САМАЯ БОГАТАЯ ЖЕНЩИНА, КОТОРУЮ Я ЗНАЮ, ПРИЗНАЛАСЬ, КОГДА МЫ ОДНАЖДЫ ГОВОРИЛИ ПРО ДЕНЬГИ:

– Когда я в прошлый раз выходила замуж, я поняла, что больше не хочу искать ключик к этому мужчине, секретную формулу, чтобы он оплачивал мой каждый чих. Богатые мужчины часто прижимисты. Я. решила, что лучше научусь у него зарабатывать деньги. Это будет выгодней.

Оказалось зарабатывать гораздо проще, чем казалось. Это далеко не интегральная физика.

Я не знаю почему так распространена формула «главное правильно выйти замуж», в которой «правильно» обозначает, что муж будет за тебя оплачивать все. Или если не замуж, то почему-то думается: я тут позанимаюсь бизнесом, поторгую лицом, пока не придет серьезный мужчина-инвестор, не проинвестирует и вот тогда мой бизнес зацветет». Но идея «получить деньги от мужчины» – мужа, папы, любовника, сына – живуча и популярно. Самой приходится бить себя по рукам, когда вдруг прорастает в голове между делом «мне будет приятней, если ты обо мне заботишься». Мне, действительно, приятно. И здорово, если заботишься. Плохо, если вдруг начинаю забивать на свои желания, вместо того, чтобы оплатить самой, ждать, надув губки, подарка. С какой стати?

Помню как я училась водить машину. Я дико боялась выехать в маленький Зеленоград с загородных широченных шоссе. На шоссе долго боялась менять ряд или перестраиваться, а вдруг врежусь в кого-то опытного, я ведь такая рассеянная. Паниковала пока однажды на светофоре рядом со мной не остановился армейский грузовик. Пока ждали «зеленый» я спела разглядеть в распахнутое несмотря на мороз окно, молоденького лопоухого курсанта. Такого, знаете, как один из гномов в мультеке про Белоснежку. Тот, который самый придурковатый, с лопоухими ушами. Он говорил по телефону, не выпуская из губ сигарету, но не видно было, чтобы водитель боялся. Тогда меня озарило:

– Оля, – сказала я себя. – Если он может водить грузовик, то ты со всей твоей рефлексией и осторожностью точно справишься со своей машинкой. Белив ми!

И я смогла. Не одной аварии за 14 лет (тьфу-фтьу) по моей вине, а те два мелких происшествия, которые и были, к счастью, так – ерунда.

А когда я осталась одна с двумя детьми 6 и 4,5 лет, я и деньги смогла зарабатывать. Не «зарплату» получать, а деньги зарабатывать на которой можно снять квартиру и комфортно жить с двумя детьми, няньками, садами и школами, морем летом. Но те ни менее и во мне временами включается старая пластинка «деньги приходят от мужчин». Когда я ее слышу, думаю, а с какой стати мы отдаем мужчинам такую власть над собой?

А если что-то случится? Моя подруга места себе не находит, когда муж летит в самолете. Не спит ночью, если он пересекает Атлантический океан. Ужасно переживает, что с ней станет, если муж разобъется. Или самолет упадет в море, пассажиры успеют выпрыгнуть за борт, но мужа съедят акулы. Или он заболеет и умрет. Или уйдет к другой женщине. Да, ужас сколько всего ужасного еще может произойти в жизни. Я вполне верю, что она любит мужа после 17 лет жизни, трех детей и ни дня на работе, так же страстно, как и перед свадьбой. Почему бы и нет. Но еще она боится, что с потерей кормильца, ее жизнь схлопнется и, буквально, может стать нечего есть

Я ненавижу просить деньги у мужа, говорит подруга и я ох, как ее понимаю. Мы обе работаем, у каждой есть дети и как и многие женщины, мы зарабатываем меньше своих мужчин. Поход на поклон, кажется, неизбежен.

У нынешних молодых мужчин своеобразное представление о домострое. Старшее поколение живет домостроем по формуле: «за все плачу, все будет по-моему». Те, кому до 50-ти, придумали свою версию: «я несу большую часть семейных расходов, диктовать условия буду я». Причем часто доходит до абсурда – выбором мужчиной, где и кем жена будет работать, какое платье наденет на корпоратив. Многие мужчины почему-то впадают в диктатуру с такой легкостью, так яростно доказывают на кухнях и в спальнях, что они главные, что начинает казаться, он не со мной разговаривает. С мамой как минимум. Или еще с бабашкой, учительницей сольфеджио, а то и правительством Российской Федерации.

Муж Алы вначале хотел, чтобы она рожала детей и заботилась о нем. Ала уволилась из дома, родила двух погодок и услышала, что ее дешевле заменить суррогатной мамой и помощницей по хозяйству. «А в чем моя ценность я, вообще, иногда не понимаю», – признается Ала, ведь любовница, наверно, обходилась дешевле жены. Алу убивает, что ее ценность муж измеряет в деньгах и расходах.

Марина полностью оплачивает все расходы на дочь от первого брака. С мужем у них раздельный бюджет и в общих расходах жена оплачивает домашнее хозяйство. «Конечно, муж тратит на нас больше, чем я на продукты, уборку, химчистки и остальные «булавки», но у меня такое впечатление, что если бы он мог, он разделил со мной все наши расходы поровну, но у меня просто денег не хватит. Он просто жадный и не хочет тратиться на меня», – говорит она.

Юля злится, что большую часть общего семейного бюджета муж вот уже который год подряд вкладывает в покупку домов на море. Юля руководит ремонтом, находит жильцов, а доходы стекаются на счет, который муж называет пенсией. Только вот у Юли нет уверенности, что она хочет жить с ним, вообще, доступа к заработанным деньгам у нее нет, а уходить в никуда страшно.

Многие мои подруги работают в компаниях мужа и бояться задумываться о том, какова их ценность как специалистов на открытом рынке. Или о том, что будет с их финансовым благополучием, если он разлюбит. Далеко не всем удается разводиться удачно.

Зачем мы даем мужчинам такую власть над собой? Неужели проще подчиняться, чем зарабатывать? Вот ведь многие боимся «уйдет к другой», а если финансово свободна, иногда смотришь на интересного мужчину и думаешь «осторожно, могу ведь и влюбиться, а бедный муж…». Но нет ведь, мы зачем-то отдается во власть мужчине. Тогда, конечно, и в голову не приходит, что и ты можешь влюбиться и уйти. Или выбрать саму себя – более спокойную жизнь, без ответственности за уют, глажку рубашек, настроение мужа и прочие радости семейного времяпрепровождения. Ведь ты и, правда, свободна.

#эмиграция #местоподсолнцем #людинедеревья

#жизньоднастранмного

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.