[Интервью] Мир через 10 лет: мобильные технологии изменят благотворительность

Другие статьи о Phil.Tech — технологиях и IT-проектах для филантропии и третьего сектора.

То, что мобильные технологии изменят мир, стало ясно еще в конце прошлого века. Эти изменения уже проникли в медиа, бизнес, рекламу и производство. Но, к сожалению, только сейчас начинают влиять на третий сектор и сферу благотворительности, больше других нуждающуюся в инновациях и одну из самых консервативных.

Предлагаем основные моменты интервью с Дэвидом Харрисоном из Boomerang Giving и Крисом Саттоном из Smalldog Net Solutions о развитии мобильных технологий и последствий этого развития для доноров, благотворителей и целевых сообществ.

– Вы оба работаете над технологиями, которые облегчают процессы создания и функционирования фондов, а также саму процедуру сбора пожертвований. Расскажите об этом.

Дэвид Харрисон: Мы заинтересованы в том, чтобы современный цифровой мир помогал людям становиться благотворителями. Можете себе представить 20 филантропических организаций в виде продуктов, расположившихся на стенде продуктового магазина? Нам пришла в голову идея нашей организации Boomerang Giving, когда мы увидели, как продуктовый магазин объединяет людей с конкретными брендами-организациями.

Более трем миллионам пользователей нашей сети старше 65 лет. И тогда мы подумали, что не мы хотим работать на крупнейших национальных организаций, у которых и так много денег. Мы хотели бы взаимодействовать с локальными НКО, куда перечислялись бы средства, доступные людям после использования пенсионных скидок на товары и услуги.

Эта миссия схожа с миссиями любых местных сообществ: сделать филантропию общественным делом, а само общество — объединенным. Если мы сможем использовать для этого новые технологии — это бесспорный плюс.

Крис Саттон: Мы расширяем нашу интегрированную систему учета Smalldog, чтобы сообщать о старте грантовых программ или стадиях формирования сообществ. Наша программа позволяет фондам проводить больше времени с донорами или грантополучателями и тратить меньшее время на согласование счетов, автоматизируя работу. Мы позволяем компьютеру делать то, на что он способен, а вам — то, что вы умеете и любите, например, общаться с людьми. У доноров появляется больше свободы— они могут отдать вещи через Интернет, например, заказав их и изменив адрес доставки. Не только внешняя публика, но и спонсоры фонда, глубоко погруженные во все процессы, получают доступ к просмотру счетов в «прямом эфире». Упрощается форма подачи заявки на грант — это можно сделать и быстрее, и проще.

– В последнее время большинство инноваций в филантропии, равно как и в технологиях, приходят именно с северо-запада США. Это особенность региона?

Дэвид Харрисон: Экономика северо-запада развита достаточно, чтобы генерировать множество новых решений. Вы бы могли составить длинный список изобретений, вышедших отсюда. Social Venture Partners начинали здесь, а наша компания GiveBIG — вообще пример мгновенного взлета.

Крис Саттон: Я думаю, что любой человек в мире в состоянии исправить эту ситуацию. Конкретные области мира можно рассматривать как «инкубаторы». Но сегодня Интернет стирает границы и сокращает расстояния. Да, у нас тут рядом штабы Microsoft и других больших компаний и нам действительно повезло находиться в месте, где люди могут помочь финансово. Плюс нам не нужно беспокоиться о электричестве, воде, хорошей сотовой связи и Интернете. Сейчас мы находимся в месте сосредоточения силы. Это похоже на электронную почту и мессенджеры— нам кажется, что это есть у каждого.

Дэвид Харрисон: Об этом можно подумать также и с другой точки зрения. Мы — место, где происходит изобретение, но сами идеи можно найти где угодно. Некоммерческие организации в нашем регионе существуют в отличных рыночных условиях, потому что именно здесь появляются идеи. Еще одно условие гармоничного развития — общая открытость региона, его ментальное и экономическое здоровье.

– Онлайн-технологии существуют уже много лет, но именно сейчас мы видим, что они затрагивает людей пожилого возраста — от 65 и старше, с концепцией объединения небольших пожертвований. Как этот тренд влияет на работу НКО и благотворительных фондов?

Дэвид Харрисон: Наши с Крисом идеи совершенно различны по концепциям и воплощению, но их объединяет одна особенность — транзакции внутри становятся куда более легкими, что облегчает жизнь донорам.

Сложные в использовании системы учета можно заменить на более простые. Чем быстрее и эффективнее вы это сделаете, тем больше организаций сможет демократизировать филантропию. У вас появится возможность привлечь большее количество доноров и взаимодействовать с ними на более высоком уровне.

Крис Саттон: Краудфандинг — это большая история успеха нашей программы. Мы пришли к этому средству, чтобы решить некоторые финансовые и бухгалтерские проблемы, но как только они были решены, нам пришло осознание, что можно выйти на новый уровень — создать еще одну страницу, с помощью которой пользователи делают пожертвования и видят, на что они идут.

