Обучаем игре

Иногда отец приступал к обучению молодых игроков. Он делал это не слишком серьёзно и вовремя это дело прекращал. Он говорил, что он был избыточно внимателен к манере игры того или иного игрока. И слегка ошибся, полагая, что может в чём-то ему помочь. Если тот спрашивал — что случилось, почему у него такое мнение — отец начинал объяснять. И дело, в общем-то, не прекращалось. То есть начиналось серьёзное обучение игре… Но в том-то и дело, что таких вопросов у молодых игроков не возникало. И отец полагал, что игра их не особенно интересует.

На моей памяти отец обучил игре только одного человека — дядю Мишу Урсаки. Их связывало очень многое (о чём рассказывать вроде бы не следует). Дядя Миша был очень привязан к отцу. Он учился у него игре в покер долгие годы. И обучился этому так, что играл почти как отец. С одним отличием — отцу он всё время проигрывал. Хотя и старался не делать этого.

У дяди Миши ничего не получалось, когда отец серьёзно с ним разбирался. А отец всегда был серьёзен — ведь в противном случае можно было проиграть большие деньги. Допустить этого отец не мог. Он давал дяде Мише чуть-чуть выиграть, потом в три приёма раздевал его до нитки. И полностью возвращал ему выигранные деньги. Забрать их у дяди Миши отец не мог. Не позволяла их давняя дружба.

Но игра дяди Миши с другими игроками показывала, что он научился у отца очень многому. Однажды я наблюдал, как дядя Миша выиграл у одного опытного игрока очень большие деньги. И когда выигрыш был окончательным, дядя Миша вернул этому человеку половину им проигранного — по примеру отца. И этот человек едва ни заплакал, когда увидел это… Очень подкупающая история.

Они играли в покер долгие годы. Играли тогда, когда не было никого из игроков. Играли в больших компаниях. Играли с незнакомцами. Играли с новыми партнерами. И отец всегда был на шаг впереди дяди Миши. А дядя Миша — всегда рядом, всегда подстраховывал отца. Это была самая верная пара из ученика и его учителя. Других таких пар мне видеть не приходилось.

В живых уже нет ни отца, ни дяди Миши. Оба ушли друг за другом с разницей в пятнадцать лет, хотя дядя Миша был на десять лет моложе отца.

Я понимаю, что срок достаточно большой. Но когда перестал играть отец, перестал играть и дядя Миша. По его словам — просто потому, что игра ему надоела. На самом деле — в знак солидарности с моим отцом.

Like what you read? Give Николай Надеждин a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.