Репортаж «ОМ»: Юрий Быков в Петербурге

На интеллектуальной вечеринке InCrowd в Санкт-Петербурге выступил режиссер фильмов «Майор», «Дурак» и сериала «Метод» Юрий Быков. Кинематографиста позвали рассказать о многосерийном кино, но в итоге лекция превратилась в манифест Быкова: об искусстве, стране и народе. Как это было — читайте в репортаже «ОМ».

У вас получился такой мощный режиссерский старт, благодаря фильмам “Дурак” и сериалу “Метод”. А где вы прятались до этого?

Вот видите, как жизнь несправедлива по отношению к художнику. Я до сих пор считаю, что мой лучший фильм — это “Майор”. Потому что “Дурак” — это такой плакатный памфлет по своей организации, в нем гораздо меньше кинематографичного, чем в моих предыдущих работах. А вот “Майор” считаю пока своей пиковой точкой, хотя это не значит что фильм достаточно хорош, но из того, что я сделал — это самое лучшее.

Где я до этого прятался? Собственно, там же, где и сейчас, и надеюсь прятаться там дальше: в Рязанской области, городе Новомичуринске, Пронского района.

Расскажите о начале вашего творческого пути.

Я родился в обыкновенном рабочем поселке, который строился вместе со мной, начинал жить в вагончике, вместе с матерью и отцом. Когда мне стукнуло 21, я решил уехать в Москву, попытать счастье. Поступил на артиста, во ВГИКе отучился четыре года, поступил в театр, из которого сбежал, потому что была маленькая зарплата, работал шесть лет клоуном-аниматором в детском клубе “Яуза”, копил деньги на короткометражку, считая, что у меня может получиться сделать большое социальное кинематографическое высказывание. В итоге снял одно из них, с чем попал на “Кинотавр”. Там получил приз от Алексея Германа-младшего как главы жюри, обомлел, получил возможность снять дебютную работу, а дальше пошло-поехало. Примерно так.

В чем главное отличие между авторским фильмом и сериалом?

Ответственность. На сериале меньше ответственности, чем в кино.

Почему?

За кино я отвечаю перед будущим поколением, а за сериал только перед продюсером и каналом.

Сериал может быть направлен на будущее поколение?

Не хочу сейчас никого обижать, но в моем понимании сериал существует только для того, чтобы продавать рекламу. А авторское кино делается на абсолютном альтруизме и желании донести до людей какие-то собственные мысли, поддержать некий градус здравомыслия в обществе. Разные задачи, чисто человеческие.

На какое время может запомниться какой-нибудь крутой сериал?

Любой акт режиссера — это произведение искусства. Сериал может преследовать две задачи: дивидендную и собственно раскрытие смысловой и предметной темы. Одна задача преследует развитие и прогресс, вторая — задача создания и поддержания внутрицехового движения. Создается полотно, которое призвано удивлять, создавать шоу. 60 минут политической передачи в Америке называются шоу. Это такой западный, капиталистский подход к контенту. Такое вот зрелище.

В русской традиции немного разделяются эти понятия. Так что, я думаю, что качественные картины останутся. Другое дело, что им на смену придут ещё более качественные фильмы. Чем ярче вспышка, тем быстрей она затмевает предыдущую. Например, кто сейчас помнит великие сериалы 70-х? Были же такие сериалы, как “Отдел Майами”, например. Но сейчас есть другие сериалы на полицейскую тему, которые более актуальны.

Для меня, например, кино Сидни Люмета, который снимал в 70-х годах, до сих пор актуально. И я практически не смотрю новоиспеченного кино. Для меня есть картины 50-х, 60-х годов, которые несут в себе такую эмоциональную и человеческую нагрузку, которая не изживает себя. Но кино, которое несет в себе эмоциональную составляющую, имеет очень плохое свойство — устаревать.

Сейчас я существую между двумя параллельными мирами — авторским кино и сериалы. Но когда-то все равно придется выбрать что-то одно, со временем. И это действительно две параллельные реальности, в которых действуют разные эмоциональные, социальные законы.

Кино и сериалы должны конкурировать между собой?
 
 
Понимаете, правительство и монастырь не должны между собой конкурировать. Это две совершенно разные вещи. Все эти вещи будут существовать, так как у всех разные потребности.

Справедливо ли, что Фонд кино выделяет кучу денег на отвратительные российские комедии? Где вообще всякое уважение к зрителю?

А нас пишут сейчас? Ладно, давайте серьезно. Авторское кино не должно быть доступно и не обязано быть доступно широкому зрителю, не для него сделано. Авторское кино должно влиять на ограниченную зону людей, которая вводит себя в зону ответственности за большое количество людей. Это интеллектуальная элита, и я сейчас говорю не про белокостную дворянскую “золотую” молодежь, а это люди, которые в перспективе способны взять на себя ответственность за принимаемые решения.

