Русалка

Сказки Русского острова

Лера мало что помнила так хорошо, как свою первую встречу с морем. Многие говорят, что были поражены, или испуганы, но у нее было не так. Впервые очутившись на берегу, Лера поняла, что попала домой. Ощущение длилось секунду и пропало. Никогда больше не появлялась. Но она надеялась.

Потому 22 года спустя она увлеклась дайвингом. Там в тишине и глубине, она ждала и надеялась, что снова почувствует себя дома. Ощущение не приходило. Пока не приходило, думала она, недостаточно глубоко, недостаточно долго она находилась под водой.

-Ты че, русалка?
Лера сидела на пляже мыса Вятлина, ловила закатные лучи, копя тепло, перед погружением в воду, когда этот парень подошел, и дежурным вопросом навис над ней, закрывая солнце.
- Да, я - русалка.
«Классика: парень в шортах, без майки, та болтается на поясе, одним концом засунута под резинку шорт, в сланцах и обгоревшей до малинового цвета кожей и полторашечкой пива в руке, наставил на меня телефон. Улыбка, взмах хвоста, если не попросит сфоткаться вместе, то, считай, я легко отделалась», - думала Лера.
«Пацаны, - позвал он, - идите сюда, здесь русалка, уплыть может».

«О нет» - почти простонала девушка.
 Но его друзья: тот же модный малиновый загар, футболки на поясе и пакеты с мокрыми трусами в руках, уже поднялись по склону наверх и им, пьяным и уставшим, было лень спускаться. 
«Вилы спускаться, мы наверху подождем»- крикнул кто-то из них.
«Я быстро, ща сфотаю и иду».
Он опять повернулся к ней.
-И че ты здесь делаешь? Поплавать пришла? 
- Тренируюсь.. 
-Короче, ты – не настоящая.
Он потрогал хвост,- «Это типа как гидрик?», - и рыгнул.
Поморщилась: «Вот же придурок».
- Конечно, хвост искусственный.
Парень отхлебнул пива, потом протянул ей: «Будешь?». На горлышке поблескивала слюна.
Помотала головой: «Нет».
«А ты никогда не хотела», - начал парень и снова рыгнул.
Он стоял против солнца, и хоть она не могла нормально рассмотреть его лицо, показалось, что в нем что-то изменилось. И голос стал увереннее и равнодушнее.
-Ты когда-нибудь хотела стать русалкой по-настоящему?

Она задумалась: «Да, она хотела и очень. Чтобы эти бесконечные и одинаковые дни закончились, и в жизни появился смысл. Во всей жизни, в каждом действии. Для русалки – он был бы в море. В бесконечном движении в море».

-Что за дурацкий вопрос? Конечно, хочу стать русалкой и чтобы на совсем. Забыть, что была человеком.
Парень совсем не удивился, услышав ответ. Как будто ждал, что она так скажет.
- Ты же одна тогда будешь, в курсе? Если русалкой станешь. С кем ты будешь жить тогда? С рыбами? С мертвецами, застрявшими в скалах?
- Да мне все равно. Одной нормально. Никто не пристает, по крайней мере.
Он почесал живот, а потом допил остатки пива и выбросил бутылку.
-Тогда так и будет. Ты станешь настоящей русалкой, Лера. С холодным сердцем и сильным хвостом. Найди меня потом. 
Воздух как будто замер и у нее разрослась какая-то пустота внутри.

Но миг - и все стало нормально. Он моргнул и, кажется, стал меньше.
- Че это было? Че я сказал? 
- Не знаю, я не слушала. Иди, твои друзья, наверно уже уехали.
И заорав «Пацаны, пацаны, подождите», он побежал вверх по склону.

Плавать Лера не пошла. Впервые море ощущалось не родным, а чужим местом, где ее не ждут и не обрадуются, если она там появится. Сложила хвост и пошла к машине.
Телефон! Он лежал в машине, Лера совсем забыла, что вечером у нее выступление. Пять пропущенных вызовов от Сашки, ее агента.
Перезвонила.

