Дискотека

“Русские люди”. Цикл “Нулевые”

На дворе 2005 год. Апрель. Суббота.

В доме культуры вашего пригородного Посёлка — дискотека. Вы идете на нее в компании своих, как кажется, лучших друзей. Кто-то из них старше вас на год, кто-то на столько же моложе. Вы легко находите общий язык. Большинство событий, которые вы обсуждаете происходят в вашем поселке. Всех их героев вы знаете лично, или хотя бы раз слышали о них. Одноклассник прямо сейчас с нескрываемым восторгом рассказывает, что уже пытался завести свой «Юпитер». Правда, он так и не поехал, но одноклассник уверен, что этим летом он будет главным героем поселкового асфальта.

Но сегодня вы слушаете эту историю в пол уха. Вас она интересует мало.

Сегодняшняя дискотека — не обычная. На ней должно случиться очень важное событие. Какое, вы еще и сами не понимаете, но что оно должно случиться — уверены.

Всё началось в новогодние каникулы. Вы почти такой же компанией гуляли по морозному поселку в первый вечер наступившего года. Воздух праздничного вечера звучал эхом взрывающихся петард. Сегодня люди израсходуют последние запасы пиротехники, и этого ангельского пения зимнего воздуха не услышишь целый год. В тот вечер кто-то из вашей компании предложил зайти в гости к общим знакомым погреться и выпить шампанского. И там вы увидели ее.

Нет, ее вы видели много раз до этого. Но увидели впервые. Она была не из поселковых. Жила в военном городке неподалеку. Дочь офицера. Училась в Городе. Вы и раньше замечали ее в маршрутках, в компании ваших знакомых девчонок. Ничего плохого о ней не слышали. Она была красивой.

Вы, уже выпив шампанского, и закусив оливье, начинаете травить байки. Кто-то их слышал, кто-то нет. А она улыбалась. Она смеялась. Вы разговорились. Предложили закурить. Она вежливо отказывается: говорит, что не курит. «Не, курит — круто!», — отмечаете вы. Часы в гостях показывали, что наступает уже утро второго дня нового года. Вы собираетесь домой.

Но дома вы не можете уснуть. За окном так тихо, как бывает только под утро в новогодние праздники, когда у всех кончаются петарды и фейерверки. В доме было тепло и пахло хвоей наряженной сосны. Вам почему-то захотелось зажечь гирлянду. Вы смотрите в эти огоньки, пытаясь в их тревожном мигании разглядеть будущее. Вы влюбились.

Следующие несколько месяцев прошли в робких, кривых попытках сблизиться. Вы стеснялись подойти к ней, и напрямую попросить телефон. Вы, пропуская уроки, специально шли к остановке маршруток, чтобы якобы случайно проводить ее до городской школы. И вы жалеете, что вам нельзя каждый день ездить в Город — легенда другая. И каждый хмурый день вы сгораете от ревности: а вдруг у нее в этой школе кто-то есть.

Наконец-то у вас ее номер. Узнали вы его случайно. У одноклассницы появился новый телефон. Вы попросили его посмотреть, и в телефонной книжке случайно обнаружили долгожданные цифры, незаметно записали. И начались несколько дней томления перед тем, как ей написать. Ну, нельзя же просто взять и отправить sms. Нельзя! Поэтому вы вновь якобы случайно проводили ее до городской школы. И теперь, так как номер у вас всё равно есть, вы не боясь отказа просите его у нее. Но демонстративно не записываете. Говорите, что запомните.

И вот вы ей пишете sms. И она была немало удивлена: вы, действительно, запомнили ее номер. Началась переписка.
Вас смущала, что она никогда не пишет первой. Но вы же знаете, что каждую девушку нужно добиваться. И вы раз за разом пишете ей первым. Интересовались: как у нее дела? Она отвечала: всё нормально. Иногда она ставила в конце сообщения скобочку. Это смайлик. Но как его понимать? И если смайлики не в каждом сообщении, значит, что-то не так. Она вас мучала. А вы начинали придумывать шутки. Покупали на мобильных сервисах какие-то забавные гифки, чтобы послать ей. Продолжали настойчиво писать эти sms. А потом замечали, что в вашем общении вопросы задаете только вы. Значит, вы ей не интересны! Ваши друзья вам уже рассказали, что лучший способ добиться девушки — это игнорировать ее. Где же они были раньше? И вы больше не пишете ей. И она вам больше не пишет.

Тащатся недели. Несутся недели. Как-то вы возвращались из Города, и в вашу маршрутку зашла она. Вы с ней поздоровались, и как бы нехотя начали общаться. Даже шутили. И как будто ни разу не провожали ее до школы и не писали сообщений. Как будто ничего не было. Вам это нравится.

Вы выходите на конечной остановке. Ей идти до военного городка одной полтора километра. Но вы не идете ее провожать: важно показать, что всё кончилось. И она вроде бы случайно спрашивает: а будете ли вы на сегодняшней дискотеке? Она будет рада вас видеть.

Эта апрельская суббота сделана!

Конечно, вы будете сегодня на дискотеке!

