А вообще думать спустя 70 лет, что Великая Отечественная война была “освободительной войной”, а не кровавым столкновением двух тоталитарных систем — это все равно, что верить в деда Мороза, если тебе уже далеко за 40. Вроде бы ты уже большой мальчик и все указывает на то, что данный персонаж — вымысел чистой воды (начиная от пакта Риббентропа-Молотова и убийствами в Катыни, заканчивая системой концлагерей, карательных отрядов, расстрелов “за пораженчество” и т.д.), но праздника так сильно хочется, и все вокруг твердят о том, что дед Мороз существует, что разум и логику можно отбросить. Ведь если нет старичка с бородой, то значит и подарков не будет (так чем же нам гордиться тогда, как не “Великой Победой”?), а признать, что руководство СССР, не меньшая чем фашистская Германия, машина по уничтожению своего же народа — это подставить под сомнение само существование Нового года, как праздника. Нет, мы этого не хотим. Мы не хотим знать историю — мы хотим сказок и великой истории.

Однажды культ победы отомрет, сказка разрушится и вдруг окажется, что Великая Отечественная война — это никакая не борьба “добра” со “злом” и уж точно не “священная” война, а гуманистическая катастрофа, где нет победителей. И что после этой самой победы, для советского человека по-большому счету ничего не изменилось, ведь он как ходил до этого босым и закованным в цепях, так и продолжал ходить, только теперь по разрушенной войной стране и со статусом “победителя”.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.