О том, что я приметил
в “The Catcher in the Rye”

Пожалуй, главная находка — это то, насколько сильно переплетены начало и конец истории. На обсуждении в книжном клубе кто-то подметил, что в книге дважды в разных местах упоминаются египтяне. Я решил проверить и вот, что обнаружил:

  • Египтяне упоминаются во 2 и 25 главах;
  • Хольден начинает пропадать, переходя дорогу, в 1 и 25 главах;
  • И Спенсер во 2 главе, и учительница Фиби в 25-ой кричали ему в след “Good luck!”, что в обоих случаях его раздражало.

Это самые явные “рифмы”, но есть ещё несколько сомнительных:

  • Учителя Хольдена читают ему лекцию-монолог про жизнь: Спенсер во 2 главе, Антолини в 24-ой;
  • Салли Хейс. Вообще про неё целая глава в середине, но помимо этого в 3 главе её фотографию рассматривает Экли, а в 24 про неё спрашивает Антолини;
  • Лошадь. В самом начале 1 главы Хольден описывает эмблему Пенсли, на которой человек на лошади прыгает через ограду. В самом же конце 25 главы Фиби катается на лошади на карусели.

Думаю, даже первых трёх пунктов достаточно, чтобы не списывать это на случайность. Но в таком случае зачем автору понадобилось такое переплетение? На поверхности ответа на этот вопрос нет, но на помощь приходит ещё одна тема.

Тема карусели.

Возможно, она где-то притянута за уши, но вот, что у меня по ней есть:

  • Первое, что меня на неё натолкнуло — это оригинальная обложка английского издания 1951 года. На ней карусельная лошадь, которая выглядит как живая, но проткнута шестом. Автор абложки — E. Michael Mitchell, друг Сэлинджера. Так что можно быть уверенными, что Сэлинджер эту обложку одобрил.
  • Повествование заканчивается именно возле карусели, где Хольден отказывается от идеи ловить детей и заключает: “If they fall off they fall off…”
  • Около 30 раз в тексте встречается выражение “horse around” (дурачиться), что по звучанию (и отчасти смыслу) близко к “horseabout” (синоним карусели).
  • На всех вокруг Хольден вешает ярлык “phony”, а на карусели тоже вокруг одни “фальшивки” — декорации.

Ну а самое интересное, что тема карусели даёт обоснование для переплетения начала и конца. С чего начали, тем и закончили — сделали круг. Я предполагаю, что эта цикличность отражает мировоззрение Сэлинджера и, возможно, даже навеяна восточными идеями перерождения. Но мне сложно тут что-либо уверенно говорить, потому что ни с биографией Сэлинджера, ни с восточными учениями я толком не знаком.

Вот как-то так.

Like what you read? Give Nikita Golubov a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.