«Лерка, готова, готова к большим деньгам?» - вопила трубка сашкиным голосом,- «Они подняли оплату в три раза. Платят 60 косарей за три часа!».
Сашка продолжал радоваться и, наверно, подпрыгивал на месте. Еще студент, не признающий никаких ограничений, с энергией безумца, и бесконечным потоком шуток. Лера никогда не искала помощника, он сам взялся организовывать для нее заказы на второй день знакомства.
-Ого, а с чего вдруг? 
- Не сказали.
-Слушай, мне это не нравится, похоже на подставу. Я не хочу. 
- А 60 косарей? 
-Во-первых, не 60, а 55, про свою долю не забывай. Во-вторых, это - хрень. Никто не будет столько платить, чтобы просто смотреть. Им нужны девушки, согласные на секс. 
- Да ты что! Это же форум! Там все серьёзно. Я узнавал. Одни замы министров, и местные шишки будут. Наши из администрации перед ними выпендриваются. Три часа всего и у тебя новый хвост! Сколько он там стоил? 50 штук? Один вечер и он твой. Прикинь? 
- Саш, все равно мутная тема. 
- Лена с Иркой, эти стриптизерши, будут. Они с мутными никогда не работают. Позвони им.
-Ладно, позвоню. Я домой сейчас. 
-Давай, я в восемь заеду.
Стоя в душе, она вспоминала слова парня про русалку: «Ты станешь настоящей русалкой», бред какой-то. И внезапно поняла – она не называла ему своего имени. «Мне послышалось», - решила она.
Сашка довез ее до причала, выразил свой восторг по поводу яхты, на которой Лере предстояло работать: «Была бы у меня такая яхта, я бы туда никого не пускал! и как мог поддержал: «Офигеть сколько бабла платят, ты это, если че, то звони». 
-Обязательно. Чтобы в 12 был здесь и ждал меня. И никаких «мумийтроллей», никуда больше не заезжай.
-Да, да. Я понял. Ровно в ноль-ноль часов ждать тебя здесь. Хорошо тебе поработать. 
Сашка еще раз посмотрел на яхту, вздохнул и пошел лестнице на парковку.

А Лера взяла сумку и стала подниматься по трапу. На палубе она присоединилась к кучке девушек, надо же, все модельной внешности. Худые и высоченные. Все не старше 20-ти лет. Среди них Лера в свои 30 ощущала себя динозавром.
Яхта отплыла.

«Так, дамы, - обратился к девушкам единственный на борту парень в костюме, я - Сережа, а вы - самые красивые девушки Владивостока. У нас небольшое мероприятие для гостей экономического форума, может, слышали про него?»
Никто из них не слышал.
Сергей продолжил: « Не важно, в любом случае, гости на этой яхте очень серьезные, поэтому сейчас вы отдадите мне ваши сотовые телефоны, часы и фотоаппараты. Никаких фотографий, никаких рассказов о том, где вы сегодня были. Вы развлекаете гостей, улыбаетесь, а затем отправляетесь обратно в город. Все ясно?».

«А если нужно будет позвонить? Вдруг кому-то станет плохо или я захочу уехать раньше?», - блондиночка в рваных джинсовых шортах и майке хихикнула.
- Раньше можно только вплавь до берега. Здесь вам будет только хорошо, не переживайте. Я с радостью сделаю вам искусственное дыхание, чтобы привести в чувство. 
Все засмеялись.

Им выделили одну каюту для переодеваний. Переодевание девчонок заключалось в основном в избавлении от всей одежды кроме трусов-стрингов. У Леры на этот случай был хвост. И нужно подобрать бюстгальтер. Если хлорированная вода бассейна, то лучше от купальника. Этот с двойным пушапом подойдет. Она расшила его крупными черными блесками и мелкими стразами так, что в воде он выглядел как настоящая чешуя.

Из раздевалки она сразу прошла на палубу с бассейном. Все девушки в бассейне были уже там и все были топлес. 
«Хер бы я раздевалась, я не стриптизерша», - думала она уже сидя на бортике бассейна и натягивая хвост. Потом медленно, чтобы не обрызгать остальных девчонок, скользнула в воду и погрузилась на дно.

