В новый год

Автомобиль влетает в туннель. Мягкое солнце пропадает, и только лёгкие отблески света вдали напоминают, что на улице самый красивый закат из всех виденных мной в последнее время. Гул туннеля не был чем-то особенным, особенным было то чувство, что нарастало внутри.

Я мог бы назвать это своим пробуждением, но, пожалуй, это что-то другое.

Всю свою жизнь я бежал от всего, теперь я бегу к чему-то. Ты просто стремительно несешься вперёд, а мать-природа что-то подмешивает в твои напитки.

Туннель подходит к концу, солнце яркой вспышкой напоминает о своём присутствии, а гул бетонной трубы заменяется на шум прибоя.

То, как колеблется душа при виде океана сложно описать словами. Теперь я могу быть уверенным — дух океана, дух дикой воды был оставлен поколениями наших предков под коркой наших тел. Ты распечатываешь эту коробку чувств каждый раз, когда чайка выкрикивает свой клич, пролетая над золотым песком.

Я поворачиваю голову, чтобы взглянуть в зеркало заднего вида. Её волосы слегка запутались, её улыбка, когда она спит, лучше заходящего солнца, которое маяком застряло где-то вдалеке.

Плавно перестраиваюсь в соседний ряд. Невольно улыбаюсь, понимая, что пустые скитания остались в прошлом. Теперь мне всегда есть куда идти и для кого стараться.

“Я долго спала?” — спросила она, хотя до конца ещё не открыла своих глаз. 
Не знаю как долго спала ты, но я спал всю жизнь. И, кажется, мы проснулись одновременно.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Oleg Khomenko’s story.