Введение в макетирование книги

Макет — это набор величин, используемых в издании.

Для того, чтобы книга или журнал выглядели аккуратно, нужно прежде всего сделать макет издания, который позволит избежать использования необдуманных, произвольных размеров: кегля шрифта, длины строки, отбивок между блоками текста, размеров полей и т. д. Соблюсти правила набора и верстки для этого недостаточно.

Кроме того, иногда требуется в точности повторить техническое оформление какого-либо издания. Это бывает необходимо в журнале, в серийных изданиях или в книгах одного издательства. Можно, конечно, попросту взять старый файл верстки, удалить из него старый текст и сверстать новый, но это будет непрофессионально. Размеры в разных изданиях, сверстанных «по одному файлу», но без предварительного установления точных величин (т. е. без этапа макетирования), все равно будут «гулять», что лишь усиливает неопрятность всей серии книг или выпусков журнала.

Книга отличается от иных произведений типографики декоративностью, художественностью своего решения. В ней используются особые — книжные — шрифты, которыми хочется любоваться, а также декор, книжные иллюстрации и композиции из акцидентного набора. Декоративна и природа книжной иллюстрации: гравюры, выполненные в разной технике, по сути являются комбинациями точек или линий, толщина и форма которых должны отвечать пластике используемого в книге шрифта. Если мы приглядимся к гравюре, то увидим, что ее линии или точки создают своего рода геометрический узор. Декоративность наблюдаем мы и в композиции хорошей книжной иллюстрации: ее элементы, ее герои, как правило, повторяются и чередуются в определенном порядке, «для красоты», что редко достижимо, например, в фотографии, стремящейся точно скопировать реальность.

Макетирование и верстка — этапы гораздо более технические, «дизайнерские», по сравнению с выбором или созданием шрифта, гравюр и даже акцидентным набором. Однако, даже в области техники возможно стремление к красоте. Книжное макетирование имеет свои особенности. В чем они заключаются? Прежде всего, в использовании «красивых чисел», т. е. пропорций.

Пропорция — это гармоничное соотношение двух величин. Это соотношение может быть рациональным (например, 3:4), а может быть иррациональным (например, 1:1,618).

Книжный макет, как и макет любого произведения типографики, состоит из прямоугольников. Такова природа оформления текста. Эти прямоугольники (литеры, полосы, страницы) имеют ширину и высоту. Поделив высоту одного из таких прямоугольников на его ширину, мы узнаем их соотношение, которое может быть случайным, а может составлять ту или иную известную пропорцию.

Принято считать, что созерцание пропорциональных прямоугольников приятно глазу. Прямоугольники, имеющие произвольное соотношение сторон, создают диссонанс. Таким образом, читая хорошо смакетированную книгу, мы «видим» тихую, неотвлекающую музыку пропорций. Если же книга смакетирована плохо, то мы ощущаем шум, мешающий чтению. Причем эти отношения будут способствовать чтению или мешать ему независимо от того, понимает ли устройство макета читатель, обращает ли внимание на эти пропорции, или нет.

Что касается узнавания, то с легкостью человеческий глаз узнает две пропорции: квадрат (1:1) и двойной квадрат (1:2). Именно в этом диапазоне находится большинство пропорций, используемых в книге. Более узкие пропорции могут иметь колонки в многоколонном наборе, однако большинство книг имеют лишь одну, достаточно широкую колонку (полосу).

Среди других часто используемых пропорций можно назвать 3:4, 1:1,414 (√2), 2:3, 1:1,618 (золотое сечение). Каждая из этих пропорций имеет особенности.

Так, например, если поделить прямоугольник 3:4 на две равные части (по длинной стороне), то мы получим два прямоугольника 2:3. Еще раз поделив их по длинной части, мы вновь получим прямоугольники пропорции 3:4.

Прямоугольник, имеющий соотношение сторон 1:1,414, при последовательном делении пополам по длинной стороне будет давать прямоугольники, имеющие ту же пропорцию. Стандартные бумажные форматы A1, A2, A3, A4… имеют именно такое отношение сторон. Поэтому разрезав A4 пополам, мы получим два A5.

Что касается золотого сечения, т. е. соотношения сторон 1:1,618, то если мы вычтем из такого прямоугольника меньший прямоугольник с таким же отношением сторон, но c высотой, равной ширине большего прямоугольника, то получим квадрат. Если же мы из этого квадрата снова вычтем тот же прямоугольник, то получим вытянутую пропорцию, состоящую из квадрата и прямоугольника с пропорцией золотого сечения. Высота последнего прямоугольника будет равна ширине предыдущего, вычтенного, прямоугольника. Понятно, что дальнейшее вычитание будет давать нам всё то же чередование квадрата и золотого сечения.

