По следам последних резонансных событий и разговора с Фаиной Гримберг о детском чтении.

Я думаю, что одна из важнейших мыслей, если не сказать идей, которую я хочу донести до своего ребенка: «если что – я буду рядом».

Это очень широкое, громадное поле «если». Та его часть, о которой я думаю сегодня – «если ты совершишь что-то неожиданное и плохое». Вообще не важно, о чем будет идти речь. Я хочу быть достаточно сильной для того, чтобы помочь в любом случае.

Я не могу говорить за всех, но я думаю каждый совершал в детстве (и не в детстве!) сомнительные поступки. Любого масштаба и уровня глупости, от кражи жвачки с лотка и «аскания» на сигареты, до ранних беременностей и наркотиков. Я очень надеюсь, дорогой малыш, что с тобой ничего страшного не случится, но если что – я хочу быть первым человеком, которому ты позвонишь.

Это не значит, что я хочу покрывать, брать ответственность и расти кричащего «бабууушкааа» героя Ералаша. Нет. У меня есть близкие и друзья, и они сами несут за себя ответственность, что не мешает их просить о помощи с переездом или просто поддержки в сложных ситуациях. Это про другое.

Моя бабушка Надя рассказывала нам с мамой историю. Взрослая дочка ее знакомой повздорила с мужем и приехала переночевать к маме. А мама сказала: «милая, у тебя есть дом, сейчас переночуй, а завтра будь добра домой иди».

Моя мама тут же сказала, «кошмар какой» и поспешила добавить, что если я решу ссориться с мужем, она меня не погонит.

Бабушки нет уже пять лет, а я помню и историю, и мамину реакцию. Чувствую стену.

Мне бы хотелось, чтобы мой ребенок почувствовал ее как можно раньше, и не потерял, взрослея. А там уж вместе разберемся.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.