С час она плавала туда-сюда. А когда решила отдохнуть, зацепившись за бортик, ее схватил за руку один из гостей. С виду нормальный мужик, даже не пьяный.
-Ну так че, когда будешь раздеваться?.
-Извините, вы не поняли, я работаю русалкой – плаваю в вашем бассейне, фотографируюсь, даю погладить хвост. И все. Я не стриптиз.
- Это ты путаешь. Мы заказывали русалку для развлечения гостей, думаешь, мужики захотят с тобой фотографироваться? Это тебе не детский утренник. Раздевайся. Мы столько платим не просто так. Пара часов нашего эстетического удовольствия и в полночь поедешь на берег.
Лера выдернула руку: «Нет!». Мужчина ушел.

Он приняла решение – уходит отсюда. Если получится, заберет телефон и одежду из каюты, нет - поплывет как есть. Доберется до берега или другой яхты, попросит позвонить.
Девушка выбралась из бассейна, перевернулась на руках и села на край палубы. Гости собрались на носу, путь к каюте был у всех на виду. «Ну и ладно», - Лера решилась. Выбрав момент, когда на нее никто не смотрел, соскользнула в воду. Всплеск от удара тела об воду заглушила музыка. Море обняло ее, и холод постепенно прошел. Лера стала как вода.

В это время беседовавший с Лерой мужик подошел к Сереже. Тот диктовал в телефон перечень алкоголя: « ..и виски, нормального японского, не этой паленой херни, 10 литров».
- Слышь, там эта деваха, русалка типа, трудная какая-то. Раздеваться отказывает. Портит все веселье. Убрать ее надо, раз принципиальная.
«Согласен, Семен Степанович, - Сергей посмотрел на палубу в район бассейна. Кто-то кинул девчонкам большой мяч и они с визгом перебрасывали его друг дружке, - моя недоработка, не проговорил заранее условия. Сейчас все решим».
Он подошел к бассейну и обратился к девушкам: «Ого, сколько здесь золотых рыбок, вот это везение! Девоньки, а где русалка ваша?»
Все обернулись. Только тут была. 
 «Я слышала всплеск, как будто в воду что-то упало» – сказала брюнетка. 
-Кисоньки, вы наверно проголодались и замерзли немного, идите в каюту, там уже стол накрыт, ждут только вас.

Сергей дождался, пока все девушки уйдут, и пошел на мостик. Семен Степанович стоял рядом с капитаном, рассматривая его новый эхолот.
«Русалка пропала», - доложил Сергей.
Леру искали все, кто мог. Обошли всю яхту, заглянули в каждый угол и шкаф, искали за бортом, светили фонарями с капитанского мостика , а у кого не отобрали - айфонами. 
Девушки нигде не было.
Семен Степанович обратился к Сереже: «Если ударилась и утонула, то жопа. Звони Гене. Пусть водолазов везет».

А Лера нырнула и ушла на глубину. Там зависнув, успокаивая сердцебиение, она думала, что надо подняться и осмотреться – выбрать, куда плыть – к берегу или к другим яхтам, если есть по близости, но не могла заставить себя. Русалка висела в толще воды, качнула хвостом – ощущения были не такие как раньше – хвост был как бы единым целым с телом.

Она ушла еще глубже: «А как же воздух? Но наверх ей не надо. Наоборот, там опасно». Воздух опасен. Но ей же нужно дышать!» Русалка заметалась на месте, ощупывая горло, не понимая, почему не задыхается. Палец попал в отверстие. Лера дернулась от боли -на горле появились два ряда разрезов. «Так у меня жабры. Ого!», - подумала она.
Отдышавшись и успокоившись, Лера приняла решение: «Вниз».
Она плыла все глубже и глубже, но давления она не ощущала, как будто в ее теле воздуха не было никогда. Лера знала, там внизу под черными камнями, там внизу сквозь расщелины пробивается свет его сердца.

