Мыслить адекватно становится труднее

Наталия Дыхно

«Щенэвмерла», «Укропия», «Поросенков», «Мордосвин», «алкаш, постоянно клянчащий гроши», «свидомиты», «укрожурнашлюхи». Такие оскорбления звучат в прессе оккупированной части Донецкой области в сторону всего украинского: страны, президента, украинцев и журналистов. Нередко встречаются сюжеты о переселенцах, которые возвращаются в оккупированный Донецк. Исходя из слов автора — из-за «агрессии к ним в украинских городах». В передачи «Герои нашего времени» рассказывают о боевиках, на позициях которых «нет запрещенной Минскими соглашениями техники», а вот «враг» ее использует.

Автор: Наталия Дыхно

За разными оценками население оккупированной части Донецкой области составляет от 2 до 2,3 миллиона человек. Из них 88% жителей смотрят телевидение. На втором месте по популярности интернет — им пользуются 51%, — сообщает Донецкий институт информации. Украинские телеканалы здесь не транслируются, лишь местные и российские. Журналистам из Украины въезд запрещен.

Автор: Наталия Дыхно

«Мыслит адекватно становится с каждым днем труднее», — сказала мне однажды дончанка. Помогают противостоять информационным атакам медиа-проекты, создаваемые донецкими журналистами, которые сейчас живут в подконтрольных украинской армии городах. Интернет-телевидение Общественное ТБ Донбасса, несмотря на запрет въезда, делает сюжеты и опросы с Донецка. Проект Donbas Leaks публикует аналитику и различные мониторинги. Ежедневно четыре часа на Громадське радіо в программе «Киев-Донбасс» рассказывают о событиях на Донбассе и жизни переселенцев с востока Украины. Также активно работают теле и радио-проекты Радио Свобода — «Донбасс.Реалии», программа интернет-ТВ «Громадське.Схід». Министерство информационной политики выпускает газету «Донецкая правда» для жителей прифронтовых городов и так званой серой зоны.

Наш Карабах! Карабах наш!

Автор: Алина Смутко

Почти 30 лет продолжается нагорно-карабахский конфликт. Сегодня многие из армян считают эту территорию частью своей страны. Азербайджанцы ее относят к своей, но сейчас оккупированной Арменией. Власть имущие в обеих странах используют карабахскую риторику в своих интересах.

С помощью созданного, благодаря пропаганде, образа «врага» обществом манипулируют. Без подобных стереотипов не обходятся мультфильмы, художественная литература и публицистика. Шаблон одинаковый: генетически плохая этничность, созданная искусственно Сталиным в Советское время. Без своей уникальной культуры и кухни. А те, что имеют, украли у нас.

Армения

«В медиа-пространстве Нагорный Карабах считается второй армянской республикой. Хотя общеизвестно, что карабахские чиновники зависят от Еревана», — объясняет журналист из Армении. Когда независимые СМИ поднимают темы коррупции или проблем в армии, правительственные обращаются к теме войны и образу «врага». «Посылы такие: нам нужна стабильность, а то азербайджанцы могут напасть. Даже есть популярная фраза «хотите чтобы, турк видел и радовался», — рассказывает он. Турками часто называют азербайджанцев.

Автор: Алина Смутко

По словам Агхавни Харутюнян, журналистки из Армении, создание странных героев в Азербайджане способствует укреплению образа «врага-азербайджанца» в Армении.

«Мы имели дело Рамиля Сафарова, который убил армянина топором. На Родине его воспринимали как национального героя. У нас образ азербайджанца стал чем-то вроде Рамиля», — утверждает Агхавни. Сафаров был приговорен к пожизненному заключению в Венгрии. После шести лет отбывания срока он был экстрадирован и помилован Ильхамом Алиевым.

