94% респондентов ВЦИОМ…

Который день по всем каналам радуются сознательности крымчан, готовых терпеть перебои с электричеством, лишь бы не считаться Украиной.

Я тоже радуюсь! Хороший опрос! Давно хотела такой увидеть.

Крымский опрос — идеальная иллюстрация теоремы Томаса: «если человек определяет ситуацию как реальную, то она станет реальной по своим последствиям».

Поддерживаете ли Вы или нет заключение коммерческого контракта с Украиной на поставку электроэнергии в Крым и Севастополь, если в нем будет указано, что Крым и Севастополь являются частью Украины? (ситуация)

Готовы ли вы ко временным трудностям, связанным с незначительными перебоями в энергоснабжении в течение ближайших 3–4 месяцев, если коммерческий контракт на предложенных Украиной условиях заключен не будет? (последствия)

Главное в теореме Томаса — НЕ ВАЖНО БЫЛА ЛИ СИТУАЦИЯ РЕАЛЬНОЙ (могла быть реальной, а могла и не быть). Можно до посинения спорить о репутации ВЦИОМа и Фёдорова лично, репостить скриншоты с дорисованными данными, обсуждать кривизну выборки, сомнительную анонимность опроса, влияние фактора времени, что угодно. Опроса вообще могло не быть! Но это всё совершенно не важно, это чёрный ящик, главное, что будут реальные последствия — отключения электричества.

Нужно отметить, что в данном случае ситуацию как реальную определяет власть, и это имеет значение, а не споры и опровержения.

Но не только власть.

Опросы — как обоюдоострый меч (почему как обоюдоострый меч???). С одной стороны, власть использует данные опросов для легитимации своих политических решений («Общественное мнение с нами», говорил Бурдье). С другой стороны, опубликованные данные опросов заставляют формулировать своё мнение условное общество. Не тех людей, которые в опросе возможно участвуют (возможно таких нет вообще, какая разница?). А сам факт публикации опроса вводит его в повестку и так или иначе все, кто видит данные, принимают сторону (я из 90% или я из 10%), но при этом существует и третий вариант — вне зависимости от того из каких процентов Я, я вижу данные, и вижу свою «мы»-позицию. Некоторые пары говорят «мы забеременели», так и здесь: неважно, что лично думаю я, но я узнаю, что «мы» как жители России в общем-то «за» (за что-то…). Эта «мы»-позиция вообще очень опасна, потому что чем громче голос большинства, тем меньше стимулов вообще иметь своё личное мнение. Как женщина, у которой авторитарный муж, просто привыкает говорить «мы» о его решениях, и даже не думает о том, чего ей лично хочется.

Но это не принципиально. Главное — последствия. С этой точки зрения крымский опрос — самый честный за последнее время. Нужно, чтобы все опросы формулировались в такой двухчастной форме: что «мы» думаем, и что «нам» за это будет. Если принять за данность гипотетичность существования опросов, то это ни на что, конечно, не повлияет, но хотя бы понятно к чему готовиться.

93,1% крымчан не согласны на заключение контракта с украинской стороной на поставку электроэнергии в Крым и Севастополь, если в нем будет указано, что они являются частью Украины.

94,0% респондентов сказали, что готовы ко временным трудностям, связанным с незначительными перебоями в энергоснабжении в течение ближайших 3–4 месяцев, если контракт с Украиной на нынешних условиях не будет подписан.

93,1% респондентов считают необходимым сосредоточить усилия российских властей на развитии внутреннего туризма, а не на безопасности заграничных поездок.

94,0% респондентов сказали, что в случае необходимости вообще готовы не выезжать из страны.

93,1% респондентов поддерживают запрет на ввоз продовольствия из стран, применивших санкции против нашей страны.

94,0% респондентов сказали, что готовы к повышению цен на продукты питания.

93,1% респондентов согласны, что России надо участвовать в сирийском конфликте, чтобы остановить исламских террористов на дальних подступах, а не на собственной территории.

94,0% респондентов клянутся, что если понадобится, готовы сами отправиться на войну.

93,1% респондентов отмечают хорошую организацию и отсутствие нарушений на выборах.

94,0% респондентов заявили о том, что согласны вообще отменить выборы.

93,1% достиг рейтинг одобрения деятельности Владимира Путина

94,0% заявили о том, что готовы ко временным трудностям, связанным с незначительными перебоями в энергоснабжении; в случае необходимости вообще готовы не выезжать из страны; готовы к повышению цен на продукты питания; если понадобится, готовы сами отправиться на войну; согласны вообще отменить выборы… (ну и как иногда говорят участники соцопросов: «дальше заполните сами за меня, пожалуйста»).

A single golf clap? Or a long standing ovation?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.