О творчестве и растворчестве.

Здесь я не буду говорить отвратительно нудным языком, но постараюсь кратко изложить свое видение творчества. Оно не вытянуто из философских трудов и умных книжек. Оно даже не претендует попасть в эти книжки. Но как и в случае с хорошими декоративными очками, может пригодится практически, так как дает определенный, пусть и сильно скукоженный взгляд на жизнь.

Творчество — это вид деятельности, который ведёт к новому или необычному видения проблемы и ее решения

Виды творчества я бы поделил на четыре класса:

  1. Классический или архетипический— как и в случае с зарождением нового явления, творчество имеет собственные каноны по всем направлениям — будь-то каноны музыки, архитектуры или изобразительного искусства. Создание строгого свода правил и строгое следование им отличает классиков от прочих творцов. Классики создают и играют с символами, присущими для всех этносов (сравните правила построения сказания, общие для эпоса аланов и кельтов, обнаруженные Дюмезилем).
  2. Неоклассический — то, что получается всякий раз, когда современники тех или иных эпох пытаются обратиться к классике, но сделать это в своих реалиях, внеся небольшие изменения в канон.
  3. Массовый — самый популярный тип творчества сегодня, обращенный к обществу бессословному, демократическому, а значит — усредненному в интеллектуальных способностях, которое не рвется массово в элиту. По сути своей, представляет собой типовую “столовку” — рецепт создания блюда известен, ингредиенты закуплены на оптовом рынке и не отличаются высоким качеством, технология отточена — комбинируй, но в рамках приличия. Массовое творчество знакомит с технологией, но быстро насыщает (решает проблему известно плохим способом) и вызывает у людей отторжение, поэтому вопрос о пользе такого общепита остается на поверхности.
  4. Дегенеративный (очень нравится вариант журналиста Виктора Мараховского, называющего такое творчество “растворчеством”) — по своей сути, это разрушение канонов творчества, зачастую и не имеющее под собой цели. Растворчество обращено к уничтожению символа или решения, а значит, в некотором роде, представляет собой процесс творчества наоборот. Ярким примером такого растворчества в искусстве является “художник” Павленский, который то зашивает себе рот, то отрезает себе часть уха, то и вовсе прибивает себя за конечность к Красной Площади.

Творчество, как было сказано ранее, связано с решением проблемы. Проблема каждого творца чаще всего заложена внутри его естества — это может быть постоянная и нестерпимая боль, которая одолевает его из-за тяжелой жизненной травмы или постоянной ситуации. Творец может быть так же возмущен — это находит выход в виде памфлетов, ядовитых сатирических смешков и так далее. А иногда эти конфликты могут сочетаться, давая грустную улыбку Чехова или гротеск Салтыкова-Щедрина.

Посыл и фасцинация

В моем неавторитетном понимании, творчество можно поделить на две условные составляющие— посыл и фасцинация.

Посыл — это идея творчества, его замысел, решение проблемы, которое видится творцом.

Фасцинация (от лат. fascinatio «завораживание»)— то, с помощью чего привлекается внимание потребителя, обертка. Фасцинация является частью посыла творца, но может очень глубоко сокрыть сам посыл.

Когда я размышлял об этом, я долго думал, каким образом люди играют с посылами и фасцинациями и пришел к выводу, что очень часто приемы фасцинации в некотором роде являются неоклассикой, игрой с инверсией, когда соблюдаются не все каноны, либо они располагаются в необычной последовательности. Средства выразительности тесно сопряжены с повторением и, в то же время, изменением имеющегося порядка. Сбивание ритма повествования явлется неплохим способом акцентирования внимания зрителя. На этом, кстати, очень неплохо промышляют люди, сочиняющие танцевальную музыку.

Если мы взглянем сквозь эту парадигму творчества, то растворчество предстанет как сплошная фасцинация, как истошный вопль с незначительным или вовсе негативным посылом.

Сила творчества.

Чем же опасно творчество? Оно изменяет смысл в символе.

Играя на символе, человек рискует внести в него новые значения. Примерно то же происходит со смыслом слов, которые отражают повестку дня.