Эти люди часто задаются вопросом “В чем смысл жизни?”, впадают в депрессию. Сантехнику, который любит свою жену, и у которого четверо детей, если ему дают спокойно работать и зарабатывать, не надо смотреть фильм “Сало” Пазолини.

Я раньше тоже думал, что всем надо показывать, учить жизни. “Вась,сколько у тебя там, три класса, иди сюда, смотри. Ну, понял? Нет”. Это кощунственно. Столыпин говорил: “Мещанин — это неплохо, если только он не является главой правительства.” Каждый сверчок знает свой шесток.

Поэтому когда я делаю авторское кино, я делаю его для той аудитории, которые в будущем обязана принимать крайне важные решения в нашей стране. По крайней мере, она должна и потенциально способна на это.

Я всегда уверен, что часть общества, которая озадачена глобальными вопросами — это очень ограниченная часть общества. И нет ничего страшного, что авторское кино делается для небольшого числа людей, тем более в эпоху интернета.

“Дурака” было 15 копий. Это вообще ничего. Вот и весь прокат. А потом оказывается, что заинтересованная публика сама проявила и подняла интерес к этой картине. И после этого я расслабился.

Авторское кино найдет своего зрителя всегда. Его не нужно специально поддерживать, делать амбициозные премьеры c Машей Малиновской в кинотеатре “Москва”. Ты как не пытайся быть медийным в медийном пространстве, то никогда им не будешь, потому что ты ей глубоко неинтересен.

Что касается Фонда кино, то мне трудно рассуждать без последующих судебных исков, поэтому Фонд кино, конечно, необходим на каком-то этапе, но в целом, эта ситуация обладает одним очень негативным свойством — отсутствием конкуренции.

Если я делаю лучше, то работу дают мне. Если делаешь хуже, то работу мне не отдают. В Фонде кино по-другому: я знаю тебя и поэтому даю. Никто и никогда не будет давать людям деньги без имиджа и бэкграунда, минимум 10–15 лет киношной работы. И молодым очень трудно пробиться. Сейчас сам этим занимаюсь, понимаю, как трудно, когда слышу: “Братан, я не могу тебе дать 200 миллионов, как ты за них будешь отвечать? Под тобой ничего нет. Звать тебя никак и штаны у тебя одни”.

У нас капитализация рынка полтора миллиарда рублей, нашего рынка киношного. У нас нет внешних рынков. Если вы собираете миллиард, что очень проблематично, вы половину отдаете кинотеатрам. Остается пятьсот. Допустим, вы картину сняли за двести и вложили 150 в рекламу. Вот все и понятно.

Должен быть материал на 50 миллионов, чтобы фильм как-то отбился. Допустим, “Горько”. Комедии — единственный сектор, в котором можно гарантировать сборы с прибылью. Если вы собираетесь снять серьезную работу с компьютерной графикой, блокбастер, знайте, что вы максимум выйдете в ноль.

Почему окупаются голливудские? Потому что это транснациональные корпорации. Они у себя в прокате могут не отбиться, но в мире они отобьются.

Почему картины типа “Левиафана” поддерживаются государством?

У Андрея лавочка была открыта с проблемным кино, вот теперь она закрыта. Разозлил нашего министра культуры. И теперь про рашку-говняшку снимать не будем. А у Андрея 3,5 миллиона ещё олигархические были, не забывайте, что у него и инвесторские деньги были.

Бывает ли авторский сериал?

Авторское — это вообще любое кино. Мой язык в кино достаточно доступен. Каждый занимается своим. Я например, всегда проигрываю в приемах и подаче тому же Сигареву, потому что меня интересует именно содержание. И это видно по моим картинам, потому что они топорные.

Каков ваш авторский почерк?

Я не шифрую. У меня есть своя наболевшая тема. Меня интересует судьба простого человека, который хочет жить по-человечески, хотя это несуществующая у него возможность. Та среда, из которой я вышел, как была, так и осталась в состоянии рабства.

У нас феодальная страна. Есть барин, есть холоп. Моя тема в том, что пока существует такое социальное устройство, простому народу будет очень плохо. Я за это очень сильно переживаю, потому что у меня родители — рабочие обыкновенные. Я вижу, как им тяжело.

Что там с фильмом о рязанской ГРЭС?

Да, я уже написал сценарий. Это история о бунте работяг против олигархов. Такая наболевшая социальная точка. С “Дураком” я , кстати, попал даже точнее, чем с “Майором”, потому что дома все падают и падают.

