Большой трехчастный текст об “Интерстелларе”, бормашинах эпохи Просвещения, попавшему в долговую яму Боге и почему человеку все-таки придется жить до 150 лет.

ЧАСТЬ I(пугающая своими серьезными формулировками)

По законам жанра, видимо, нужно начать с некоторых обобщающих вещей (три пункта сформулированы не мной). Как обсуждение разработки фюзеляжа самолета, начинается с четкого понимания, для какого самолета она нужна (сельскохозяйственный или штурмовик, патрульный или пассажирский), так и для повествования о частностях человеческой цивилизации, нужно вначале увидеть картину целиком.

1)Страдание — продукт боли и неудовлетворённых желаний. Каждый из ныне живущих в той или иной степени страдает или будет страдать.
2) Главный вектор развития нашей цивилизации — уменьшение человеческого страдания прямо или косвенно (от изобретения шариковой ручки до, как ни парадоксально, атомной бомбы, от издания детских сказок до выпуска порнофильмов). Путь к уменьшению страдания — освобождение от психологических и физиологических ограничений, наложенных на нас эволюцией. 3)Единственный путь к освобождению — научное знание. Освобождение может никогда не произойти.

Человек объявил войну боли в ее самом широком смысле, ставя лишь одну амбициозную цель — победа над ней. На фронтах физической боли сражается медицина. Полтора века назад, когда мы шли на врага с дубинами, сама мысль о победе воспринималась анекдот, сейчас, когда мы вводим на поле боя танки это уже не кажется таким смешным.

У современного человека слишком много вещей попадает в категорию САМО СОБОЙ РАЗУМЕЮЩИХСЯ, особенно это касается по части качества жизни.

Например, кесарево сечение без летального исхода это “само собой разумеется”. То, что хирурги моют руки перед операцией у нас вызывает мысль “ну да это само собой разумеется, а как вообще без этого?” Про то, что нас миллионами не косит лихородка, мы говорим: “ясен хрен, так и должно быть”. Но нет ничего “само собой разумеющегося”, есть только прогресс человеческой мысли.

ЧАСТЬ II(самую малость оскорбляющая чувства верующих)

Самое время ввести нашего первого героя — Бога. Он — седой старец с густой бородой, который обладает всемогуществом, но это всемогущество по каким-то причинам это не распространяется на карточные игры. Ему это доставляло кайф и он до безумия любил спускаться на землю, пропускать партейку в покер с гомо сапиенсами, но каждый раз проигрывался в пух и прах. Чтобы выплатить со временем накопившийся карточный долг, он решил открыть собственное “дело” — продавать по дешевке людям возможность родиться в прошлом. Второй персонаж — ты. Тебе претит нынешний век — вся эта робототехника, гул автомобилей, окружающий тебя офисный планктон, здания-коробки, идиотские ток-шоу по ТВ. Тебе хочется романтики, пышных балов, нормальной экологии, великих сражений и ты не прочь оказаться в каком угодно веке, только не в 20-м и тем более не в 21-м веке, где даже унитазы научились разговаривать. По воле случая, ты натыкаешься на наклеенное на остановку объявление с описанием услуг и адресом офиса первого героя (забегая вперед скажу — справедливость восторжествует и Богу придет штраф за незаконную расклейку объявлений).

Ты еле нашел этот бизнес-центр на окраине города и кабинет Бога на последнем этаже. Бог вежливо просит тебя присесть напротив. Сев на дешевый икеевский стул, ты долго объясняешь, как темп современного мира тебя выматывает, жалуешься, что люди разучились “по-настоящему” любить, сравниваешь никудышное современное искусство с шедеврами эпохи Возрождения, а потом искренне толкаешь ему теорию, что по личным ощущениям ты “родился не в том месте, не в то время” (последнее Бог воспринимает как личное оскорбление, но не подает виду). Бог кладет на стол пару ознакомительных брошюр, чтобы ты принял решение, где ты хочешь заново родиться.

Ты листаешь первую брошюру — “XIX век”. Страницы брошюр пестрят красочными картинками. Девятнадцатое столетие — эпоха империй, дворяне устраивают охоту на своих бескрайних угодьях, Шопен пишет свои вальсы, барыни получают от своих воздыхателей письма с признаниями в любви, а кавалергарды щеголяют в белых мундирах и золотых кирасах. Под всеми этими чудесными картинками замечаешь мелкий шрифт. “Что-то про медицину… какая скукотень…”- думаешь ты. Но так как ты уже знаешь, что мелким шрифтом всегда написаны вещи, которые нежелательны к прочтению, заставляешь себя это прочитать.

Из текста узнаешь, что в XIX веке средняя продолжительность жизни равнялась 30–40 лет (в пушкинские времена, тридцатилетняя женщина была старухой, а пятидесятилетний мужчина считался глубоким старцем). Никаких антибиотиков еще нет, поэтому в девятнадцатом веке туберкулёз убил около четверти взрослого населения Европы. Нет и асептиков и антисептиков — послеоперационная летальность в России, во второй половине столетия составляла 25%. Детская смертность составляла 40%. До 1889 г. никто ни о каких аппендицитах не слышал (т.е. заболел у тебя живот и никто не знал, что с тобой, а пока врачи разводили руками — ты тихонько помер).

“Мда… Не фонтан…”- думаешь ты, откладываешь эту брошюру в сторону и берешь другую. “О, восемнадцатый век! Здорово!” Здесь картинки еще более завораживающие — великолепный оркестр во дворцах развлекает городских аристократов, дамы в пышных платьях зачитываются галантными романами, а молодые люди отважно защищают свою честь на дуэлях. Обращаешь внимание на мелкий шрифт.

