Сергей Бойко. Разбор предвыборной программы

Сергей Бойко — кандидат в Председатели Федерального Комитета ЛПР. С его программой можно ознакомиться по ссылке, а ниже мы поговорим о том, какие вопросы к этой программе возникают.

Вы пишете в программе, подводя промежуточный итог: «Мы не распались в склоках как Левый фронт, как организации националистов…»
У нас последнее время участились онлайн- и оффлайн-скандалы по разным поводам. Праймериз кандидатов показали, что в партии есть очень разные позиции по вопросу регистрации, по будущему нашего движения, о том, какой вообще должна быть партия и т.д. Это проблема, которую нужно организационно решать, находя какой-то компромисс, или это часть нормального развития?
– Непримиримых противоречий нет у нас. Склоки носят скорее характер личных перепалок. Если обратите внимание, то в них участвуют одни и те же люди.

То есть это не сравнимо с тем, что, условно говоря, развалило Левый фронт?
– Не сравнимо.

Из программы: «Я предлагаю создание либертарианского “мозгового центра”, который бы генерировал программы либертарианских реформ и основные месседжи». Как это будет выглядеть на практике? Есть ли какая-то конкретная модель, о которой уже можно говорить?
– У нас уже есть центр Адама Смита, от лица которого мы делаем многие наши мероприятия. Сейчас сделаем сайт, возможно, зарегистрируемся как юридическое лицо. Планируем наряду с мероприятиями запустить деятельность по экспертизе существующего законодательства и разрабатывать проекты реформ. Проекты будут выноситься на суд широкой общественности. Это тот самый информационный повод, с которым можно продвигать либертарианскую повестку дня. Тут практика показала, что с наскока нельзя всё решить.

Вы пишете: «Нам не хватает публичных политиков. Многие наши активисты не готовы участвовать в публичной политике». А насколько вообще в стране осталось доступное нам поле публичной политики? Результаты думских выборов были весьма деморализующими, ближайшие выборы тоже особых перемен не предвещают. Может быть, активисты потому и не готовы идти в политику, что идти по сути некуда.
– Нам надо выходить хотя бы на уровень локальной политики, становиться муниципальными депутатами, блогерами, экспертами. То есть выходить за зону комфорта чатиков. Идти есть куда — проблема в том, что многие из нас хотят перескочить локальный уровень и сразу пойти в депутаты Госдумы.

Можно понять, почему у муниципального депутата будет своя доля медийности, но как у медиа возникнет интерес к нашим экспертам и тем более блогерам? Что предлагается: создавать свои инфоповоды, или же становиться экспертами по какой-то конкретной теме, которая в скором времени может сдетонировать?
– Возьмём в качестве примера Михаила Пожарского. Он писал интересные статьи по разной актуальной тематике и достаточно сильно раскрутился. Или вот Михаил Светов сейчас развивает свой видеоблог. Постепенно они станут все более популярными и влиятельными, выступая при этом именно с либертарианской повесткой или повесткой классического либерализма.

Стало быть, речь идёт в первую очередь о такой низовой медийности — не пробиваться на официальные каналы во что бы то ни стало, а наращивать известность, условно скажу, в “пабликах”?
– Могут быть разные варианты, в том числе и пробиваться на официальные каналы. Тут надо быть аккуратными с каналами и площадками, чтобы не попасть на НТВ. Ну а уж если попали, то держаться с достоинством.

Из программы: «одной из задач своей предстоящей деятельности в случае избрания вижу в создании системы самофинансирования партии на основе связанных с ней бизнес-проектов на биткоин-платформе и других».
Что это значит в практическом плане? Как эти бизнес-проекты конвертируются в средства для орг. деятельности партии? Да, у нас целевые сборы проходят лучше, чем регулярные — но бизнес-проекты же тоже будут целевыми…
– Не вдаваясь в подробности: если удастся реализовать мой план по созданию сети доверия с обменом биткоинов и привлечь в нее бизнесменов, то мы сможем часть агентских пускать на партийные проекты. Основным вложением является наше доверие друг к другу и время, потраченное на взаимодействие. Не исключаются и другие способы привлечения средств.

