что происходит за столом.

Не сказать, что это внимание раскрывает все тайны игры. Нет, конечно — нет. Смотреть за игрой можно бесконечно. А понять, что за столом происходит, могут далеко не все. Мне, к примеру, так и не удалось до конца понять талант отца. Возможно, именно по тому, что речь шла о настоящем таланте.

Настоящий талант незаметен. Он не так ярок, как его видимость. Ты хочешь, чтобы тебя считали талантливым — ты ведёшь себя так, словно ты гений в игре. Ничего, очень скоро ты с позором с этого места сойдёшь. Но пока этого не произошло, ты можешь пожинать плоды своего обмана.

Сказать об отце, что он талантлив, мог не каждый человек. Он тщательно скрывал свои способности. Точнее, он к ним никак не относился — как это обычно и бывает с талантливыми людьми. Они не понимают собственного дара. Не умеют превращать его в инструмент для выкачивания из других людей денег. Они просто живут с этим, изредка полагаясь на свои способности в тех случаях, когда это требуется. Не понимая, впрочем, что это и есть — редкий дар.

Наблюдателей за своей игрой отец не особенно любил. Но никогда никому не запрещал наблюдать за собой. Ему нечего было скрывать. Он играл честно. Знал, как располагаются карты в колоде — но он полагал, наверное, что то же самое знают и другие. Он думал, что люди понимают в покере не меньше, чем понимал он сам. И в этом, конечно, ошибался.

Многие люди следили за его игрой. Когда он это видел, то слегка расслаблялся. Он полагал, что за ним следят, поскольку в чём-то его подозревают. Потом приходило понимание того, что это — дань уважения. Что это и есть тот самый почёт, которым он пользовался до глубокой старости. Но всё это приходило позже, когда отец привыкал к этим наблюдениям.

Помню, однажды он заметил, что за ним наблюдаю я. Мне было в ту пору лет двадцать. И мне было очень интересно — как же он играет. Я смотрел во все глаза. И не мог взять в толк — как он различает эти унылые карты по значению.

Отец заметил моё внимание. И сказал всего несколько фраз, о которых я позже задумался. Он сказал: “Видишь, это треф. Он бьёт пику. Здесь дама, а здесь туз. Всё очень просто”.

Для него было просто. А для меня это до сих пор загадка… Какой треф? Какая пика? С ума сойти.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.