Anarchy in the ukr

Удивительно, но не хватило какой-то пары дней, чтобы между датой окончания написания книги и датой ее покупки прошло ровно 10 лет — 16 мая 2005 года и 14 мая 2015 года. Кажется, прошла вечность с того момента, и всё стало по-другому. Конечно, здесь есть отзвуки “Истории культуры начала столетия”, стихи откуда, а точнее даже стих, спасал от сам не знаю чего три года назад. Есть великолепные вещи: автостанции, трава, дороги, опустевшие дома культуры, молодость и нищета, право на счастье, пластинки, гастрономы, воспоминание и восторг от этого прекрасного-прекрасного мира. Книга ждала меня несколько лет.


Вырастая, ты открываешь для себя необходимое тебе количество вещей и понятий, предметов, зданий и целых архитектурных ансамблей, они предстают перед тобой внезапно и остаются в твоем сознании надолго, если не сказать навсегда. Это так только говорится — дворец пионеров, на самом деле за ним стоит рубленое мясо времени, его вывернутые кишки, на которых оно повесилось. Попробуй, вспомни все до мельчайшей минуты — только начнешь, за тобой сразу потянутся, словно дым за подбитым истребителем, теплые стебли твоего детства, спелые плоды твоего врастания в жизнь, твоего прохождения сквозь нее, твоей в ней потерянности.

<…> вообще — возвращаться в места, в которых ты рос, почти то же самое, что возвращаться в крематорий, в котором тебя один раз уже сожгли.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.