Весь день вы просто летаете!

Наступает вечер, за вами заходят друзья. Уже смеркается. Вы жалеете, что она не оценит вашу новую фиолетовую рубаху под новой темной джинсовой курткой. Вы специально поднимаете воротник — так круто. Ах, нет черных очков. Летом надо будет непременно купить. В голове промелькнуло, как вы вдвоем с нею будете лежать на речном пляже, а на вас будут эти очки.

Наконец-то вы у здания дома культуры. И вот она в компании подруг. Вы подходите к ней. Немного робеете, от этого излишне громко говорите. Но то, что вы говорите, нравится окружающим и ей. Она смеется. В здании зазвучала музыка. Вы не идете на танцпол, и говорите, что подойдете попозже. Она отвечает вам: до встречи!

К дому культуры съезжаются машины со всей округи. Их уже много. В каждой второй орет магнитола. Много незнакомых лиц. «Городские приехали», — думаете вы. Находите друзей, которые недалеко от дома культуры пьют пиво. Вы присоединяетесь. Это нужно для храбрости, ведь сегодня многое решиться — нужно быть готовым. Возможно, вы поцелуетесь. В голове мелькают свечи, кровать. Почему-то вы представляете не ваших детей, а сразу внуков.

Пиво допито. Вы уже по-пьяному свежи. Вы спешите на танцпол. Входите в темное помещение со слабо мелькающей цветомузыкой, когда играет медляк. Кружатся пары. Вы начинаете искать ее среди стоящих у стен девочек. Ее нет. Вы присматриваетесь к танцующим.

В самой середине танцпола она танцует с каким-то парнем, держа в руках зажжённую тонкую сигарету. Они целуются.

Сука! Они сосутся!

Свечи падают на кровать. Она тут же вспыхивает. Внуки лопаются как мыльные пузыри. Пляж затопило черной водой.

Вы выходите. Всё те же машины, к которым прибавились новые. Кто-то приехал даже на «Газели». Бесцельно бродите вокруг дома культуры, пока вас не окликает какой-то знакомый. Вы его знаете слабо. Он старше вас. Да, и все его друзья старше вас на лет пять. Они интересуется у вас деньгами и вашим желанием выпить. И то и другое у вас есть. Вы быстро соглашаетесь. В этой компании никто этого не ожидал, приготовившись к тому, что на деньги вас нужно будет красиво развести. Один из них даже вызвался вас сопроводить до ближайшего ларька, который в ночь дискотеки работает до утра.

Там вы покупаете водки, какой-то закуски. Вы пьете с этими малознакомыми людьми. И даже не разговариваете. Тот, кто с ней был, вам немного знаком. Вы знаете, что он из Города, и бывает здесь на дискотеках. Начинаете у окружающих интересоваться его личностью. Они его ровесники, и многое знают о нем. Оказывается, у него дядя-бандит. А папа-прокурор. У него уже своя машина. И вообще он во всём лучше и талантливее вас. Еще до Нового года в декабре он демобилизовался. А служить его по блату пристроили куда-то здесь рядом. Из этой воинской части он преспокойно и приходил на дискотеку в Посёлок.

Вы напиваетесь. Но в этот момент уже понимаете, что как бы вы не напились еще сегодня, вы не выскажете ей всё в лицо, и не набьете ему морду.

И вот вы возвращаетесь на танцпол. Над ним гремит русская попса. И вы начинаете танцевать. Вы так танцуете, как никогда в жизни не танцевали. Так вообще за всю историю человечества никто не танцевал. Вы всем своим видом демонстрируете, что вам абсолютно похуй. То есть вы прохавали эту жизнь настолько глубоко, что вам абсолютно похуй. И вы даже на секунду в это верите. Но тут же пьяное сознание рисует новую картинку: они совокупляются где-то тут поблизости в его тачке. Ведь на танцполе их нет. Русская попса переходит в клубняк.

Натанцевавшись, вы выходите и идёте подальше от всей этой шумной толпы. И закуриваете. Вы демонстрируете, что вам обрыдли все эти люди. Вы познали их сущность. Вам всё ясно.
Но в тайне вы надеетесь, что к вам подойдут, и спросят, как у вас дела? Но к вам не подходят. Не подходят. И вы уже смирились с мыслью о своей и мировой ущербности. Вы начинаете дрожать. Закуриваете еще одну сигарету.

Сзади раздаются шаги, вы, демонстративно нехотя, оглядываетесь и видите её. И она начинает вам что-то говорить. Вы настолько пьяны, что ничего не можете понять, а вернее, даже не пытаетесь. Вы слышите отдельные куски фраз о том, что вы хороший парень, о том, что всё у вас в жизни будет хорошо.

И такая вас в этот момент гложет обида, но ничего вы сделать не можете: ни ударить, ни заплакать. Вы молчите и курите. Она вас целует в щеку первый раз за всё это время, и уходит.

И всё. Вы такой же глубокий как дно выпитой вами за домом культуры бутылки водки.

Над апрелем 2005 года встает молодой месяц.

Где-то там на танцполе раздается Numb группы Linkin Park.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.