Азербайджан

Гюнель Мовлуд, азербайджанская журналистка в эмиграции, тоже вспоминает Сафарова: «Оппозиция поддержала нашу власть в его экстрадиции. Ликовали все. Вот так всегда. Враг объединяет». Ненависть к врагу интегрирует людей с разными политическими взглядами и заставляет забывать о других проблемах в стране.

Правительственные СМИ поднимают тему Нагорного Карабаха, когда нужно отвлечь внимание население. Например, от нарушения прав человека, арестов активистов, падения национальной валюты и других. «У них это отлично получается, — делает вывод Гюнель Мовлуд. — В независимых медиа (количество которых можно пересчитать на пальцах) говорят о Карабахе, когда есть какое-то обновление в этом процессе или там идут боевые действия»

Автор: Наталия Дыхно

Мирный диалог

Севиль Гусейнова написала исследование про армян в Азербайджане. После этого, в 2005-м, ее пригласили на конференцию в Ереван. «Тогда мы еще могли ездить как активисты, но только если армянская сторона брала на себя полный контроль над нами со стороны КГБ». Женщина вспоминает, что к ним с коллегой приставили двух КГБ-шников, которые повсюду ходили следом.

По приезду домой Севиль написала описательную статью об этом визите. На то время она работала в одной англоязычной газете в Баку. «Редактору, он был американцем, материал понравился. Его опубликовали». Через пару дней ее вызвал к себе шеф газеты и сказал: «Вы увольняетесь! К сожалению, у нас нельзя писать подобное». «Уж слишком нейтральной была статья, без пропагандистского пакета маркеров, — говорит женщина. — У меня остался осадок и через такой личный опыт я углубилась в тему конфликта».

Сегодня Севиль живет и работает в Берлине в Центре Независимых Социологических Исследований, который проводит семинары для молодых журналистов из конфликтующих стран. Считает, что ее место жительство и позволяет ей заниматься подобной тематикой. «В Азербайджане все с этим сложно, ведь сферу «мирного диалога» монополизировала власть. Наше гражданское общество понесло огромный ущерб, потому что активисты сидят в тюрьмах, уехали как политические беженцы или же их счета полностью заморожены, и они не могут работать».

В Армении работать по этой теме менее опасно, но за сотрудничество с азербайджанцами могут назвать «шпионом» и «предателем». Несмотря на это, Фил Гамагелелян, директор по программам в Центре по трансформации конфликта «Imagine», занимается мирным диалогом уже более десяти лет.

«Участники семинаров — граждане Армении и Азербайджана. Во время встречи они предлагают свои идеи, а мы их поддерживаем в реализации. Помогаем написать проекты, которые всегда совместны, и добыть финансирование». Результатами диалогов стали Этический кодекс, интернет-СМИ (позже и печатная версия) Кавказский выпуск. Две участницы пишут совместные материалы на темы-табу на Кавказе для ВВС.Азербайджан. Также участники других подобных семинаров создали азербайджано-армянский сайт «Публичные диалоги» и другие.

Во время апрельской эскалации Фил Гамагелелян вместе с другими работниками центра делали мониторинг азербайджанских, армянских и турецких СМИ. Предметом было освещение обострения и риторика относительно друг друга. «Я больше смотрел на СМИ Армении. Что интересно?! В государственных была сплошная пропаганда — «азербайджанцы — изверги, звери, кровожадные и все такое. А вот независимые СМИ намного осторожнее подходили к этой теме. Пытались представить и другую точку зрения. Очень мало было языка вражды. И если подумать, то эти журналисты проходили либо через наши, либо через другие проекты. Мы надеемся, что какая-то связь есть».

Опыт этих двух стран показывает нам, украинцам: бороться с авторами «Щенэвмерлой», «Укропии» и «свидомитов» можно самостоятельно, без вмешательства власти. И то, что последняя, не препятствуя, уже содействует. Каждый новый и профессиональный медиа-проект для людей, проживающих в зоне конфликта, делает более редкими фразы «мыслить адекватно становится труднее».

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.