Наконец, она добралась до дна. Теплые и шершавые скалы под ней давали успокоение и чувство безопасности. Русалка гладила их руками, терлась хвостом, потом, нащупав углубление, залезла в него и уснула.
Три дня Лера провела, позабыв, что она человек – грабила садки с гребешками и мидиями. Спала на дне.
Поиски ее тела или ее самой, добравшейся до какой-нибудь бухточки острова, прошли мимо девушки. Она все время проводила на глубине и выходила за едой только ночью. Русалка не соотнесла суетливое мельтешение лодок, гидроциклов, яхт и свое исчезновение. Жизнь на поверхности ее больше не касалась – она нашла свое предназначение и смысл жизни – быть русалкой. Ее ногти обломались, а кожа на пальцах разбухла от постоянного пребывания в воде. На зубах скрипел песок. На исходе третьего дня она поймала свою первую камбалу, и начала ее есть прямо на дне, впиваясь зубами в шершавую кожу, пытаясь вырвать кусок мяса у бившейся в ее руках рыбы.
Купальник потеряла, но даже не заметила этого – вода стала ее частью. Она не чувствовала где заканчивается вода и начинается ее тело. Все море стало ее телом.

Каждый вечер она возвращалась к камням и засыпала на них, убаюканная биением сердца Русского острова. В третий раз ее разбудил голос.
-Быстро ты меня нашла, Лера-русалка.
Лера прислушалась к словам, зазвучавшим внутри нее и ответила: « Я с самого начала знала, куда мне нужно было иди – к тебе. Знала, где ты».
- А ты знаешь, кто я? Знаешь, почему тебе нужно быть рядом? Я - Русский остров. И могу исполнить любое твое желание, но взамен ты навсегда останешься со мной. Мое сердце скрыто под камнями, на которых тебе так сладко спалось. И буду здесь до окончания времен. Нравится тебе быть русалкой? Греться у меня на груди? Слушать биение сердца? Просыпаться, когда я вздрагиваю?
Голос стал громче, и от его вибрации Леру пробирала дрожь. 
-Да. 
-Хорошо, потому что обратного пути тебе нет. Воздух теперь для тебя опасен, солнце будет жечь твою кожу. Не сразу, но чем больше будет в тебе от моря, от меня, тем меньше оставаться человеческого.
Внезапно Лера ощутила себя бесконечно счастливой, ощущение было сродни оргазму, но без его конечности. Не было больше причин для сомнения в необходимости существования, исчезла неопределенность. Это был ответ на все вопросы, которые она только могла когда-нибудь задать себе. Для Леры разом заполнилась вся пустота мира. Она стала настоящей частью Русского острова. И она запела. Песню чистого счастья. Такую могла исполнить только русалка.

А потом ее потянуло к берегу, что-то было там, что раньше имело на ней столько же власти, сколько постепенно обретал над ней Русский. В их любимую бухту она приплыла к закату, спряталась среди камней и смотрела на берег. 
Какая-то машина заехала прямо на пляж, к морю. Его. Он поставил машину у самой кромки воды, раньше Лера всегда ругала его за такое. Вышел и начал осматривать в бинокль на берега бухты. Ее любимый. Вот почему ее так тянуло наверх.

Лера выплыла из-за камней и подплыла ближе к берегу, так чтобы Женя мог увидеть ее. И он увидел.
-Лерка, это ты?! О господи, живая! Лерка, мы тебя три дня искали. Чуть с ума не сошли. Ты где была? Почему не позвонила? Давай выходи быстрее, поедем домой. Как я испугался.
Он забежал в воду прямо в одежде и направился к ней.
-Я не могу…
-Ногу свело? Хватайся за меня, я вытащу, а на берегу отогреешься, у меня чай в термосе, и водка есть, согреем тебя и в больницу поедем, да? Нам сказали, что ты упала с палубы и ударилась об воду. Типа яхта двухпалубная и ты со второй. Они искали не нашли, вызвали спасателей. Вернемся, и я прибью твоего дебила Сашу, администратор хренов.
-Я не смогу поехать. Я не ударилась. Мне нужно тебе сказать одну очень важную вещь. Обещай, что будешь слушать молча, все вопросы потом. 
-Лера, я всегда тебя слушаю, вылазь из воды, по дороге все расскажешь.
-Я – русалка.
-Конечно ты русалка, ты бы видела Инстаграм в эти дни – все русалку искали. Заказчики на яхте награду за тебя 100 тысяч назначили, тому, кто первый тебя увидит.
Лера усмехнулась: «Тогда деньги твои. Я – настоящая русалка». 
Она подплыла еще ближе, ощутив, как хвост трется об камни. Опершись на руки, она подтянулась вверх, чтобы он увидел границу хвоста. Теперь ее не было - на талии черное рыбье тело переходило в человеческое, постепенно белея и смягчаясь.
Схватила его руку и потянула вниз: «Потрогай хвост».
Он прикоснулся – хвост был холодным, скользким и живым, как рыба.
«Че за херня! - отдернул руку и посмотрел на Леру, - че за …,- попятился, споткнулся о камень и упал в воду, - дурацкий розыгрыш и ты дура!» Он неловко поднялся и смотрел на Леру сверху: «Заканчивай, и едем домой!».
«Я не могу, - русалка слегка шевелила хвостом, - я не знаю как, что заканчивать. Теперь я – русалка. Принеси чай, и я расскажу, что со мной было. Но давай только уйдем к тем камням, - она махнула рукой налево, - мне неудобно, когда я не в воде».

