Image for post
Image for post

Пробник рассылки «Бабаева копает инновации». Письмо 3

Третье письмо рассылки называлось — «Джон Хейгель и работа будущего». Публикую начало письма, чтобы вы могли понять, хотите или нет.

Третье письмо рассылки снова построено вокруг героя. Знакомьтесь, Джон Хейгель. Поделюсь идеями мастера об инновациях и будущем, особенно — о работе будущего.

Джон Хейгель — это американская версия Андрея Себранта. Интеллигентный седовласый бородач — его полное имя «John Hagel III» — каждый раз умудряется открывать людям рты на конференциях, рассказывая про будущее.

Джон меньше, чем Андрей говорит про технологии и больше про бизнес. Вместе с коллегой он создал и возглавляет исследовательское подразделение Deloitte, расположенное в Кремниевой долине, — называется красиво Center for the Edge. В названии зашифрован важный принцип развития, расскажу в конце письма.

Center for the Edge — это «исследовательская» компания, значит, что их продукт информационный. Выводы, основанные на данных, в виде видео и бесплатных, но очень крутых отчетов — PDF-ок вроде этой.

Image for post
Image for post

Что именно исследуют: бизнес и будущее, рост и будущее, обучение сотрудников и будущее, найм и будущее и так далее.

Как можно исследовать будущее, живя в настоящем? В Center for the egde любят цитировать фантаста Уильяма Гибсона: «Будущее уже здесь, оно только неравномерно распределено». Они находят места, в которых будущее уже проросло, и делают выводы. Не знаю, на чем они зарабатывают, но это очень сильно подняло в моих глазах Deloitte и четверку вообще. Возможно это и есть их цель.

Когда я слушаю Хейгеля, каждый раз переживаю похожую волну эмоций:

1. Когда он начинает обозначать тему — как будто цитирует мои мысли. Говорит вещи, до которых, как мне казалось, я дошла сама. Мне очень льстит иметь Джона в единомышленниках. Но это только начало.

2. Потом Джон говорит: «А это значит, что…». Тут начинается самое интересное. Он ведет меня на шаг или два дальше моей самой передовой идеи. Позволяет зайти туда, куда мой мозг меня еще не заводил. Поэтому я взялась копать, что за человек — хочу больше запрыгиваний вперед.

Я надеюсь, вы в этом письме найдете то, что отправит и вас на шаг вперед. Это и есть наша цель на сегодня.

Сначала я проведу вас подробно по любимой теме Джона Хейгеля — будущее работы. Он часто с ней выступает и мне она очень близка. Я посмотрела несколько выступлений Джона на эту тему и собрала резюме.

Во второй части письма перечислю несколько тем, которые команда Джона ставит в центре своих исследований. Расскажу, что такое Maker Movement (движение создателей), какую судьбу предрекают исследователи крупным корпорациям, какие тренды считают важнейшими и что-то еще.

Я немного касалась темы работы будущего, потому что чувствую бурление вокруг себя на эту тему. Вот о чем я писала — в двух пунктах:

1) Больше self-employed. Я верю, что будет больше высококвалифицированных свободных профессионалов (вроде меня), self-employed, фрилансеров. В штатах таких уже больше 35%, у нас 2–3%.

— Этот тренд называется Gig economy. Джон его констатирует, как случившийся факт. Считает что этот тренд принципиально ничего на рынке труда не меняет. А вот что действительно спасет важность человеческого труда — так это больше предпринимательства в работе каждого.

2) Больше ченджеров. Я уверена, что будет больше ченджеров — людей, которые привносят маленькие и большие улучшения, а ран будет постепенно уходить программам, машинам, AI.

— Джон подтвердил мое видение, хоть и не использует термины «чендж» и «ран». Он дорисовал и раскрасил «мир ченджеров» — рассказал, что будет переходной стадией, каким будет обучение ченджеров, как изменится соотношение крупных и мелких компаний на рынке.

Сейчас все расскажу.

Джон Хейгель предлагает начать с ответа на вопрос «Что такое работа?».

«Работа» в классическом смысле: 1) стандартизирована (понятно, что именно мы хотим получить), 2) конкретизирована (понятно, какие шаги нужно проделать), 3) глубоко интегрирована (моя часть работы бесшовно переходит в твою, чтобы сэкономить ресурс).

По мнению Джона, такая работа не подходит человеку, чужеродна его природе и не раскрывает его потенциала.

В стандартной-конкретной-интегрированной работе у людей нет будущего — с ней лучше справятся машины.

«Меня часто спрашивают, какой процент рабочих мест перейдут машинам и когда. Если мы понимаем работу в классическом смысле слова, то 100%! И быстрее, чем кажется»,

— Джон Хейгель

Получается, что не роботы отбирают у людей рабочие места, а люди, занятые на стандартной-конкретной-интегрированной работе, все это время занимали рабочие места машин.

