«Мы держались только потому, что нам писали»: разбираемся, как написать политзаключенному

ОВД-Инфо
Dec 23, 2017 · 6 min read

Привет! Это Полина и Ксюша, в ОВД-Инфо мы часть группы мониторинга — принимаем звонки задержанных, пишем новости и много чего еще, но речь не об этом. Недавно ОВД-Инфо исполнилось шесть лет, и мы, как водится в таких случаях, праздновали день рождения. Мы не самые социализированные люди на свете и решили, что на вечеринке будем сидеть в уголке и подписывать открытки политзекам. Так и сделали. В процессе к нам присоединилось несколько человек. В итоге получилось восемь открыток.

Для некоторых людей те открытки, которые они подписывали на нашем дне рождения, были первыми в их жизни, и многие переживали, что не знают о чем писать. Поэтому мы вместе с Никитой Канунниковым и Яной Гончаровой из «РосУзника» хотим еще раз рассказать, как писать и отправлять письма в СИЗО и колонии и зачем это нужно делать. «РосУзник» — волонтерский проект, на сайте которого можно написать и отправить сообщение одному из политзаключенных.

открытка режиссеру Олегу Сенцову

Политзаключенные — это очень разные люди. Их преследуют как по «политическим» статьям, так и по ложным обвинениям в преступлениях. Преследуют и активистов, и аполитичных граждан, которые, например, просто сделали репост.

Чтобы понять, кому вы хотите написать, посмотрите нашу базу политпрессинга, там описано дело человека и где он находится. Это можно сделать и на сайте «РосУзника» и «Мемориала». Подробную информацию о людях, которые стали фигурантами уголовных дел после митинга «Он вам не Димон», смотрите тут. Почитайте о том, кого и почему принято считать политзаключенным.

Мы считаем, что письма защищают заключенных. Если человеку пишут, значит, про него помнят, за его судьбой следят. Поток писем видят сотрудники колонии — для них это сигнал о том, что человека нельзя покалечить или убить. Если с заключенным что-то произойдет, на воле быстро это заметят и отреагируют. А еще письма — это поддержка.

Никита Канунников:

Для человека, находящегося в СИЗО, где мало что происходит, а каждый день похож на предыдущий, письма оказываются важной связью с миром. У многих узников есть потребность не только получить письмо, но и написать самим. Бывает, что я получаю письма от людей, кому еще не написал сам. Или отправляю открытку, написанную на одном из благотворительных вечеров в Сахаровском центре, а в ответ приходит письмо на несколько страниц.

Яна Гончарова:

Однажды в Америке, в маленьком провинциальном городке, ко мне в кафе обратилась женщина. Она услышала мою речь и предположила, что я из России. Когда я это подтвердила, она рассказала, что ее родители познакомились в трудовом лагере в Советском союзе:

«Когда я спрашивала у мамы, как они выжили там, мама ответила, что мы держались только потому, что нам писали письма».

Она не знала, что я занимаюсь перепиской с политзаключенными. Она просто сказала важную фразу, которую я часто вспоминаю, когда забываю писать политзаключенным.

Наш коллега Леша Полихович, отбывший срок по «Болотному делу», отказался рассказывать нам, почему писать политзекам важно, из-за того, что ему надоело отвечать на этот вопрос с момента освобождения в 2015 году. Но можно почитать его переписку с анархистом Александром Кольченко.

открытка для Дмитрия Крепкина, фигуранта «Дела 26 марта»

О чем угодно: о природе, фильмах, книгах, путешествиях, новой работе. Человеку в заключении важно знать новости, получать яркие эмоции, темы, которые можно обсудить. Приятно получать открытки, отправленные издалека.

Если вы хотите, чтобы вам ответили, стоит задать вопросы, чтобы завязать дискуссию и узнать собеседника получше.

Яна Гончарова:

Чтобы понимать уровень развлечений в колонии, один из политзаключенных недавно мне рассказывал про трехдневную охоту на жуков в камере. На два листа. Это было интересно, правда.