Он сидел на камнях, а Лера лежала на руках, поддталквая себя наверх хвостом.
Она рассказала ему все: про вкус воды и ощущения от родной глубины моря, про благосклонность Русского. Но они стали слишком разными. Все, о чем думал он - это как разлучить ее с морем. 
- Давай я тебя заберу? Сгоняю куплю клеенку, или пакет большой, нальем туда воды, и ты на заднем сиденье поедешь. У моих родителей во дворе бассейн, побудешь пока там. Тебе только морская вода нужна? Или можно любую? 
-Не могу. Я тогда умру. Чем ближе к берегу, тем тяжелее дышать и кожа как будто горит. Мне нельзя покидать море. 
-Что мне сказать всем?
-Пожалуйста, ничего не говори. Мне нужно время, чтобы привыкнуть, чтобы понять. Приезжай завтра, в это же время, хорошо? Мне пора.
И она ушла под воду так быстро, что он не увидел даже тени на глубине.

«Моя девушка – русалка. Моя – девушка - русалка. Я не верю во всякую мистическую хрень, но моя девушка - настоящая русалка, с настоящим хвостом. Я даже думать об этом не хочу». 
Но он вернулся. И Лера была там. Она спросила: «Сап взял?».
Он кивнул.
- А сэндвичи? 
-Да.
-Тогда давай поедим и потом поплаваем. Я покажу тебе пещеры, про которые никто не знает, вход почти все время под водой, но если ты ляжешь на доску, я смогу протащить тебя под сводом. 
Конечно же, Женя согласился, даже став русалкой, Лера оставалась его любимой. Любимой, которая, не скрывая, изменяла ему с Русским островом, любимой, которая из жалости приплывала к нему каждый вечер. Он видел это в ее глазах. Лера больше не любила его. Он был теперь чуждым ей существом, как и все те, кто жил на поверхности.
Человек и русалка отправились в море.
Они вернулись, когда уже стемнело. Русалка провела его сап мимо всех подводных камней, и потом смотрела, как он собирается на берегу. Лера пыталась понять, что она чувствует, не любовь, нет. Она может любить только одно создание в этом мире.

Воспоминание. Женя стал для нее воспоминанием о чем-то родном, но почти забытом.
Но вот он зашел в воду и протянул руки, коснувшись лериных, сказал,- «До завтра. Я буду в это же время».
Дождавшись когда он уедет, русалка заплыла за камни и ее вырвало. Белый хлеб, тунец, помидоры – все смешалось в серо-розовую массу. Живот скрутило.
«С человеческой едой пора завязывать», - решила она и поплыла в бухту Воевода- собрать свежих мидий.
После заката, как и каждый вечер, будучи русалкой, она приплыла к сердцу Русского. Легла на шершавые камни, укрывающие его сердце, и спросила:
-Я видела кости в подземных пещерах, взрослые и детские. У тебя были русалки и до меня?
Как всегда Русский ответил не сразу, как будто ему нужно было время очнуться ото сна, выбрать язык и подобрать слова для ответа.

