На выборах 2018 года в Швеции проголосовало досрочно почти 40% избирателей. Явка избирателей на выборы составила 85%. В нашей стране тоже много голосуют досрочно. Но скандинавы делают это исключительно по собственной воле, белорусов же голосовать досрочно принуждают. Под угрозой карательных санкций: студентов, чиновников и даже рабочих. Попробуй не пойди. В лучшем случае, не продлят контракт. В худшем — уволят, выселят из общежития…

По поводу агитации: на участке для голосования отсутствуют какие-либо плакаты с партиями и кандидатами. Наблюдать за выборами может каждый. Аккредитации для этого не требуется. В том числе и для граждан другой страны. То есть, наблюдение анонимное.

После окончания голосования участки не закрываются. Можешь прийти и наблюдать за процессом волеизъявления и подсчета голосов. Естественно, не создавая помех.

Принципиальное отличие: от Беларуси, где избирательные комиссии воспринимают наблюдателей как своих «заклятых» врагов, избирательные комиссии в Швеции рады наблюдателям. И если у нас наблюдателю запрещено общаться с членами комиссии, то в Швеции подходи к любому и получи любую информацию о ходе голосования.

Количество членов избирательных комиссий 8–9 человек, в отличие от 19-ти у нас. Работают шведские участковые избирательные комиссии только в день голосования.

Последний участок, на котором 09 сентября присутствовал автор, размещался в парламенте (!) Вот там увидел полицейского. Но он охранял не участок для голосования, а сам законодательный орган.

В Швеции негативно реагируют на семейное голосование. Это когда в кабину заходят двое. Особенно это распространено среди мусульман.

Даже если с избирателем дети. Они могут рассказать другому родителю, как проголосовали мать или отец.
 Шведы стремятся — исключить любое возможное воздействие на волеизъявление гражданина. В том числе, когда в кабине для заполнения бюллетеня разговаривают по мобильному телефону.

Кабины для заполнения бюллетеней в нашем понимании (полностью обрамленную красной материей) нет. У них — тренога, обернутая зеленой материей. Во-первых, зеленый цвет в отличие от красного, успокаивает, а, во-вторых, расход материала (а, следовательно, стоимости) минимум в два раза меньше.

И обязательно (!) одно место для людей с ограниченными возможностями. Для заполнения бюллетеней сидя.

Собственно выбор делается еще до входа на избирательный участок. Там находятся ящики с ячейками, в которых расставлены бюллетени партий. Не всех конечно: их в Швеции 768. И партии сами обеспечивают избирательные комиссии своими бюллетенями. Для партий, не сумевших это сделать, отпечатаны пустые бюллетени, в которые избиратель вписывает понравившуюся ему партию. Даже если таковой не существует. И бюллетень при этом не будет считаться испорченным.

Избиратель в кабине лишь выбирает партийного кандидата (только одного) которого желает видеть в избираемом органе. Может записать и своего. Бюллетень будет действительным.

Получается, процесс выбора партии не тайный. И шведов это волнует. Усиленно думают, как сделать процесс взятия бюллетеней более закрытым.

Также их волнуют и очереди на избирательных участках. Но мне попался лишь один участок, в котором в очереди стояло 15 человек. В остальных максимум двое — трое.

Также думают изменить ситуацию размещения в одном зале четыре — пять комиссий. Это действительно неудобство.

Бюллетени досрочного голосования доставляет (в опечатанных коробках) на избирательные участки почта. До начала подсчета коробки вскрываются, находящиеся в них конверты опускаются в урну. Урна одна с тремя отверстиями: в парламент, в область, в муниципалитет.

В отличие от Беларуси столица Швеции — в составе Стокгольмской области.

Участковая комиссия подсчитывает лишь голоса, поданные за партии. Персоналии будут определяться в течение нескольких дней комиссией муниципалитета.

Сомнений в их нечистоплотности у шведов нет. Принципиальное отличие от Беларуси!

Валерий ЩУКИН, «Наш Дом»
 Фото: Александрина Глаголева