Я правильно понял, что партия (или, скорее, некий проект при партии) будет оказывать некую услугу («сеть доверия»), и средства, полученные за оказание этой услуги, будут одним из источников финансирования партии?
– Скажем так: не партия сама по себе, а отдельные ее члены. У нас много талантливых и рукастых ребят, надо использовать наши умения и навыки для взаимного развития.

Для активизации деятельности региональных отделений предлагается «привлечение новых сторонников партии, партийное обучение, подготовка методических пособий и активная поддержка на федеральном уровне». По-моему, эта формулировка предполагает, что регионы выдвигают некую свою инициативу, а федеральный уровень её поддерживает. Но в регионах есть люди, которые не готовы выдвигать какие-то свои инициативы, но охотнее бы поучаствовали в общих каких-то делах, если бы было сказано: нужно то-то и то-то, люди с такими-то навыками. Вот с такими полуинициативными резервами что предполагается делать?
– Я как раз и предлагаю не только ждать, как у моря погоды, региональных инициатив, а предлагать свою повестку на региональном уровне. Но для этого требуется развитие таких функциональных подразделений, как объединённая редакция, юридическая служба, мозговой центр и кадровая служба. Предполагается, что туда будут вовлекаться и все регионалы в том числе.

Тема регистрации партии вызвала много дискуссий и критики в последнее время. Говорят о дороговизне процесса, о его ненадёжности (хотят нас в Минюсте зарубить — зарубят, найдут к чему прицепиться), о его бесполезности (отчётность вырастет, а реальных политических бонусов не прибавится, избирательный процесс это не облегчит). Что можно возразить по этим пунктам?
– Первое. Очень много активных людей к нам вступили под регистрацию (в частности, в августе 2013 года).
Второе. Если не пытаться преодолеть планку и опустить руки, то можно просто разойтись.
Третье. Финансы всегда добываются под потребности.
В-четвёртых, просто надо подготовиться лучше. С отказом ведь тоже можно работать, и использовать его в своих интересах.

Ваши оппоненты утверждают, что регистрация лишь усложнит процесс, а на избирательном уровне не поможет — всё равно придётся собирать подписи и проделывать кучу других вещей. Ваше мнение на этот счёт? Регистрация же не только для привлечения активистов делается — а если только для этого, то не слишком ли большая получается цена?
– Политика — это искусство возможного. Мы работаем в тех условиях, которые у нас есть. Да, придётся собирать подписи, но уж лучше тогда за нашего кандидата и за нашу партию, чем за другого дядю.

Заморозка процесса регистрации (как предлагаете вы) и отказ от регистрации (как предлагают другие кандидаты) — в чём техническая разница?
– Заморозка предполагает план действий на два года, в соответствии с которым на следующем съезде нужно будет провести необходимые регистрационные действия.

А все эти два года будет идти подготовка?
– Год-полтора — работа с регионами, с активом партии. За год до съезда — работа с уставом, обучение региональных отделений минимальным правилам документооборота, протоколы собраний с указанием ответственных и сроков.

Как именно «ликвидация федеральной квоты… лишает возможности простых активистов становиться делегатом съезда»?
– Всё просто. У нас в федеральной квоте чаще всего активные деятельные члены партии, которые скорее пройдут в качестве делегатов. А вот чуть менее активные и известные кандидаты в деятельных регионах не смогут пройти. В итоге сторонники отмены квоты вроде бы борются за справедливость, но в реальности уменьшают шансы рядовых членов партии.

То есть при отмене квоты известные активисты скорее всего займут места по региональным квотам, а менее известным те же самые места уже не достанутся?
– Да. Причём это касается не только Москвы и Питера.

Вы пишете, что на предстоящих выборах можно поддержать президентские амбиции Навального «в случае его готовности поправить программные положения». Позиция понятна, а вот насколько, по-вашему, такой вариант реально вероятен? Навальный что-то сильно сдал влево в последнее время.
– Навальный действует исходя из представления о медианном избирателе, который кажется у нас левым. Поэтому этот его дрейф достаточно технологичный. Мы можем конструктивно критиковать Навального, забирая близких нам по взглядам людей, и при этом помогать с его выдвижением в рамках общеоппозиционной повестки. Давайте искать не различия, а схождения.

Вопросы задавал С.Карнавский

Show your support

Clapping shows how much you appreciated НПКС’s story.