Нью Йорк, который я люблю…

Любовь к какому-то городу, как и настоящая любовь к человеку, появляется из ничего. Это не признание красоты или ума, это странное, порой совершенно иррациональное сочетание свойств материи и момента. Локон, взгляд, поворот головы, сочетание запахов — и вот ты уже вдруг понимаешь, что теперь твоя жизнь без неё если и возможна, то скудна, как будто её мигом перевели в чёрно-белое немое к тому же кино.

И главное, из ниоткуда же берётся: вот только вчера ещё тебе было совершенно всё равно, ты, может быть, и знать ничего не знал, или равнодушие у тебя было полное, а то может и пренебрежение, а сегодня уже — жизнь без этого не мила.

Залив Upper Bay

Когда мы первый раз приехали в Нью Йорк, надо сказать, что город нас встретил не очень приветливо.

…Тогда ещё был ужасно дорогой роуминг, причём особенно — интернет в роуминге. Какая-то несусветная цена была за мегабайт, а местной симки у меня, по понятным причинам, не было — летели-то в первый раз, и хотя было известно, что не навсегда, однако планировали все вопросы обустройства, тем более такие мелкие, как мобильный интернет, решать уже после перелёта, на том берегу.

Короче, интернета у меня не было. И о том, что нам отменили бронь на апартаменты, мы узнали уже только когда добрались до означенных апартаментов. Эпик фейл: мы вышли из дома в 3 часа ночи по Москве, в момент узнавания этой «радостной» новости было 18 часов вечера по Нью Йорку, мы не спали нормально уже почти вторые сутки (и ребёнок тоже), и, главное, впереди у нас была полная неизвестность. Жена запаниковала, и её паника передалась мне (никогда не поддавайтесь панике!).

Бруклинский мост

Мы нашли первый-попавшийся бар с Wi-Fi, и я не придумал ничего лучше, как тупо забучить гостиницу на Манхеттене, причём довольно дорогую (но ближайшую, однако всё равно пришлось ехать на такси).

Вид на Верхний Манхеттен с башни WTC

Гостиница располагалась в Сохо (кто знает, тот понимает), была древней, насколько это вообще возможно в США, и всячески торговала своей древностью, начиная от начищенных медных ручек и заканчивая швейцарами в классических ливреях. Как назло, помню, в гостиничном ресторане вечером проходил какой-то приём: дамы в вечерних платьях и мужчины в смокингках, солидные англосаксы, прохаживались по просторному холлу отеля, в ожидании начала чего-то там, когда туда ввалились мы, зачуханные путешественники, на последнем издыхании.

Lady Freedom

Больше всего мы были похожи на троицу из Терминатора-2, приехавших в город из пустыни: у меня была точно такая же драная кожаная куртка, как у Арнольда (по комплекции в куртке на водолазку я тоже с натяжкой на него тяну, хе-хе), агрессивно настроенная «Сара Коннор» — моя жена — к которой Америка с первого часа повернулась попой, и она была очень раздосадована этим фактом, и, собственно, мой сын, который, конечно, был значительно моложе киношного Джона Коннора, и видимо поэтому один сохранял позитив и вообще не парился, хотя и очень хотел спать (это было видно).

Ценник на такси тоже порадовал: я заплатил 70 баксов с чаевыми (таксист их требовал совершенно нагло, а у меня не было сил сопротивляться, к тому же я не знал, что «манхеттенский таксист» — это сословие, отдельная тупиковая ветвь эволюции человека, которое даже Убер не берёт) за короткую поездку, и продолжал машинально охуевать с этой цены в холле отеля.

…Когда перед стойкой портье я скинул рюкзак и откатил немного в сторону чемоданы — я почувствовал, что если нам вдруг сейчас откажут в брони (мало ли, почему) — у меня не осталось сил надеть рюкзак обратно, и куда-то ещё идти-искать, и похоже, я немного испорчу вечер всем этим лощённым джентельменам во фраках, разбив наш бедуинский бивуак прямо тут, ибо другого выхода нет, а здесь хотя бы тепло и приятно пахнет из ресторана.