-Да, Лера-русалка, были. Ими становились люди, которые как ты хотели одиночества. Они давно умерли. Кто-то от старости, но чаще всего от горя. Один всю семью перетопил, чтобы я их тоже русалками сделал. Я – сделал. А жена потом взяла детей и на берег вылезла. Ее родичи их и убили. А он смотрел. После этого он лег, перестал двигаться, есть и умер.
Потом я долго русалок не призывал. Ты первая не знаю за сколько лет. Наблюдал за тобой, когда ты плавала, и мне все время казалось, ты для тебя это будет желанным. Что ты русалкой родилась, но живешь человеком и не в радость тебе жизнь.
-В том парне на пляже, это был ты? А что если бы я сказала, нет, отказалась? Ничего бы не произошло, и я бы никогда тебя не узнала?
- Да, Лера-русалка, только ты не отказалась. Ложись спать – завтра у тебя важное дело, ты проверишь остальные гроты и найдешь себе укрытие для спячки. Потому что зимой, когда на моем море встает лед, я становлюсь бессильным и не смогу тебя защищать и согревать. Ты должна будешь заснуть вместе со мной до весны.
Обрадованная поручением русалка забыла обо всем - это такое счастье делать то, что попросил Русский.
Он был на Джигите в семь, как и договаривались. Оставил машину и пошел к морю пешком, чтобы не привлекать лишнего внимания. Леры на месте не было. Он прождал до тех пор, пока вечернее море не затянуло туманом, так что за каждый камнем ему виделась русалка, и уехал.

Вечерняя пробка красными огнями змеилась по Русскому. Перед кольцом на выезде авария из пяти машин, две из которых убитые в хлам. Он подумал, в этом году на острове творилось настоящее безумие - жесткие аварии практически каждый день. Дорога выла от ярости. Каждый раз съезжая с моста на остров он ощущал волну ненависти.
«Пробка. Пробка. Пробка». Женя достал телефон. Вот дпсконтроле опять пишут про белый седан, который всегда был виновником аварий. Иногда его даже удавалось заснять. Женя стал рассматривать фото машины: «вроде бы старая королка. Скорее бы все это уже закончилось. Это безумие с Лерой, с островом, с тем, что непонятно, как жить дальше. Как угодно, но закончилось. Завтра нужно ехать снова. Я должен ее увидеть».
И он приехал. Но на этот раз он не стал ждать у берега, а заплыл на сапе под самые скалы, в надежде, что русалка появится. И она появилась – сначала тенью в толще воды, а потом в прыжке из воды как пеленгас. Шлепнувшись боком, она перевернула его доску.
и пока он забирался обратно, он ощутил ее хищные движения, и рывки хвостом, когда она метнулась за тонущим веслом.
-Нифига ты реактивная! Хрен догонишь.
Лера придерживала сап пока он усаживался. И затем движениями только концом хвоста потащила их в море спиной вперед.
-Да? Клево! 
-Я весь вечер тебя ждал, почему ты не пришла?
-Прости, я была очень занята, искала себе спальню. Для зимы.
-Ты охренела! – обычно спокойный, он сорвался на крик,- какая еще спальня, какая зима? Нам надо тебя вытаскивать отсюда. Ты не можешь так жить. Ты не рыба и не тюлень.
Имя взял ее за руки. 
-У тебя кожа наощупь стала как у ската. И не знаю, заметила ли ты, у нее поменялся цвет. Ты серая, Лерка, реально, ты как рыба становишься.
- Я больше не режусь о камни, и рыбы не могут укусить меня. Тебе не нравится?
-Не знаю, чем дальше, чем больше это не ты.
-Я стала другой.

Если бы он мог понять, то русалка рассказала бы ему про остальные метаморфозы: про зубы, что начали выпадать. Сегодня на охоте, когда она укусила скользкую навагу, передние резцы остались в упругой плоти. Но скоро прорежутся новые, острые и тонкие как иглы. Руки тоже меняются. Мизинец и безымянный начали срастаться, а кожа на них – грубеть. Если Лера правильно догадалась, то скоро они станут острыми когтями для защиты. Нерпы одолевают – все время норовят ее цапнуть, когда она заплывает на их территорию.
-Поплыли в гроты? Я сделаю тебе минет как в тот раз. 
- Нет. Я не хочу так, я хочу прежнюю тебя, чтобы ты засыпала рядом со мной. Идти вдвоем, обгонять тебя, оборачиваться и смотреть на тебя, как ты сначала теряешь, а потом находишь меня взглядом. Искать твою машину в пробке «вдруг ты едешь где-то рядом», слушать, как ты ругаешь меня, что я эгоист, потому что разогревал борщ и опять забыл убрать кастрюлю в холодильник. Смотреть на тебя, когда ты мы занимаемся сексом. Ты там смешно морщишь нос перед оргазмом.

