Обращение Захаровой Натальи Николаевны к Козыреву Анатолию Николаевичу

Г-ну Козыреву А.Н.

Уважаемый Анатолий Николаевич!

К Вам вновь обращается жена Белкина Виктора Даниловича. Сегодня совершенно случайно прочитала две Ваши любопытные публикации: «Три утопии и призрак коммунизма» и «Экономическая наука в поисках главного читателя».

Позвольте сделать некоторые уточнения, постараюсь не вкладывать эмоции, а лишь пройдусь по тексту Ваших статей.

Вероятно Вам не известно, что академик АН СССР, член ЦК КПСС, главный редактор газеты «Правда», академик-секретарь Отделения экономики АН СССР Румянцев А.М. был тестем Белкина Виктора Даниловича по первому браку. Дочь Алексея Матвеевича трагически погибла, после чего я стала второй женой Белкина. Алексей Матвеевич родом из Харькова, мой муж родился в Харькове, как Вы пишите в «провинциальном городе», хотя это второй по значимости город в Украине. Румянцев дружил с отцом Белкина, который был агрономом, начальником сельхозсектора облплана, депутатом Харьковского горсовета. В 1937 г. отца моего мужа приговорили к 10 годам лишения свободы, а мать умерла, когда мужу было 4 года. Думаю, Анатолий Николаевич, Вы имеете представление как выживали такие дети.

Румянцев никогда не помогал моему мужу, а после смерти дочери даже наоборот делал вид, что они не знакомы. С Либерманом Белкин В.Д. общался, часто ездил в Харьков по его приглашению читать лекции. Так что альянс этот Вам теперь понятен.

Очень рекомендую Вам почитать в известном Вам трехтомнике моего мужа в Т. 1 на стр.20 статью академика В.В. Ивантера «Расчет цен по Белкину». Ивантер подчеркивает, что Белкин совершил теоретический прорыв. В ваших статьях Вы часто ссылаетесь на Арона Каценелинбогена, так вот в его книге «Soviet Economic Thought And Political Power In The USSR” он утверждает, что за исследования межотраслевого баланса, разработанные Белкиным, государственную премию СССР по экономике получили Коссов, Ефимов, Баранов, Ершов, Эйдельман, Берри и Шаталин. До сих пор еще есть живые свидетели этого факта. А за те же расчеты премию Ленинского комсомола получил А. Гранберг. Два человека из этого списка покаялись — это Гранберг (у меня сохранилось его письмо) и Берри. Книгу можно найти в библиотеке Гарварда. Правда, Белкин пошел на компромисс — ему наконец разрешили стать доктором экономических наук. Говорят, что такой защиты экономическая наука больше не знала, там был настоящий аншлаг. И когда Вы пишите, что в ту пор был кандидатом (также Вы писали и о Ларисе Пияшевой), то могу заметить, что докторами наук не рождаются, а некоторые получают эту степень очень тяжело. Например, в ЦЭМИ работал С.М. Мовшович, который защищал свою докторскую 5 раз, получив при этом 5 инфарктов. Такие были времена. К счастью, моему мужу помогали и Новожилов, и Канторович, и Немчинов, и Федоренко, и многие, многие другие. В Вашей статье есть фотография участников «круглого стола», где молодой к.э.н. Белкин среди самых известных академиков. Ивантер говорит, что успех его был ошеломительный. А вы утверждаете, что это репетиция звездного часа. Нет — это очень достойная и трудная жизнь в науке. Сын Генерального секретаря ЦК КПСС Сергей Хрущев вспоминает, что лучший экономист в СССР — это Белкин В.Д. Они работали в ИНЭУМе когда-то.

Более всего меня поразило в Ваших статьях высказывание по поводу обструкции, якобы устроенной моим мужем Канторовичу. Хочу заметить, что их связывали не только научные, но и дружеские отношения до конца дней Леонида Витальевича. У меня сохранились письма и одна телеграмма академика. Белкин часто навещал дома Канторовича. А если б была обструкция, то это разве было бы возможно.

Когда Нобелевский лауреат В. Леонтьев прилетал в Москву, то он всегда общался прежде всего с Белкиным, в газете «Известия» был проведен «круглый стол» специально для этой встречи.

Белкин был оппонентом на защитах докторских диссертаций и у Пияшевой, и у Гайдара. Он дружил с Селюниным и Ханиным, с Богомоловым и Лацисом, с академиком Тихоновым и с Геннадием Лисичкиным, с академиками Ивантером и Аганбегяном. Вероятно, Вы не знали, что самым закадычным его другом был Игорь Яковлевич Бирман.

Академик Маевский говорит, что муж мой был очень сильным и честным, что работа его «Цены единого уровня» — уникальна. А главное, что он прожил долгую, трудную, достойную и интересную жизнь.

Привожу цитату из Вашей статьи: «Замыкающую систему в масштабах всей экономики, удовлетворяющую принципу полной занятости, построить нельзя. Белкин этого не понял». На мой, взгляд, сомнительная фраза.

Я могла еще долго и долго Вам возражать, но, наверное, это бесполезно. Хочу добавить, что Вы мне причинили боль.

Захарова Наталья Николаевна

16 февраля 2018 г.