Но портье без лишних вопросов стасовал нам ключи от простенького дабла, который обошёлся, однако, в почти 400 долларов за ночь. Отдельной и приятной вишенкой на торте стало то, что отель ещё заблокировал 500 баксов на карте. Видимо, мы и в самом деле напоминали им людей, способных запросто нанести ущерб на такую сумму в номере, в котором было всего два стеклянных стакана, и больше ничего, кроме тяжелой мебели и ТВ.

Новая башня WTC

…И только в номере, добравшись до Wi-Fi, шустро и быстро работающего, я прочитал в своей почте, что все эти страсти были зря: да, апартаменты нам отвергли бронь. О чём эти пидары (владельцы апартаментов) прислали е-мейл как раз тогда, когда я сел в самолёт в Москве и отключил телефон. Но заботливый букинг за это время успел с извинениями предложить нам апартаменты классом выше (куда уж выше!), по той же цене, и находились сии апартаменты ну буквально в 500 метрах от прежних, никакого такси не надо. Кроме того, букинг был готов возместить расходы на оное такси, буде бы оно нам всё-таки понадобилось.

Морали две: никогда не поддавайтесь панике. Никогда. На расстрел будут вести — не паникуйте. Выход, возможно, перед вами.

И второе: найдите способ быть он-лайн по максимуму. В сегодняшней жизни это очень пригодится, а Wi-Fi нынче есть даже в самолётах (только у уродов вроде Аэрофлота он — по доллару за мегабайт. И всё равно не работает нифига).

Так что первая встреча с городом прошла не очень гладко. Но на следующий день букинг сам перевез нас в апартаменты, компенсировал нам 50% стоимости номера в Сохо, накидал скидок, — в общем, отработал на ять. Да и апартаменты оказались выше всяческих похвал.

Жизнь наладилась, а учитывая обстоятельства отъезда — можно сказать, заиграла красками. Хотя, конечно, мы до сих пор с женой со смехом вспоминаем эпичный «вход» в Америку, когда в первый же день мы умудрились потратить больше тысячи долларов за первую ночь (с ужином и такси считая). И после сидели в номере в Сохо, и прикидывали наши шансы, если такая непредвиденная дороговизна попрёт и дальше. ))

…И за суровыми складками хмурого серо-стального лица города, столь неприветливого в начале, — начал проступать истинный Нью Йорк. Весёлый и отвязный отчаянный нестареющий парень.

В правой части кадра виден кусочек здания, архитектурное решение которого вдохновило товарища Сталина на создание 7-ми высоток, включая ГЗ МГУ в Москве.

Во-первых, в городе очень много воды. Гудзон, океан, заливы, Ист-Ривер, — такой город по определению не может быть плохим.

Во-вторых, Нью Йорк — город запахов. Вот в Москве пахнет одинаково: гарью со снегом — зимой, гарью с запахом жары (да-да, жара имеет запах) — летом. Иногда, если подойти близко к вентиляционной шахте или входу — пахнет метро. Всё. Может быть, это потому, что в Москве 8 месяцев в году холодно. Не знаю.

Не так в Нью Йорке: запахи накрывают тебя волнами! Ты их перебираешь, как чётки, или карточки в ящике, радуясь даже не качеству — количеству и разнообразию! Вот хот-дог за 3 доллара, и запах брецелей (мода щас на них в НЙ), а вот пошла волна с шоколадного магазина, а вот какой-то странный запах из магазина парфюмерии — явная смесь чего-то с чем-то, но вдруг налетает порыв ветра с Гудзона (или с Залива), и выносит всю эту какофонию, разноголосицу запахов свежим морским бризом, от которого прохожие кутаются в пальто и поднимают воротники, а у кого есть — надевают капюшоны…

Магазин M&Ms на Таймс-Сквер

Happy New Year, New York!

В зависимости от направления ветра, авеню могут быть пронизывающе холодными, от ветра на которых стынут рёбра под кожей, а стриты — наоборот, вполне себе «майскими» — светит солнышко, тепло… и наоборот, соответственно.

Нью Йоркские собаки. Упитанные.

Ошмётки предвыборной компании: в магазине страшилок продают маску Дональда Трампа:

Люди тоже все одеты по-разному. Кто-то — как у нас осенью. Кто-то вообще в футболке. На Таймс-сквер реально позировал, фотографируясь с прохожими за деньги, накаченный парень в одних обтягивающих плавках и колпаке Санта-Клауса, притом, что температура воздуха была градусов 10–12 по Цельсию плюс, и ветер, довольно неприятный…

Впрочем, на Таймс-Сквер полно странных личностей:

Таймс-сквер

Микки-Маус у них за главного, кстати. Эдакий бугор местный, хе-хе.

