На закате

когда я была подростком у меня было катастрофически мало друзей. В школе почему-то меня никак не затягивало в коллектив.. в тусовку.. хотя мне и этого очень хотелось и я внутри себя глубоко обижалась, почему они меня не принимали.. то ли запах у меня был не тот, то ли не та порода.. как я ни пыталась втиснуться, впихнуть, пролезть, растолкать локтями и попасть в тусовку, этого не происходило. я старалась делать все как все, но так или иначе, большую часть времени я провела дома.

мне всегда очень не хватало свободы, которой было гораздо больше у всех моих сверстников. конечно, кому-то она пошла во благо, а кому и нет. Но все в моей жизни было сделано так, чтобы я чувствовала немножко одиноко с самого начала.

когда я смотрю на фотографии тех школьных лет, я вижу себя и понимаю, что я была реально никакая. ни хорошая и ни плохая, ни чем особенно не выделяющаяся, просто пытающаяся, быть со всеми, очень средняя тихая девочка.

что меня отличало с самого детства.. это моя привязанность к одному человеку. если я сходилась с человеком, то моментально становилась его “лучшим другом” и могла жить в некоем социальном пространстве будь то детский сад или школа, университет, работа, только благодаря этому человеку, благодаря нашей дружбе. Это продолжалось у меня на протяжении всей моей жизни. Можно сказать, что я как рыба прилипала, находила себе кита, к сожалению, смутно представляю, себе кто такая рыба прилипала и как она живет в дикой природе, ну вот, я всегда к кому нибудь прилипала как репей, и пока меня носили где-нибудь на правой штанине ног, я ходила вместе с этим человеком, по его дорогам.

Потом я соответственно отваливалась и мне нужно было прицепляться еще к кому-то новому, потому как другого типа функционирования у меня не было долгое время.

самое дурацкое что прилипнуть я могла к кому угодно. Но это имело колоссальное влияние на мою судьбу.

но рассказ совсем не о моем методе выживания в обществе и мире, рассказ о подростковом времени, когда в тебе еще так много огня, и ты открыт миру и людям.

Я жила в очень маленьком городе, где было много молодежи на тот момент когда я была в школе. И все было в таких микро-масштабах. все эти тусовки. все друг друга знали через одного, то есть, фактически, все были связаны друг с другом как огоньки в одной гирлянде.

У меня в 15–16 лет появилась тусовка друзей из интернета, это все та же молодежь, которая жила совсем рядом, в каком-нибудь соседнем доме. А ты сидишь с человеком и переписываешься в чате когда ты можешь выйти в соседний двор и сесть на лавочку и пить с ним пиво. В принципе к такому результату и приводили все разговоры в чатах.

Так благодаря интернету у меня стали появляться друзья. Уже не такие как в школе, а те люди которых я сама выбрала, которые мне чем-то показались интересными. Хотя конечно, у меня были очень узкие представления о мире и людях, я бы сказала их вообще не было. поэтому мне было интересно всё. и все люди. даже “плохие”

и особенно “плохие”, пожалуй.

мне и самой уже к тому возрасту надоело быть паей. И хотелось хотя бы для вида побыть в образе плохой девчонки, который в принципе у меня никак не удавался.

Я не помню вовсе, откуда у меня появился этот знакомый. Тому предшествовала целая череда событий, и мне конечно, хотелось бы написать книжку о том как я была подростком.. Это мое любимое время, вспоминать, себя ту, и те события, которые тогда происходили со мной, во мне, вокруг меня…

И это просто воспоминание ,которое ускользает с каждым годом, и я хочу его записать. Но уже даже не уверена в том, что стоит о нем писать, ведь как только я напишу, оно станет таким незначительным, и доступным, не только мне, но и кругу каких-то вероятно, случайных читателей.

Меня всегда тянуло к нестандартным людям, к тем у кого в душе есть что-то глубокое, какая-то тайна, какая-то начинка, которую хочется попробовать как в пирожке. Я делала это на уровне инстинктов, почему одни люди вокруг меня вызывали такой инстинкт как у собаки на кошку, а другие наоборот, как будто хотелось в них влюбляться и отчаянно вилять хвостом при их появлении.

