В белом платье

− Пассапорто! Пассапорто!− контролер распахивает двери купе и светит фонариком в лица пассажиров.

Ночной поезд Милан-Париж шумно тормозит в пограничной зоне.

− Быстрее, быстрее! − торопит он женщин, которые, едва проснувшись, лениво, шумно и ворчливо тянутся к своим сумкам.

Кажется, контролер повторяет всякое слово дважды, по-прежнему размахивая фонариком.

В таком же пространстве, как и купе российских поездов на четыре человека, здесь ютятся шестеро. На своей койке можно только лежать: расстояние до нависающей над тобой полки едва ли превышает 50 см. Сесть в купе некуда, даже встать со своего места и сделать пару шагов не получается. На полу повсюду сумки, тюки, пакеты, и вся эта куча вершится закрывающим окно черным кейсом, из которого торчит пышная белая юбка, украшенная воланами и стразами, которые заняли добрую половину купе.

Документы подают на контроль, так и не вставая со своих мест.

− Мадам, просыпайтесь, просыпайтесь! − тормошит проверяющий пассажирку на верхней полке.

Девушка латиноамериканской внешности, только что проснувшись, испуганно смотрит на него.

− Документо, документо! − как попугай повторял пограничник.

Она понимающе кивает и долго-долго ищет заветный документ в сумке. Извиняясь, она вытряхивает ее содержимое на койку, всякий раз ударяясь головой об потолок.

Наконец трясущейся рукой она протянула смятую зеленую книжицу контролеру, которая не походит ни на итальянский паспорт, ни на французский.

Собрав паспорта всех пассажирок, он шумно хлопает дверью. Темнокожая женщина на нижней полке вскрикивает. Она неловко подставила руку в дверной проем, и ее палец оказался зажат в щели.

Она вскрикивает, и, сыпля проклятиями, видимо, на своем родном языке, отворачивается к стене.

В комнату вновь вновь ломится контролер: на этот раз в компании полицейских. Что-то крича на смеси французского и итальянского, он светит фонариком в латиноамериканку на верхней полке.

− Пассапорто но функционе! Но функционе!− размахивает он руками, швыряя паспорт его владелице.

Девушка растерянно прижимает к себе зелененькую книжку и уверяет, что не понимает, чего от нее хотят.

Полицейские стаскивают ее с верхней полки. Рыдая и хватаясь за платье, она сопротивляется.

− У меня завтра свадьба! Я выхожу замуж…

− Такое мы уже видали, − монотонно отвечает проверяющий, затем приказывает своим помощникам собирать ее вещи и выносить на перрон. Девушка кричит. Одна из ее многочисленных сумок рвётся, и тряпки разлетаются по всему купе. Кое-как распихав все это по оставшимся мешкам, ее, хватающуюся за свое белое платье, за все, что попадалось на пути, неизменно повторяющую «перфаворэ, перфаворэ», ссаживают на пограничной станции.

− Транквилло, транквилло, − успокаивает контролер женщин, оставшихся в купе.

Поезд трогается, рассекая воздух среди полей французской глубинки. Шуму колес теперь вторит лишь не утихающее ворчание с нижней полки.

Like what you read? Give Polina Popova a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.