Город влюбляет в себя. Многим. Непосредственностью жителей. Да вот, поглядите-ка:

Видите — в правой части снимка, рядом с красненьким экраном рекламы Бэнк оф Америка, — экран, на котором изображены люди? Знаете, кто это? Это люди, которые стоят под экраном (там видно некоторое столпотворение на тротуаре, да?). Экран в обычное время кажет рекламу всякой фигни, но раз в пару минут он выводит с камеры, расположенной на нём, изображение этих людей. И тогда эти человеки, увешанные гаджетами, снимающие сами себя на этом экране (тут уже пиздец рекурсия, да?) — приходят в неописуемый восторг! Они радостно улыбаются, машут руками, кто-то радостно матерится, а некоторые даже успевают фак показать!

Ну разве не венец творения?! ))

Исторический Парамаунт здесь же:

Здесь вообще много исторического. И оно такое… не пафосное, непринуждённое… Не знаю, как это объяснить.

Приятное.

Нью-Йоркский военкомат на переднем плане. А слева снимка как раз та группа улыбающихся дятлов, что “ловит” себя на экране.
Таймс-сквер. Везде — визуальный мусор, а здесь — достопримечательность и фишечка!

Ах, да, про историческое…

Вот, например, историческое здание «защемилось» между двумя сравнительно новыми, во всяком случае, цифры на фасаде явно не просто так:

А вот «исторические» бочки на крыше:

У меня в советском детстве был «Международный атлас Мира» — серая грандиозная книженция с картами и всякими данными по всем странам. Про Америку там было написано скупо, но при этом имелась фотография Нью Йорка с высоты вертолётного полёта, причём не классический манхеттенский вид, а почему-то захребетье Манхеттена, — Upper East-side, и может быть даже Harlem, и с вертолётной высоты отчётливо были видны эти бочки на крышах, которые уже тогда занимали моё внимание. Поэтому для меня они — исторические, как не крути. ))

И лестницы снаружи на всех домах, за исключением совсем уж небоскрёбов — тоже исторические:

По подобной лестнице в популярной в России сказке об Америке взбирался живой ещё Бодров («Багров»), помните? “Я узнал, что у меня есть огромная семья…» — угу.

Нью Йорк многие считают грязным городом.

Я, пожалуй, соглашусь: городу далеко до стерильной скандинавской чистоты Стокгольма или Осло. Это правда. Если сравнивать с ними — город грязный.

Дык и я — не чистый…

Но и вообще, упрёк в грязности из уст жителя Москвабада, города, на окраинах которого растут горы из мусора сразу за МКАД-ом, а внутри МКАДа всё (люди, машины, дома) совершенно коричнево от грязи-жижи на дорогах — выглядит минимум смешно.

Не говоря уж про остальную городскую, немосковскую Россию…

В Скандинавии, в этой стерильной чистоте, где каждая какашка сама себя в целлофан заворачивает, а каждая брошеная банка из под пива от стыда норовит провалиться сквозь землю сама в буквальном смысле — я и сам себя чувствую каким-то неправильным, немножко грязным. Неприспособленным к этой чистоте.

А в Нью Йорке — нормально.

Такие же распиздяи, как и мы. Это как-то утешает (слегка). Ну или сближает, чтоли.

Центральный парк. Это — вообще самое лучшее, что смогли сохранить в Нью Йорке.

Зелень в январе и самая дорогая недвижимость НЙ свечкой торчит.

Впрочем, все дома вокруг Центрального парка — это жильё миллионеров.

Здесь любая квартира стоит несколько миллионов долларов, и вопрос лишь количества этих миллионов.

Но оно того стоит: сам Центральный парк прекрасен:

Тот самый музей из фильма «Ночь в музее»:

Я могу ещё очень долго рассказывать о любимом городе и показывать фотографии. Но подозреваю, что вам надоело, да и мне спать пора. ) Поэтому, наверное, прервусь:

Продолжу следующим постом, может быть.

Я слишком влюблён в этот never sleep город, чтоб ограничиться однократным актом признания в любви! ))

Счастья всем!

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.