Размышления на подъезде к Чарльстону.

Город Чарльстон, что в Южной Каролине, встретил заставляющей задуматься рекламой: надпись большими белыми буквами на фоне багрового страшноватого заката гласила, большим кеглем:

“ЕСЛИ ТЫ УМРЁШЬ СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ…”

Далее, чуть мельче, было приписано: “куда ты попадёшь?”

Дальнейшее рекламное пространство делилось на два одинаковых прямоугольника: слева что-то нежно-голубое с белыми прожилками, видимо, облаками, издалека выглядящее, как замёрзшая вода озера. Это обозначалось как рай. Справа — какое-то извержение лавы или что-то подобное. Это, разумеется, было обозначено как ад.

Ниже всего была надпись: Хочешь узнать правду? Позвони по номеру 1–800-KNOW-TRUTH

…Так рекламируют себя баптистские общины, и прочие религиозные собрания, в обилии имеющиеся на американской земле.

Я, миновав этот рекламный биллборд, крепко задумался.

Если бы из достоверных источников я вдруг узнал, что умру сегодня вечером — меньше всего бы меня беспокоил вопрос, куда я попаду. Всё-таки все религии мира рассчитаны на недалёких людей. Я в принципе не верю в существование сколь-нибудь значимой загробной жизни, но если наличие ада, допустим, я вполне могу представить, то рай — это вообще смешная утопия и разводка для дураков.

Ну действительно. С адом, например, всё просто: возьми каноническое представление — ковши, сковороды, кипящее масло, вечное сожжение-кипячение и прочие парилки. Любой скажет — ай, больно, ай, страдание. Никто не скажет — ух, заебись, ещё поддайте!

С раем не так. Рай у каждого свой. Представить себя счастливым, парящим в простынке… в полном покое… хм. Это в иной момент может показаться хуже ада. Великий писатель Михаил Афанасьевич в своём романе “Мастер и Маргарита” определил своему герою (и немножечко, видимо, себе) рай, как “домик с камином и старым слугой, который уже зажёг заботливо свечи”. Но при всей любви к домикам с камином, думаю, что в природе человеческой — рано или поздно взбунтоваться и от домика с камином, и от вечных посиделок под шандалом, и старого слугу отмудохать (кстати, интересно, кому это такой “рай” — вечно быть старым слугой — определили? Или это, всё-таки, ад?), и вообще безобразие совершить. А если душа усопшего вдруг лишена этой природы, то не очень-то она уже может ассоциироваться с жившим человеком… значит, это уже вообще что-то другое.

Короче, фигня всё это, как мне кажется. Более всего от столь яркой новости я бы озадачился другим: чтоб близким моим по-быстрому денег перебросить, там. Подсказать, где что лежит для грамотного оформления наследства — я ж молодой ещё, завещания не писал. В душе мне до сих пор двадцать пять где-то, и я с удивлением смотрю на этого моложавого старичка в зеркале по утрам.

Вот такой вот глупой суетой был бы занят я в день, когда оказалось бы, что вечером я умру. Идите вы, баптисты, себе лесом. Крокодилам мозга ебите.

Ребята довольно агрессивные, кстати. Баптисты-адвентисты эти. К нам тут заходили пару раз. Побеседовать о Боге. Очень недовольны были, что с порога заворачиваем — невежливо это, типа. Ну, ладно…

А город Чарльстон, кстати, — симпатичный город с историей. Здесь действительно есть исторический центр:

Узкие улочки, дома с историей:

Мне всегда нравилось, как меряются историей города. Европейцы любят порассуждать, что в этом диковатом Новом Свете совсем нет городов с историей. Угу, угу. Глядя на город “с историей” Берлин, или, например, на город с историей Вену, мне всё время почему-то хочется напомнить этим европейцам, как в 20 веке они сами же распидарасили всю свою историю до фундаментной арматуры. И все эти города распрекрасные возведены с нуля и большинство зданий в них насчитывает менее ста лет… По сравнению с некоторыми немецкими городами — Москва исторически аутентичнее, местами. Хотя Москве тоже досталось, но уже в 21 веке…

В Чарльстоне обязательны факелы у дверей. Вот такие вот светильники. Они тут повсюду.

Если брать шире, то боже ж мой, Афины и Рим смотрят на вас, как на фекалию, а Иерусалим ещё презрительно цикает через зуб. А пирамиды в Египте так вообще. Но что толку от мёртвых пирамид? Современные Афины и Рим только развалинами коллизеев и других античных построек напоминают о былой славе…

Бренно всё, вот что следует признать. Удобное место, обжитое людьми, — да, будет всегда популярно, будет всегда жилым. Пока есть вообще люди. Но жить будут уже другие люди.

Сегодня Чарльстон у всех на слуху. По довольно печальному поводу: 11 погибших от урагана “Мэттью” в Южной Каролине, самую большую (по состоянию на сейчас) жатву из жертв собрал этот ураган (из жертв на территории США, я имею ввиду, острова не в счёт). Главный удар ожидали во Флориде, но почему-то на побережье Флориды ураган немного ослаб, во всяком случае Флорида откупилась 9-ю погибшими на данный час, не самыми фатальными разрушениями и небольшим блэкаутом.

Но, усыпив бдительность, ураган обрушился на северного соседа Флориды, Южную Каролину. И там всё серьёзнее.

Дошло до того, что нашего губернатора Флориды (он настолько непохож на губернатора в российском понимании этого слова, что я настоятельно рекомендую вам нагуглить видео с ним — вы поймёте, как страшно далеки губернаторы России от губернаторов Америки) некоторые особо горячие умы даже обвиняли в паникёрстве, мол, слишком много денег потратил на эвакуацию, а всё было не так страшно.

Наверное, губернатора Южной Каролины также щас обвиняют в том, что он “недобдел”.

В январе (мои фотографии из Чарльстона датированы январём этого года) — здесь заботливо укрывают попонкой туристов на конке, хотя тепло — почти двадцать градусов.

…а в октябре тут ураганы. Да.

В любом разе, хороший повод задуматься о вечном. И реклама на въезде в город тоже ж — неспроста.

Счастья всем. И ураганов по-меньше. Либо — предварительно эвакуировавшись. ;)