Русалка опустила голову и молчала.
- Я возвращаюсь. Можешь не провожать.
Но Лера не уплыла. Она следовала за ним, держась за сап, то ли подталкивая, то ли тормозя его.
Женя спрыгнул с доски, когда вода была ему только по пояс, и зло потащил сап к берегу, Лера потащило по дну, и она отпустила сап. Бросив доску и открыв клапаны, чтобы спустить воздух, он пошел к машине переодеваться. 
Русалка оставалась на месте.
Переодевшись, он занялся доской, не обращая на нее внимания, убрал в машину и подошел к морю. Лера молчала.

Тогда он отвернулся от нее и от моря, не поворачиваясь, произнес: «Я должен сказать твоим, что ты жива. Они еле живые от горя».
«Родители, сестра, семья. Я совсем забыла про них. Что они скажут, когда увидят такой, нельзя, нельзя их звать!», - Лера испугалась.
-Нет, они не поймут!
-Чего не поймут? Что с тобой непонятно что произошло, но это тебя устраивает, и ты не хочешь ничего менять? Твоя семья: мать, отец, сестра – они думают, что ты утонула. Они с ужасом ждут, когда их позовут опознавать твое распухшее, в трупных пятнах тело. Думаешь, увидеть тебя такой для них будет хуже?
Завтра вечером, чтобы была здесь, я их привезу.
 И так и не посмотрев на нее, он пошел к машине. И уехал.
«Женя, послушай меня, все изменилось, - мысленно кричала она, пока неслась сквозь толщу воды вниз, к Русскому, - никогда не будет как раньше. Вся моя жизнь была как за стеклом в мутной воде. Как аквариум и открытое море. И теперь у меня – море.
Представь, все море- это мой дом, море- это мое тело. Я вижу течения. Слышу песни китов далеко, чувствую, как бьется его сердце. Это самое важное в моей жизни. Он всегда со мной. Я больше не одна. И он никогда меня не оставит, потому что я умру раньше, а он с концом Земли. Я не могу вернуться, не хочу. Впервые в жизни я абсолютно счастлива!»
Так быстро она не плыла еще ни разу, поэтому не успела толком затормозить и едва не ударилась о камни, закрывающие сердце Русского острова, но вовремя скользнула в бок.
-Русский! Русский, ответь, Ты мне очень нужен!
--Да, Лера-Русалка. отозвался он отстраненным голосом.
-Русский, ты должен мне помочь! 
-Чем тебе помочь, Лера-русалка?
-Мои родные, я не хочу их огорчать еще больше. Они должны принять мой выбор не горевать.
- Забыть тебя? Не помнить, что у них была дочь?
-Помнить, но не переживать из-за меня, не искать.
-Ты сама можешь сделать это, Лера-Русалка. Русалки поют о забвении. Спой им, и они утешатся в своих печалях, забудут о тебе нынешней. 
- И он забудет? Если бы она говорила это на воздухе, то голос звучал глухо.
- И он.
Лера замолчала надолго. 
-Тогда пусть они думают, что я уехала и счастлива. Занимаюсь тем, чем хотела всю жизнь.
Свои песни Лера пела на русалочьем языке. В нем нет привычного разделения на слова, не было сюжета, истории. Русалки песней передавали эмоции, могли подарить или отобрать надежду, счастье, боль. Она не удивлялась, что знала язык, как не удивлялась, что этих песен она знает множество. Для каждого человека песнь утешения звучала по-своему. Прямо в сердце.
Свои самые сильные песни она оставляла для Русского. Никакой человек не выдержит векового счастья, что только на время песни способно заглушить горе Русского острова. Лера жалела, что сделать больше не в ее силах.
Вечером она заранее приплыла к берегу и, зависнув в толще воды, ждала семью. Боролась с желанием запеть сразу, как только их увидит.
Но он не мог говорить. Не знал, как сказать. Поэтому и записал сообщение и отправил лериной сестре: «Я знаю, где Лера. Она жива, я вас отведу к ней. Приезжайте завтра на Русский, встретимся на Роснефти в семь».
Сестра перезвонила – Женя не брал трубку, а потом совсем выключил телефон.

