Привычка к IT-полураспаду

Иногда я открываю старые документы.
Непередаваемое ощущение.

Ну то есть как «старые» — уже файлы годичной давности слегка пугают. Два года — хороший метод посмеяться и испугаться одновременно. Больше — уже такое, знаете, умиление накатывает.

Эскизы интерфейсов, планы проектов, дорожные карты развития, квартальные отчёты, чертежи, сметы, наброски мастер-классов, заявки на выступления, архитектурные IT-схемы — всё, что когда-то казалось удачно скроеным и предельно насыщеным невероятно крутыми смыслами.

Мусор — всё.

И это не самоуничижение. И не кокетство.

Ведь вы же понимаете, что у меня копится не только барахло по мелочи, но и разные под-NDA-шные и публичные документы крутанов и модных заек. Которые «ах» и лидеры рынка, гордость страны и наша последняя надежда.

Иначе говоря, я вижу, что прикладная IT-мысль устаревает с бешеной скоростью. А навыки и компетенции — в целом по отрасли — растут столь же бешеными темпами.

То, что вчера делал Сам Директор по Тому-Сему в Великой Конторе, сегодня неприлично выглядит в исполнении даже стажёра отдела маркетинга.

Ну и, конечно, на web.archive.org заходить давно страшно.
И не захожу.

Как вот мы так делаем, а? Ведь ничего же специального, никаких прости-господи-курсов повышения квалификации. Просто сегодня думали на этом уровне, а завтра хоп! и уже перескочили через две ступеньки. И опять, и опять.

Причём — повторюсь — это не подсосанное снаружи тайное знание (как могли подумать некоторые нежно мною любимые свидетели секты MBA). Это вот реально по ходу работы выработанные и распространившиеся в отрасли лучшие практики, стандарты качества, организационные шаблоны и даже языковые маркеры.

Да, мы молодцы. В смысле и я, и вы, и вообще вот это вот широкое «мы», в которое попадает всё массовое около-IT-шное в России. От сисадминов до маркетологов.

Но мысль моя идёт дальше.
И уже там стопорится.

Дело в том, что в каждый момент времени — когда мы «вот это вот всё» делаем — мы же считаем, что делаем всё правильно. Мы свято верим в то, что не халтуру гоним, а создаём ценность (бизнесовую, общественную, образовательную, научную).

И это так и есть — не халтуру. Сегодня. А завтра уже опаньки.

Но как быть с верой? Как быть с тем, что в такой гонке смыслов профессиональным инструментом становится вера в свою способность здесь и сейчас выдать хороший результат? И одновременно — как быть со знанием, что эта «хорошесть» чудовищно относительна, и через полгода уже начнёт пованивать, а через год стухнет?

Вера и знание. Вера против знания.
Ничего не сделаешь без этой веры.
Но знание на длинных дистанциях всё равно побеждает.

Ещё и поэтому IT — отрасль молодых. Они ещё не знают, какое «говно завтрашнего дня» гонят в продакшен. И не знают, что выбрасывать результаты своей работы — это не беда, а обычный рабочий процесс. И про токсичность этого процесса тоже ничего не знают.

Ну ладно, это было лирическое отступление.

Практический же вопрос вот какой примерно.
Есть в этой гонке вооружений одна сущность, которая, будучи раз созданной, не может меняться темпами, привычными для отрасли.
Эта сущность — продукт.

Вот я прям чувствую, как во время обсуждений разных соблазнительных к реализации продуктов во мне закипает совершенно иррациональный ужас: чччччёрт, если эту штуку сделать, то ей придётся жить долго. Со всеми пивотами-распивотами — всё равно долго.

Но у меня нет привычки иметь дело с долгоиграющими IT-штуковинами! Всё должно быстро улетать в мусор, а иначе…

На этом мысль останавливается.
Точнее, начинает биться в совсем уже неконтролируемой истерике.

И да, повтор вышесказанного: стартаперы — почти сплошь молодёжь.
Они же ещё не знают.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.