Тяжелее всего написать первое письмо. Начинайте с того, что вы делаете в обычной жизни, — представьтесь, расскажите о себе. Расскажите о просмотренном фильме или о солнечном утре, о стае голубей, нахохлившихся у метро, или о том, как вы заблудились в чужом районе. Для вас это может быть обыденность, но представьте, что люди в колонии НИЧЕГО из этого не чувствуют, не видят. Только стены, бараки, формы и звучный шансон.

О чем писать точно не стоит, так это об обстоятельствах уголовного дела. Этим можно навредить. Помните, что письма могут оказаться у следователя.

Ваше письмо обязательно прочтет цензор. Не используйте матерные слова, неизвестные аббревиатуры, не пишите на иностранном языке. Цензор закрасит, вырежет какие-то части или вообще не отдаcт письмо, если ему что-то не понравится. Например, однажды наш коллега Гриша Дурново отправил анархисту Кольченко текст песни Ten long years — так нельзя, к сожалению.

Явно выраженной политической цензуры в СИЗО и колониях нет — во всяком случае это не является общим правилом. Так что писать о происходящем в стране и мире и своем к этому отношению можно.

Не стоит жалеть заключенного, говорить, что «долго не решался вам написать», «мы так переживаем» — это может раздражать. Еще есть такое слово «держись», которое не очень любят заключенные и их родственники. Мама анархиста Алексея Сутуги Ольга Николаевна всегда отвечала: «Я не держусь, я борюсь».

открытка для Станислава Зимовца, фигуранта «Дела 26 марта»

Отправляем!

Заходите на сайт «РосУзника». Там прямо на главной странице можно написать и отправить сообщение одному из списка заключенных. Это бесплатно, но мы рекомендуем переводить немного денег проекту, ведь он существует за счет краудфандинга.

Еще есть ФСИН-письмо — это такая «электронная почта» в колонии. Письмо через этот сервис доставляется в колонию по интернету. Цензор его читает, распечатывает и несет заключенному. Не все колонии подключены к этой системе. Чтобы отправить письмо, нужно зайти на сайт, найти колонию, где сидит ваш адресат, внести его данные и написать текст письма. За 2500 знаков нужно заплатить 55 рублей + столько же, если вы хотите получить ответ. А еще можно приложить фотографию, заплатив за это 30 рублей. Доставка и проверка письма обычно занимает около 3–4 дней.

Если в СИЗО или колонию нельзя отослать электронное письмо, то команда «РосУзника» распечатает его и отправит.

Самостоятельно «Почтой России» письмо надо отправлять так: пишете адрес колонии, индекс, ФИО получателя. Всё, идете на почту. Чтобы вам смогли ответить, оставьте обратный адрес, вложите в письмо марки минимум на 26 рублей, белый лист бумаги и конверт. Если хотите, чтобы письмо дошло быстро, отправьте его первым классом. Заказное письмо можно отследить. Международные, заказные и прочие тарифы смотрите тут.

Если вы не хотите показывать свой адрес фсиновцам, но получить ответ — укажите индекс вашего почтового отделения и его адрес, вашу фамилию и напишите «до востребования». Потом нужно будет приходить на почту и спрашивать в отделе доставки письма вам «до востребования». Это бесплатно и работает на каждой почте.

открытка для Дмитрия Крепкина, фигуранта «Дела 26 марта»

Писать письма — занятие медитативное. Посылать их по почте — тоже. Когда Ксюша отправляла наши открытки, перед ней в очереди стоял человек, который отправил 120 писем. Если вы любите странные открытки и у вас есть принтер, то можно взять что-то отсюда. Для вдохновения почитайте письма, которые люди пишут политзекам.

Если вы хотите рассказать нам свою историю о переписке с политзаключенным, присылайте ее на info@ovdinfo.org с темой «друг по переписке». Самые интересные мы соберем в материал и опубликуем.

ОВД-Инфо

Written by

как это работает