Больше всего я не любила лицемеров. Людей которые пушистые с виду, но только ты отвернешься они готовы вонзить в тебя свои когти и порвать на клочья. Таких в школе было много девочек, они считались популярными и конечно они были настоящими стервами. Не то чтобы меня кто-то гнобил, но так, иногда что-то около того случалось.

В соседнем от меня доме жил парень, он был взрослее меня года на три-четыре. Учился университете на каком-то физико-математическом и был дико умным. У него должно было быть хорошее будущее, как у человека одаренного интеллектом. Но не знаю отчего, почему в нем было это, эта странная склонность упарываться разными препаратами до состояния полной невменяемости. То есть с одной стороны, он был приличным студентом приличного университета, а с другой.. теневой стороны.. был практически диониссийским животным.

Я пишу о человеке которого нет в живых. Он ушел очень рано, может быть даже не успел закончить университет. Он попал в аварию на попутной машине, вместе со своим другом. И оба ушли на тот свет.

Эта история случилось как раз в разгар моего взросления. Не то чтобы мы были большими друзьями. Но все-таки, какие-то трогательные моменты жизни,

такие как первый взрослый друг, который принимает тебя за равную. Я приходила к нему домой, мы стояли на площадке, могли разговаривать о музыке, он выносил мне из комнаты какие-нибудь кассеты с музыкой и давал послушать. Я точно помню там была группа “бригадный подряд”. Пока мы стояли и беседовали, в его квартире была его девушка, которая любила группу Найтвиш, но я ее никогда не видела. Как и не видела никогда его квартиры, мы всегда общались на площадке. Он любил рассказывать мне “как он провел выходные” а выходные у него всегда были сугубо наркотические, и такие жесткие, что это истории в духе, даже не знаю каких кинофильмов, ну тех самых, где про торчков и их жизнь. Потом он отходил от своих загулов и возвращался в нормальную жизнь, решал кому-то задания, получал за них деньги и опять, в загулы. Он часто спрашивал меня, что я собираюсь делать после школы, как я вижу свою жизнь.. дальше. И я конечно ему отвечала что “пора валить отсюда” а если не получится, то кулинарный техникум.

У нас с ним никогда не было никакой романтики, чтобы кто-то в кого-то влюбился. Были какие-то взрослые разговоры, за жизнь и очень часто о музыке.

Мне просто хотелось общаться с кем-то, кто видел во мне взрослого человека, а ему наверное, не знаю, что ему хотелось. Он никогда не приставал ко мне.

Я очень смутно помню его рассказы. Я только помню что он был популярен в тусовке, так что нем ходили “легенды” и его лучший друг, был примерный мальчик. Очень примерный мальчик. И это так странно, снова такая двойственность. Вроде бы у мальчика все хорошо, хорошая семья, он красивый, нравится девушкам, играет на гитаре в группе, учится в университете, во всем крайне положительный, милый, добрый, но все равно, его тянет на что-то такое.. темное.

И так они оба и ушли, молодыми. Это судьба не иначе?

Пожалуй, история с этими мальчиками, меня затронула не то чтобы сильно, но все-же, заставила задуматься о том, с кем и как заводить дружбу. Ведь я в этом случае всегда была очень всеядна. Когда ты не избалован тусовками и общением, ты рад любому человеку. Хоть криминальному авторитету, хоть бомжу, хоть проститутке.

потому как каждому есть, чем поделиться.

Еще был один персонаж моей юности, мальчик который сбегал из дома. И любил забираться на крышу высотного недостроенного здания. Впрочем мест где можно было “потусить” молодежи в городе было мало, это как раз и была та недостроенная высотка, куда лазила вся молодежь и регулярно кто-то оттуда падал и не возвращался уже обратно. И этот мальчик, он садился на край этого здания и сидел там на закате.

Именно он меня туда и привел в первый раз.Это было для меня, домашней девочки, настоящим испытанием, подняться по местами разрушенным лестничным пролетам, с моим крайне плохим зрением, в сумерках, это мне здорово повезло что я не свернула себе там шею.

Он был со странностями это замечалось сразу, любил рисовать, какие-то рисунки в духе комиксом сохранились у меня. Не то чтобы мы дружили.. Тогда не было какой-то особой дружбы, каждый по своему был потерян, но каждому нужна была компания.

Там на крыше. Открывался вид на небо, на город, и многое становилось ясным. Кто есть кто. Кому какая уготована судьба. И на закате там было особенно хорошо.