Тёма


Тёма член нашей семьи. Он кот. С взрослением излишняя гиперактивность влекла за собой погромы у нас дома. Каждую ночь в кухне что-то ломалось. Маме это, ясное дело, не понравилось. Ветеринар посоветовал удалить ему яйца. Удалили. Он успокоился.


Его полное имя: Лебедев Артемий Иванович. Неа, ни в честь дизайнера, так вышло. Лебедева — это девичья фамилия матери отца. Отчество мы придумали сами, так же как и имя. Тёма целиком черный, он с нами с 2-х месячного возраста. У него есть паспорт. Сестра выдумала и нарисовала. В разделе “Семья” я записан как дядя. Вот уже два года он ни разу не переходил мне дорогу.


Мне вспоминается фраза Юзефа Булатовича: “Я еще не встречал кота, которого заботило бы, что о нем говорят мыши.

Часто вижу как Артемий принародно лижет *ромежность, достаёт с легкостью. В этом плане я ему завидую. (Не в смысле… Вы поняли!) В остальное время суток, ясное дело, спит. То и дело видишь его на диване… на ковре, или в каком-нибудь другом тёплом месте.


По мне он аристократ. В нём есть что-то “Обломовское”. Сейчас, когда все так усердно работают над своим псевдо-имиджем, мне нравится в Тёме то, что он даже не пытается измениться.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Albert Nikanorov’s story.