Ил. 1. Прямоугольник с отношением сторон, равным золотому сечению. Вычитая из него подобные прямоугольники, мы обнаружим чередование золотого сечения и квадрата.

Кроме указанных пропорций, существуют и другие. В книге Роберта Брингхерста «Основы стиля в типографике» дается около сорока пропорций в диапазоне от 1:1 до 1:2, полученных преимущественно геометрически.

Таким образом, зная, что книжный макет состоит из прямоугольников, мы можем гармонизировать его, сделать красивым и приятным глазу, назначая этим прямоугольникам определенные соотношения сторон и избегая случайных значений.

Получается, что макет книги — это не просто набор величин, но система пропорций, т. е. набор таких величин, которые взаимосвязаны друг с другом, соразмерны и гармоничны.

Величину каких элементов устанавливает дизайнер, или технический редактор, проектируя макет книги?

1. Литера

Отдельные буквы и знаки шрифта на языке макетирования называются литерами.

Дизайнер имеет дело с готовым шрифтом, который прежде выбрал арт-директор и нарисовал художник-график. И уже в этом произведении графики заложена определенная пропорция: это отношение высоты строчных букв к высоте прописных.

Зная эту пропорцию и приняв кегль (размер шрифта) основного текста за единицу, мы можем назначить непроизвольные размеры шрифта дополнительного текста (если таковой в книге имеется), а также разных уровней заголовков.

Кажется, что раз литеры — это прямоугольники, то следует говорить об отношениях ширины и высоты этих прямоугольников. Но это было бы так, если бы в книге использовались только прописные буквы, а сам шрифт был бы моноширинным. Однако книжный шрифт пропорционален, т. е. имеет разную ширину разных глифов, и о какой-то одной определенной пропорции шрифта говорить не приходится. Можно лишь говорить о пропорциональной связи высоты литер разных кеглей.

Тем не менее, рисунок шрифта может быть в целом узким, или в целом широким. Это подталкивает нас к использованию определенных пропорций внутри строки.

Ил. 2. В «Гипнэротомахии Полифила», изданной Альдом Мануцией в 1499 году, использовался только один кегль шрифта. Зато отношение золотого сечения мы наблюдаем не только в высоте строчных и прописных, но и в высоте строки, т. е. в интерлиньяже (a = 1, b = 1,618, c = 1,618²).

2. Строка

Главная задача при работе со строкой заключается в том, чтобы гармонизировать соотношение белого внутри литер (внутрибуквенные просветы) с белым вокруг литер (межбуквенные пробелы). Здесь сложно говорить о пропорциях, которые можно измерить или посчитать: действовать приходится, скорее, на глаз. Тем не менее, будет большой ошибкой игнорировать этот этап проектирования макета. Чередование белого в строке составляет самое сердце книги — именно результат этой работы дизайнера читатель будет ощущать на протяжении всего чтения.

Верно установленные межбуквенные пробелы существенно улучшают удобочитаемость шрифта и подчеркивают его красоту.

Что касается пробелов межсловных, то, поскольку они разрывают рисунок строки в произвольных местах, их следует считать злом, хотя и неизбежным. С этой точки зрения, чем меньше будут межсловные пробелы, тем лучше.

Однако в книгах, набранных широкой кириллицей на русском языке, с его длинными словами и сложными правилами переноса, чересчур узкие пробелы будут смотреться плохо. Скорей всего, программа верстки всё равно не сможет их выдержать. Получится, что в большинстве строк абзаца пробелы будут максимально возможными, а в отдельных строках, включая невыключенную концевую строку абзаца, будут чересчур маленькими.

Чтобы добиться равномерного набора в русских книгах, следует использовать увеличенные межсловные пробелы в треть или даже в половину кегля.

Ил. 3. В «Гипнэротомахии» мы встречаем висячие строки, нелогичные и непоследовательные отбивки заголовков и иллюстраций. Уильям Моррис критиковал и сами иллюстрации, и шрифт, вырезанный Франческо Гриффо, ставя его ниже антиквы Николая Йенсона. Тем не менее, «Гипнэротомахия» остается одной из самых красивых книг в истории. Ее красота — это в первую очередь гармония идеальных межбуквенных и межстрочных пробелов, придающих строкам текста декоративность орнамента.

3. Полоса

Технический редактор должен назначить полосе какую-либо пропорцию, а также выбрать пробелы внутри полосы: горизонтальные, т. е. разного рода отступы, и вертикальные, т. е. отбивки.