Дело в том, что мы практически 25 лет не развивали сектор реальной экономики. То есть промышленность, производство. Начиная от текстиля и заканчивая гайками. Как известно, мы сидели на нефтяной игле. Поэтому у нас намечается серьезное сокращение рабочих мест, а это ведет, в каком-то смысле, к “пугачевщине”, потому что людям будет нечего жрать.

Это уже доходит до больших предприятий, типа АвтоВАЗа. Я понимаю, что Слепаков поет “купи говно”, но люди не виноваты в том, что им хочется есть. Проблема начинает касаться уже и среднего класса. Потому что ребята моего возраста живут ввосьмером в одной квартире, пытаются подрабатывать. Мне показалось, что это серьезная болевая точка. Рано или поздно, люди возьмут в руки вилы и пойдут просить себе кусок хлеба.

Почему у нас все так неправильно устроено?

Потому что у нас люди, власть и деньгоимущие считают себя господами до сих пор. По Чернышевскому “человеку, которому больше дано, с того больше и спросится”. Нужно брать на себя ответственность не для того, чтобы обогащаться, а для того, чтобы давать возможность людям, которые вокруг тебя, реализовываться в том потенциале, который у них есть. Это принципиальная разница между капитализмом и социализмом. Мне кажется любой человек, обладающий талантом, преследует чисто прагматические цели.

Капитализм — это тупиковый путь. Такой же, как и коммунизм. Крайности. А это всегда очень опасно.

Обогащение не может быть целью. Целью может быть только одно: сотрудничать, соучаствовать, взаимодействовать, обогащать друг друга, давать больше, чем брать.

К сожалению, капиталисты этого не понимают, поскольку они выходцы из того же самого голодного народа.

Нужно ли развивать китайский кинорынок?

Стоит развивать любые внешние рынки. Мы так и будем снимать за ВТБ-24 по принципу “Братан, ты же меня знаешь. Дай мне миллиард, я сниму что-нибудь такое, тебе понравится.”

Так будет до бесконечности, пока не появится независимая конкуренция. Просто если мы снимаем за 50, 100 миллионов рублей свое кино, то как конкурировать с фильмами, которые снимаются за 50–100 миллионов долларов? Вот в чем проблема.

У нас два врага: отсутствие внешнего рынка и профессиональные в продвижении и создании конкуренты.

Проблема только ли в бюджете?

С сериалами проще, хотя корреляция существует какая-то. Говорят, “Я хочу русское HBO”. Ну тогда давай соответствующие бюджеты. Наши снимают по 12–15 минут в день. А как снимают “Игру престолов?” Ну что мы будем сравнивать. У нас хотят быстро, дешево, вчера и чтобы очень много денег было.

Почему авторского кино так мало?

Его никто не понимает. Почему я не люблю артхаус? Потому что это шифрование своего внутреннего “Я” или вообще пустоты. Так же как я не люблю, скажем, фильм “Дэдпул”. Две крайности. Задачи одни и те же — голый король. По Андерсону.

Сериалы в этом плане гораздо честнее и прагматичнее. А артхаус? “Не поняли? Ну так и не сидите за нашим столом. Отдайте виски.” И это меня раздражает, честно скажу.

Существует псевдоинтеллектуальная элита, которая якобы видит то, чего не видят остальные. “Если ты хочешь быть таким же умным, как и я, сделай вид, что видишь то же самое.” Это принцип голого короля и описано не мной. И я не понимаю, как это непонятно остальным. Наверное, потому что все боятся показаться глупыми.

У каждого сегмента есть свой потребитель. Но коммерческое кино гораздо честнее себя ведет. Хотя эта спираль очень опасная. Чем хуже, умозрительнее и пошлее фильм, который принял зритель сейчас, тем хуже, умозрительнее и пошлее должен быть следующий.

Если сняли фильм со звездами из Comedy Club, и всем понравилось, потому что там три раза пукнули, значит в следующем надо уже четыре раза, а потом вообще снять штаны.

И это устраивает, как ни странно, власть. Чем больше ЕГЭ вместо сочинений, тем глупее народ и тем проще его контролировать. Это старая схема. Глупыми людьми управлять легко, к сожалению.

Мы живем в очень тяжелое время. Капитализм и общество потребления не самая лучшая форма взаимодействия между людьми. Самая лучшая форма: “Братан помоги! Да на тебе мою руку.” Что советовать? Любите родителей, жен, детей, живите ради них, остальное высшие силы простят. Не делать глупости и зла окружающим людям.

Мне очень понравилась теория малых дел. Вот было у нас земство. Когда идеи не помогали, ни славянофильство, ни либерализм. И ребята просто взяли, поехали, сделали школы, больницы, в конце концов, сделали общество.

Записал: Григорий Вольгин

Спасибо за фотографии сообществу InCrowd. Интеллектуальные вечеринки

Show your support

Clapping shows how much you appreciated om project’s story.