В первый год работы Orcas Island Community Foundation (OICF) заработали $124,000; за второй год — $133,000; в прошлом году сумма пожертвований достигла уже $183,000. Каждый раз увеличивалось число доноров: 57 в первый год, потом 60, и затем 117. Более 50% новых доноров в принципе стали участниками такого явления как благотворительность — впервые.

Пожертвование может быть маленьким — всего 10 долларов, зато делается почти мгновенно и очень легко: номер кредитной карточки, два щелчка, выбор конкретной программы — и готово! У многих крупных фондов достаточное количество доноров чем у нас, но суммарные сборы ниже. Почему? Потому что все эти люди не понимают, как работает система, они не хотят участвовать в этом систематически. А именно сообщество поддерживает работу любой программы.

– Похоже, сейчас существует устойчивая тенденция движения в сторону краудфандинга и микропожертвований. Это можно видеть на примерах таких компаний как AmazonSmile или вашего GiveBIG, которые привлекают новых доноров.

Крис Саттон: Да, эти программы действительно успешны и просты для тех, кто хочет принять участие. Более того, они сезонны — сбор средств открывается дважды в год: зимой и весной.

Дэвид Харрисон: Со временем, цифровые сделки превратят сбор средств онлайн главным инструментом для поддержки некоммерческих организаций. Ведь это легко, просто и недорого, и все это поможет демократизировать филантропию. Участниками становятся обычные люди, а не только миллионеры.

Крис Саттон: Еще одно уточнение: когда пенсионер получает скидку в 5 долларов, другой пенсионер ее оплачивает, или компания оплачивает пожертвование?

Дэвид Харрисон: Ритейлер никак не вовлечен в процесс оплаты. Когда вы сэкономили 5 долларов, вы заходите в приложение и регистрируете эти деньги. Когда сумма достигнет, например, 20 долларов (порог вы можете выбрать сами), вы можете выбрать НКО, в пользу которой пойдет данный платеж. Мы проводили эксперимент совместно с региональным кинотеатром: было получено порядка 211 скидок за месяц, и все они были посланы в местный благотворительный фонд.

– Получается, что идеальный вариант — это модель AmazonSmile, где клиенты сами распределяют свои пожертвования, но ретейлер контролирует транзакции?

Крис Саттон: И затем компания получила бы налоговые льготы.

Дэвид Харрисон: Урок, который я извлек из опыта Амазона — крошечные пожертвования это удобно, и довольно щедро с его стороны сделать 0,5% от каждой сделки доступной для пожертвований, но… сложить все это сложно. Получается, вы могли пожертвовать миллион долларов для НКО, но с этой транзакции пойдет только 5 тысяч долларов. Прелесть нашей программы со скидками в том, что процент куда выше — 30, и нам легче добраться до существенного объема пожертвования. И ведь каждый год появляется все больше пенсионеров, которые (помните пример с кинотеатром?) заявляют: «да я не хочу быть настолько старым, чтобы пользоваться этой скидкой!», и эта мотивация вкупе с нашей программой позволяет им пускать «сэкономленые» деньги в работу.

– Да, в этом есть смысл. Хотя лично мои родители продолжают использовать кнопочные телефоны, хотя пользуются планшетами. В каких отраслях мобильные технологии проявят себя в ближайшие 10 лет?

Крис Саттон: Границы доступа понижаются, люди ведут себя более открыто и непосредственно в своем сообществе. Думаю, что это произойдет даже быстрее, чем за 10 лет. Поскольку старшее поколение становится более технически просвещенным и принимает участие в благотворительности онлайн, молодое поколение также в тренде. Оно постепенно становится старше, у них появляются деньги на филантропию, и они уже не просто просят, а требуют открытого онлайн-доступа к «своим» фондам: не только для того, чтобы пожертвовать, но находиться во взаимодействии. И фонды будут вынуждены ответить на этот запрос, создав свои системы.

Дэвид Харрисон: В то время как платежные технологии изменяют сам процесс пожертвований, появляется также необходимость в частных фондах или организациях, которые стали бы посредниками. Я ставлю на срок в 6 лет — в этот период времени наша «скидочная» система распространится по всей Америке. Со временем появятся и программы, которые позволят перенаправить те сэкономленные в кино 5 долларов обратно в карман дарителей, а не только в пользу НКО. Мы в начале большого пути, новой эпохи благотворительности.

Крис Саттон: Люди доверяют сообществам, которые контактируют с НКО напрямую. С технологиями — так просто иметь в своем кармане целый мир, ведь ты знаешь: как и что можно сделать, кому нужны деньги и на что. Просто надо выйти из привычной суеты и перестать все время говорить по телефону, выйти из зоны комфорта, но остаться в ней благодаря новым технологиям.

Оригинал статьи


Другие статьи о Phil.Tech — технологиях и IT-проектах для филантропии и третьего сектора.