К отступам относятся абзацный отступ, отступы при дополнительных текстах (врезках, эпиграфах, посвящениях), средник при многоколонной верстке, а также горизонтальные пробелы при заверстке иллюстраций в оборку.

Ко вторым относятся пробелы между основным текстом и колонтитулом, колонцифрой, текстом сносок, а также над и под заголовками, врезками, эпиграфами, посвящениями, иллюстрациями и т. д.

Следует добиваться, чтобы отступы и отбивки были не только взаимосвязаны, но и не были бы слишком большими, не разрушали бы монолитную прямоугольность полосы.

Ил. 4. Пропорция полосы «Гипнэротомахии» приближается к золотому сечению (1:1,7). Небольшие абзацные отступы в одну круглую позволяют не разрушать прямоугольность полосы. Сохраняют ее целостность и отбивки: хоть и непоследовательные в течение книги, они не превышают размеров самого узкого из полей.

4. Страница

Дизайнер должен установить размеры страницы, а также пробелов вокруг полосы, т. е. полей.

Принято считать, что наилучшая пропорция страница повторяет пропорцию полосы. Если макет рассчитан именно так, то становится возможным вычислить еще одну пропорцию: соотношение площадей полосы и страницы. Изменение этого соотношения влечет за собой изменение размера полей.

Поскольку все четыре поля на странице разные, то, кроме собственно размеров, они могут вступать в пропорциональную связь друг между другом, быть связаны с пропорциями полосы и страницы, а также с разницей их площадей.

Ил. 5. Страница почти подобна полосе, а разница площадей полосы и страницы приближается к 1:2. Непоследовательность в пропорции полей (1:1,7:1,7²:4) может говорить о том, что данный экземпляр постигла обычная судьба старинной книги: он был непропорционально подрезан при очередном переплетении. Если это так, то, видимо, пропорции полей были следующие: 1:1,7:1,7²:1,7³.

Поскольку макетирование страницы тесно связано с форматом издания, который сегодня задается издателем и типографией в миллиметрах, то на этом этапе часто приходится идти путем компромиссов.

Если получившийся в результате макетирования размер страницы хотя бы немного превышает максимальный обрезной формат, то это потребует выбора другого формата, что часто влечет дополнительные расходы. В таких случаях в первую очередь можно жертвовать разницей площадей полосы и страницы, т. е. пропорционально уменьшать поля.

Из-за экономических требований часто приходится нарушать подобие полосы и страницы, делая полосу более вытянутой относительно страницы, чтобы вместить большее количество текста. В таком случае всё же надо постараться придать и полосе, и странице хоть какие-то гармоничные отношения.

В целом, оформление книги плохо сочетается с общепринятыми сейчас экономностью, расчетливостью, более подходящими для издания журнала. Следует иметь в виду, что хорошо оформленная книга должна быть сделана ни экономно, ни роскошно, но мастерски.

Журнальный подход диктует обратный порядок макетирования: от формата издания к размеру шрифта, который губителен для книги, т. к. влечет за собой использование типовых, повторяющихся из раза в раз абсолютных величин. Красота книги заключается в разнообразии ее деталей, в том, что рисунок разных книжных шрифтов влечет за собой различную гамму пропорций и размеров.

Дизайнеру книги следует стремиться проектировать макет в порядке, указанном в статье: от литеры к строке, далее к полосе и странице, т. е. изнутри наружу.

Чтобы пригасить конфликт между эстетикой и экономией, следует поступать следующим образом: рассчитывать макет целиком в относительных величинах, взяв за единицу высоту строчной буквы основного кегля шрифта. Остальные величины макета должны быть напрямую или опосредованно связаны с этой единицей. В таком случае, попасть в нужный формат, выраженный в абсолютных величинах (т. е. в миллиметрах), будет несложно, если назначить кеглю основного шрифта ту или иную абсолютную величину.

Еще о макетировании книги можно прочитать в следующих изданиях:

  1. Бауэр Ф. Книга как создание печатника. М.; Л.: ГИЗ, 1926;
  2. Брингхерст Р. Основы стиля в типографике. М.: Издатель Д. Аронов, 2006, 2013, 2018;
  3. Чихольд Я. Облик книги: Избранные статьи о книжном оформлении. М.: Книга, 1980; М.: Изд-во Студии Артемия Лебедева, 2009, 2011, 2013.

А если вы живете в Петербурге, то можете посетить курс макетирования и верстки книги, который мы ведем вместе с коллегой Русланом Князевым. Ближайший курс будет проводиться в ноябре 2019 года. Записаться и узнать подробности можно по адресу www.bookdesigners.ru

Никита Вознесенский

Written by

Книжный дизайнер

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade