История крымской татарки, дважды депортированной с Родины

Ее жизнь — это уникальная история со взлетами и падениями, трагическими страницами и неожиданными развязками. Упорство, принципиальность и безграничная любовь к Родине позволили ей и ее семье преодолеть все трудности и вновь оказаться на земле предков. Патриот Крыма и крымскотатарского народа, многодетная мама Мумине Муртаза-Карабаш, без преувеличения, герой нашего времени, дважды испытавшая депортацию.

Мумине Муртаза-Карабаш родилась в с. Ускут (ныне — с. Приветное, Большая Алушта) в 1931 году в семье садовника. Ей было 10 лет, когда началась война, но об ужасах того времени она помнит до сих пор. “Немцы пришли в деревню, они стали хулиганить, они требовали доить корову, дать им молока. Мы сказали, что нет (молока), потому что корова не отелилась. Немцы побили папу, он вскоре умер”, — рассказывает Мумине Муртаза-Карабаш.

с. Ускут сверху (ныне — Приветное, Большая Алушта)

В трагический для всех крымских татар день 18 мая 1944 года ее с сестрой депортировали в Узбекистан, а их маму — на Урал. Женщине удалось найти своих дочерей в Средней Азии, но через месяц она умерла от голода.

В 1954 году Мумине ханым вышла замуж за Рустема Карабаша, к слову, воевавшего в рядах Красной армии.

Любовь к Родине и огромное желание вернуться в Крым сыграли определяющую роль для семьи Карабаш.

“Мы видели такие страдания, но я ни разу не вычеркнула из сердца Крым. Красивые горы, сады, черное море, Ускут и мы мечтали вернуться в Крым. Мы надеялись, что вернемся в Крым”, — говорит она, едва сдерживая слезы.

В 1968 году семья решила переехать в Крым. К тому времени у Рустем бея и Мумине ханым было семь (!) детей. В июне 1968 года семья Муртаза-Карабаш приехала в Крым, где сразу же столкнулась с гонениями со стороны советской власти. Многодетной семье приказали покинуть полуостров в течение трех дней.

Фотографии из семейного архива

“Мужа подняли, забрали, в машину посадили. Ему давили на плечи, чтобы не вставал. Подошли ко мне, я надела Коран на шею, мы стали собирать узелки… Всю нашу семью собрали и смотрят на нас с ехидством, что же дальше будет? Сказали, что женщине ничего не сделают… Говорю сыну Сейрану: посчитай, сколько их?… До 10 дружинников было. Нас посадили в поезд”, — вспоминает уроженка с. Ускут.

Всю семью депортировали в Узбекистан. Снова. Спустя 24 года после той страшной ночи 18 мая 1944-го. Но это их не остановило. Тяга к родной земле — туда, откуда идут корни твоего рода, помогала преодолеть все трудности, унижения и оскорбления. Всего через 12 дней семья Карабаш предприняла вторую попытку вернуться на Родину.

Семья Карабаш ютится на скамейке (фото из семейного архива)

Три месяца они скитались по Крыму, избегая преследований и желаний властей депортировать их вновь. Они жили в парке, аэропорту, на вокзале, ночевали на скамейках.

Весь этот ужас продолжался до тех пор, пока семья не оказалась в Красноперекопском районе. Здесь ее приютил у себя в доме знакомый.

В 1970 году в семье Карабаш родился восьмой ребенок — это был мальчик. Его назвали Ватан, которое в переводе с крымскотатарского означает “Родина”. Это имя дали в честь того, что появился на свет в Крыму.

Как многодетная мать, Мумине Муртаза-Карабаш была награждена орденом “Материнской славы” II степени.

Фотокопия информации в газете о награде многодетной матери Мумине Карабаш

Но эта непростая жизненная история имеет счастливое продолжение. В 1987 году Мумине Муртаза-Карабаш навсегда вернулась в родной Ускут. Здесь она живет по сей день. Герой нашего времени часто принимает гостей, варит вкуснейший кофе и пишет стихотворения на родном языке.

Все стихотворения посвящены теме депортации, жизни на чужбине, трудному возвращению в Крым и, конечно же, родному селу.

Несмотря на весь ужас, который пришлось пережить, с лица этой женщины не сходит улыбка. В ее сердце — искренность, доброта и радость.

Посмотрите видео, как Мумине къартана Муртаза-Карабаш читает одно из стихотворений, посвященных родному Ускуту.

Стихотворение об Ускуте, написанное уроженкой этого села

Текст и фото: Заир Акадыров.

Видео: Эскендер Небиев (Ускут/Приветное)

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.