Они все приехали на машине отца. Поздоровались. Женя сказал – поехали, нам надо в Аякс, и я все расскажу, что знаю.
На месте он помог всем спуститься, - «Только аккуратно, здесь вообще не ходят, но нам нужно чтобы на пляже больше никого не было».

Лера увидела, как ее семья спускается на берег. Нужно плыть.
Они встали на камень, Лера подплыла к камню и поднялась, опершись на руки. 
Первой заговорила мама:
-Доченька. 
Сестра смотрела на Леру с ужасом. Отец молчал.
-Доченька, как же ты, что с тобой? Тебе больно?
Русалка смотрела на родных и тоже не могла ничего сказать. Только открывала рот и воздух обжигал жабры.
«Нене нет,- наконец ответила она, - мне совсем не больно, мамуля. Со мной произошел несчастный случай, но сейчас все хорошо». 
-Почему, почему ты не сказала нам, где ты?
Я не могла. Я не знала, как. Но теперь я хочу вам все рассказать, обещайте, что выслушаете меня, а потом уже будете спрашивать?
-Лера, ты, когда домой?
Мама, обещай.
Да, мы слушаем тебя, - ответил за всех ее отец.

Русалка соскользнула с камня в воду, несколько раз заглотила как можно больше воды, чтобы увлажнить жабры, поднялась обратно на поверхность и запела.

Сначала они оторопели, не могли поверить, что это и правда происходит с ними – их дочь и сестра превратилась в русалку, и теперь поет им песню на берегу моря, но с каждым новым куплетом их лица расслаблялись, тень печали проходила. Ее отец расправил плечи, а мать перестала крутить кольца – Лера заметила, что от них уже остались кровавые следы – мама стерла все кожу на пальцах. Сестра плакала. Ее любимый тряхнул головой и впервые за неделю посмотрел на море без злости, а с недоумением.
Вот они начали озираться по сторонам, пытаясь вспомнить, зачем в этот пасмурный вечер приехали на Русский остров.
Они смотрели мимо Леры. 
Отец сказал – все, поехали домой и они ушли к машине. Потом уехал ее любимый.
Теперь, если их спрашивают: «Где ваша дочь, нашлась?», они отвечают: «Да, все хорошо. Лера в Австралии, выступает на шоу русалок в океанариуме».
Русалка смотрела на опустевший берег – прошлая жизнь закончилась. Ей больше не нужно покидать море, не нужно разговаривать с людьми, не нужно думать ни о ком, кроме Русского.
Она опустилась на дно, прижалась щекой к любимой скале.
-Я сделала, Русский, попрощалась с родными и сушей. 
-И ты не хотела его оставить? Своего возлюбленного? Даже не сомневалась?
-Нет. Жизнь в море сделала бы его несчастным, и Женя точно выбросился на берег.
Он любит небо, мчаться по дороге к горизонту. Ездить наперегонки с рассветом. Летом останавливаться и уходить в поле, лежать там в траве и просто смотреть на небо. На скалах он всегда забирается на самый верх. Ему всегда интересно среди людей. Танцевать до утра, ехать куда-то всю ночь, тусоваться в гостях - ему это никогда не надоедает. От него даже собака первая устает. 
- Любит все то, от чего бежала ты.
- Да. От чего я сбежала – Лера лежала на животе, подперев подбородок руками. Она уже научилась не всплывать от неловкого взмаха хвоста и теперь медленно им покачивала.
-Теперь ты моя, Лера-русалка, - по телу звуковой волной прошли слова Русского, тебя ничего не связывает с прошлым. Спой мне, чтобы я тоже, хотя бы на время, забыл свои печали, забыл, кто я и что потерял.
Русалка перевернулась на спину и запела.
Конец.