В Европе в XVIII веке средняя продолжительность жизни составляла 34 года. Почти каждый житель многолюдных городов сталкивался с оспой, летальные исходы от нее были частым явлением. По отношению к общей смертности на долю оспы выпадала 1/4 и даже более 1/3. Но не все так плохо — зубной кариес, например, уже научились лечить. Правда зубные сверла приводились в движение руками(!). И нельзя обойти один из популярных видов лечения в те времена — кровопускание. Оно применялось везде, где только можно. У тебя диабет? Тебе поможет кровопускание. Мучает аллергия? Кровопускание. Ревматизм? Кровопускание!

Как-то не очень тебе уже нравится идея свалить из века 21-го, но все таки берешь еще одну брошюрку, авось там что-то нормальное попадется. Средневековье. Ты пропускаешь все красивые картинки с рыцарями и готической архитектурой и читаешь, что написано мелким шрифтом.

В XIV веке средняя продолжительность жизни была 21 год. 25% детей умирали, не дожив и до пяти, около 40% умирали в подростковом возрасте. Так как методов обезболивания не было, то все операции в средние века причиняли жесточайшие мучения пациентам (а пациентов из-за бесконечных войн было бесконечно много). Не было так же и правильных представлений о раневой инфекции и методах обеззараживания ран, поэтому до 90% операций заканчивалось гибелью больного в результате сепсиса. Не стоит забывать и про эпидемии. В общей сложности от Чёрной смерти за два десятилетия погибло не менее 60 миллионов человек (во многих регионах — от трети до половины населения).

“Боже, да это ж просто наебалово!” — бросаешь ты сгоряча. Богу неловко. Он что-то мямлит про хорошую скидку такому прекрасному человеку как ты, но уже направляясь к выходу и говоришь, что это важное решение и нужно посоветоваться со своей второй половинкой и родителями. По выражению лица Бога становится понятно, что его услуги и без твоего отказа не пользуются популярностью.

ЧАСТЬ III(с налетом фантастики и надежды)

Думаю, все уже смогли оценить масштаб сюжета “Интерстеллара”. Можно сказать, что этот фильм — ода человеческой цивилизации, Нолан нам в каждой второй сцене с экрана вовсю кричит: “Чуваки! А человек-то — это звучит гордо!” Мы покоряем космос. Мы создаем искусственный разум. Мы уже не те волосатые ребята, у которых выбор жизненного пути был невелик: охота или земледелие, а область нашей деятельности простирается за пределами планеты.

Но восхваляя космических первооткрывателей, создателей айфонов или рок-звезд, мы совершенно забываем про то, что делает нашу жизнь в 21 веке не похожую на средние века или палеолит — про людей, от которых напрямую зависит качество нашей повседневной жизни и количество физической боли, которое нам предстоит испытать.

Нам кажется, что космос — это романтично и красиво, медицина же — это кишки, селезенки, пробирки и поэтому заглядывать в телескоп нам куда интереснее, чем в микроскоп. Такое отношение как минимум незаслуженно.

Возможно, вы пропустили ЧАСТЬ II и все еще не очень понимаете почему же нам, собственно, нужно заглядывать в этот чертов микроскоп? Хоть это и не область моих профессиональных знаний, но постараюсь ответить. Под термином «естественная» смерть подразумевается вид смерти, который, в теории, наступает у людей старческого возраста в результате естественного изнашивания тканей организма и постепенного прекращения их функций, т.е. не вызванное какими-либо заболеваниями. Вскрытия лиц, умерших в возрасте 100 лет и больше, показало, что все люди умирают от болезни (зачастую вызванные начальными этапами инволюцией организма ввиду старения), хотя может показаться, что это была смерть от старости. Существует ли “естественная смерть”? Существует («предел Хайфлика»). Каков возраст ее наступления — не знает никто. То, что до сих пор еще ни один человек на земле не умер естественной смертью, то есть от старости, а во всех случаях от болезней — говорит о том, что биологические возможности продолжительности жизни человека еще не определены, что возраст 150 — 180 лет (при условии, что З. Петридж, М. Эйвазов, Т. Абзиве и прочие ребята существовали), который мы иногда наблюдаем в жизни, не является пределом. То есть устранение болезней, теоретически, продлит человеку жизнь до пока еще не установленного предельного возраста. Человечество еще не дошло до такого исторического момента, когда люди массово умирали бы от изнашивания организма. Тот факт, что даже в возрасте 100+ лет люди умирали от болезней, а не от старости, подтверждает то, что биологические возможности людей могут перешагнуть рубеж как минимум в полтора века. Кто в Древнем Египте мог предположить, что доживать до 80 лет это нормально, а не чудо из чудес? Кто в Средние века мог подумать, что на операционном столе можно не только помирать, а даже проводить операции ребенку в утробе матери?

Возможно человечество обладает таким разумом, который в состоянии победить болезни и другие внешние факторы, укорачивающие его жизнь. Во всяком случае мне хочется в это верить.

В будущем (если мы конечно не переубиваем друг друга) трансгуманизм станет скучнейшим элементом повседневности, а от слова “евгеника” люди не будут шарахаться, табакокурение, возможно, будет уделом только стран Третьего мира, появятся какие-нибудь защитники прав растений и защитники прав мужчин, а люди будут удивляться: как это так — в далеком 2014-м 30% людей погибало от сердечно-сосудистых заболеваний, то ли дело у нас, в 2214, заболело сердце — пошел заменил на более долговечное, искусственное, ведь это САМО СОБОЙ РАЗУМЕЕТСЯ.

“Дикие были времена” — будут каждый раз добавлять они, упоминая наш с вами век.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated придавай значение’s story.