Приведу забавный пример из жизни коммунистического соседа:

В Китае все реже называют друг друга товарищами. В молодежном сленге это слово и вовсе стало синонимом «представителя сексуальных меньшинств». Однако говорить о полном изживании в Поднебесной коммунистических традиций явно рано.
В начале июня Пекинская автобусная корпорация издала новые правила культурного общения в общественном транспорте, в которых не упоминаются такие традиционные для китайского языка обращения, как «товарищ» и «друг». Теперь кондукторы в автобусах должны обращаться к пассажирам средних лет «дама», «господин», «пассажир», к молодым клиентам — «студент», пожилых граждан следует называть «пожилой мастер», «пожилой господин» или — как последний вариант — «пожилой товарищ», а самых маленьких и школьников — «маленький друг (дружок)».
Позднее представитель Пекинской автобусной корпорации разъяснил: его компания стремится к повышению уровня обслуживания клиентов, для чего и подготовила практическое руководство по культурному языку для работников общественного транспорта. Новые правила вежливого обращения к пассажирам были разработаны с учетом множества важных факторов: региональных культурных особенностей, языковых привычек, пола и возраста пассажиров и т.п. По словам представителя компании, новое руководство по культурному обращению несет больше рекомендательный характер и ни в коем случае не запрещает использование традиционных «друг» или «товарищ». Приветливые разговорные обращения типа «дедушка», «бабушка», «брат», «старший брат» или «старшая сестра» остаются в лексиконе работников общественного транспорта. Эти, казалось бы, технические изменения вызвали широкий общественный резонанс.
Отметим, что в современном китайском сленге словом «товарищ» («тунчжи») называют мужчин нетрадиционной сексуальной ориентации. Многие иностранные и местные СМИ после появления этой новости стали делать предположения о запрете и ограничениях на коммунистическое обращение в Китае из-за неоднозначного нового смысла этого слова. А китайские блогеры всерьез рассуждают, можно ли считать это решение победой геев.
Действительно забавно, что на запрос по ключевому слову «товарищ» на китайском языке в первых строках интернет-поисковики выдают сайты гей-коммьюнити. Считается, что новое значение слова «тунчжи» родилось в 1989 году, когда в Гонконге прошел первый гей-кинофестиваль, который назывался «Кинофестиваль гонконгских товарищей». После этого в китайскоязычных регионах, таких как Гонконг, Тайвань, Сингапур и Малайзия, гомосексуалистов стали называть товарищами. Новый смысл стал настолько широко распространен, что даже в официальной брошюре, посвященной пониманию культуры гомосексуалистов, изданной при правительстве города Тайбэя в 2001 году, было написано: «Наш мэр любит товарищей».

Источник: Росбалт, “Товарищ или гей”?

Как вы видите, слова умеют трансформироваться под действием общественной повестки. Игра с посылом имеет свое особо сильное воздействие, особенно, если атакуется общеизвестный символ.

Я не зря взял пример с превращением слова “товарищ” в КНР в синоним “педераста”. Сейчас речь пойдет о том символе, значение которого знали даже крестьяне в Российской Империи.

70 лет государственного атеизма, 20 с чем-то лет либерального безобразия, и вот наш современник не знает, что радуга в Библии — символ мира между Богом и человечеством:

8. И сказал Бог Ною и сынам его с ним:
9. вот, Я поставляю завет Мой с вами и с потомством вашим после вас, 
10. и со всякою душею живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми вышедшими из ковчега, со всеми животными земными; 
11. поставляю завет Мой с вами, что не будет более истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже потопа на опустошение земли. 
12. И сказал Бог: вот знамение завета, который Я поставляю между Мною и между вами и между всякою душею живою, которая с вами, в роды навсегда: 
13. Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением завета между Мною и между землею. 
14. И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке; 
15. и Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти. 
16. И будет радуга в облаке, и Я увижу ее, и вспомню завет вечный между Богом и между всякою душею живою во всякой плоти, которая на земле.

(Книга Бытие 9:8–16)

Зато радужные флаги подобрали уже упомянутые нами “товарищи”, которые (вспоминая крылатую фразу из одного советского фильма), совершенно нам не товарищи.

Резюмируя вышесказанное:

  1. Творчество — это ответ на вопрос. Без ограничений и проблем творчества нет;
  2. Творчество оперирует символами. Основная его задача — поддержание символа в новых условиях или создание нового;
  3. Не все виды творчества одинаково полезны, так как символы могут сильно пострадать;
  4. Творчество — хорошее оружие для анализа и тарана общественных установок.
One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.