Хейгель говорит о трех трендах в работе, о которых много шума, но они ничего не меняют по сути:

  1. Reskilling (переквалификация). Сейчас со всех углов предупреждают, что наши дети за жизнь будут вынуждены сменить с десяток или больше профессий — и важно их готовить так, чтобы они были способны на регулярную переквалификацию.

«Ненадолго!» — Хейгель говорит, что меняя квалификацию, ты по сути меняешь один стандартизированный набор навыков на другой, понимая, что и этот тоже временный. Просто выигрываешь время, пока программы не научились делать это лучше тебя.

2. Augmented work (работа, дополненная AI) — еще один тренд, в рамках которого запускаются стартапы и поднимают большие инвестиции.

Лирика. Как-то я смотрела «Русские норм» с Олегом Рогинским, которого сам Давид Ян назвал «номером один» и «гением». Мегауспешный стартап Олега «People AI» сейчас создает продукт, который говорит сотрудникам (для начала менеджерам по продажам), что делать в каждый момент времени, чтобы получить наилучший результат. Это и есть пример augmented work (дополненной работы). — Не знаю, как вы, а я не хотела бы для своей работы подобного будущего.

«Временно!» — По мнению Хейгеля это еще один промежуточных шаг в логике старой парадигмы — люди продолжают работать по инструкциям с той лишь разницей, что теперь она самоулучшается на больших данных и подстраивается под тебя.

3. Gig economy — фриланс, self-employed, контрактники, свободные сотрудники платформ вроде Uber и прочие ребята вне найма входят в этот тренд. Я тоже в этом кусочке, вижу как растет сегмент и смотрю на него как на один из элементов работы будущего.

«Ничего не меняет!» — считает Хейгель. Большая часть передаваемых за штат задач сейчас стандартизирована еще в большей степени, чем для внутренних сотрудников, чтобы получить предсказуемое качество. А значит она тоже является частью устаревшего определения слова «работа».

Image for post
Image for post
В Штатах есть куча платформ для разного рода фрилансеров. Схема из отчета Center for the Edge — «Путь героя по ланшафту будущего».

«Работа» в новом смысле по Хейгелю — это находить проблемы и неочевидные возможности и создавать для них решения.

Джон приводит несколько примеров. В одной очень земной нетехнологической компании каждому сотруднику сказали, что его рутина теперь не главное, важнее находить проблемы и придумать способы их устранения. Пастухи в этой компании заметили, что тратят много ресурсов на поиск сбежавших голов из стада. Один из них предложил взять дрона и отслеживать передвижение стада с его помощью. В итоге получили скачек в продуктивности. А потом еще больший — оказалось, что если скоту вживить чипы, то дрон сможет отслеживать возникающие очаги заболевания, а компания будет экономить на медикаментах.

«Все должны стать предпринимателями, но не в смысле выращивания новых единорогов, а в смысле — поиска новых возможностей и способов их реализации», — Джон Хейгель.

Давайте еще раз и по шагам. Что нужно будет делать «работнику» из будущего:

1) Видеть проблемы или возможности, которые не видели раньше.

2) Включать креативность и придумать, как решить проблему или использовать возможность.

3) Претворять решения в жизнь, добавив тем самым новую ценность бизнесу.

Какие профессии это вам напоминает? Менеджер продукта, growth hacker, стратег, руководитель, предприниматель и, конечно, ченджер ;-) Но боюсь, здесь Джон с нами не согласился бы.

Это всего 30% письма рассылки «Бабаева копает инновации». В оставшейся части письма узнаете:

1. Чем взгляды Джона Хейгеля отличаются от взглядов Garner Bimodal, то есть в чем он спорит с подходом «change vs. run»;

2. Почему работнику будущего не нужны будут постоянные смены квалификации (reskillings);

3. Как школа выбивает из нас любопытство и креативность. Является ли такое устройство системы образования случайным или намеренным?

4. Как может видоизмениться классическая модель BCG «кривая опыта» благодаря новому пониманию «работы».

5. Какой из трендов победит — дробление работы (и тогда корпорации исчезнут) или консолидация работы (и тогда корпорации превратятся в мегакорпорации)? Что будет с компаниями-середничками?

6. Какой вид «невидимых», но очень важных инноваций не замечают топы западных корпораций, посещая Китай, если это не технологические и не продуктовые инновации?

7. Что такое «движение создателей» (maker movement) и почему за ним важно следить каждому?

8. Почему Джон Хейгель не верит в классический подход к трансформациям, а вместо него предлагает обновляться через «развитие окраин» компании?

Все письма очень разные. О других темах рассылки узнайте на странице — https://bki.changerschool.ru/ Там же — отзывы, условия подписки и частые вопросы.

Image for post
Image for post

Меня зовут Наташа Бабаева. Я пишу про маркетинг, продукт и инновации. В Facebook лично, в Telegram кратко, на Медиум детально.

Помогаю прокачивать навыки инноватора в Школе ченджеров. В чем идея? / Подписаться→

Written by

Founder at School of Changers, Change Consultant, Medium blogger (Russian+English), former Development Director in the most innovative Publisher in Russia (MIF)

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store