Счастье

Окно купеческого дома, Старая Москва, сентябрь 2015 г.

Сентябрь, осень. Стоит какая-то совершенно удивительная погода: жара.

Мы только прилетели из Лос-Анджелеса. Всей семьёй.

Родина ранней осенью особенно прекрасна. Тем более, когда такая хорошая погода. Уже знаешь, что всё, “скоро вьюга и метели, скоро смерть заговорит”, но сейчас ещё обманчиво хорошо, ничто не предвещает беды, только знание и опыт жизни в этих краях в прошлые годы помогает осознать предвестие окончательного увядания…

Суббота, я с сыном еду в полупустой электричке (и это само по себе прикольно), душновато, но не слишком. Сын занят моим айфоном: его впечатляет приложение “Яндекс.Транспорт”, где видно, какой автобус (троллейбус, трамвай) где именно по карте ползёт. Ему в его семь лет никаких игрушек не надо — дай над картой склониться, особенно если по ней что-то ползает. ;)

Я щурюсь на солнышко в окно, и внезапно понимаю, что испытываю чувство тихого счастья…

Счастье бывает двух видов. Первое — яркое, выпуклое, как вспышка, как оргазм. Разновидность эйфории. Проходит также быстро, иногда после него бывает печально (как и после оргазма, мде). Второе — это вот как сейчас, когда ты понимаешь, что находишься в некоей нулевой точке абсолютной сбалансированности!

Тебе не холодно. Но и не жарко. Комфортно.

Ты не голоден. Но и не отяжелел от сытного обеда.

Тебя никто не дёргает. Конкретно прямо сейчас у тебя нет никаких, стоящих перед тобой и требующих сложного решения сию минуту проблем. Но нельзя сказать, что проблем у тебя нет вообще.

Ты обеспечен, но не настолько, чтоб невозможно было спуститься в электричку или метро без охраны. Или чтоб смотреть на это как на дивный чудный чуждый тебе совершенно мир. Нет, ты ещё помнишь эти запахи “собаки” (так называли обычную электричку без особых удобств местные раньше), тебе здесь всё знакомо, да и глупо было бы надеяться, что ты это забудешь… Наоборот, даже лёгкие уколы ностальгии покалывают тебя и плюс — замечаешь некоторые изменения к лучшему: всё-таки даже в “собаке” стали более мягкие сиденья, к примеру. Стало чище. Ну и так далее.

Ты не пышешь здоровьем, но вроде бы и ничем серьёзным не болен, а чувствуешь себя просто великолепно. Ничего не болит, не скрипит, не ноет.

Ты здесь почти что никому ничего не должен (некоторые суммы начисляемых и уплачиваемых до сих пор налогов и поборов — не в счёт). Но в то же время совершенно не чужд ещё всему, творящемуся здесь, и любого собеседника понимаешь с полуслова.

Твои друзья — действительно друзья. Они близко, но не докучают. Идеальная сбалансированность.

Даже внешне всё на нуле: не мальчик. Не старик. Не Апполон. Не ублюдочный толстяк и не дрищ.

Не глуп. Не Друзь. На отсутствие мозга и ума никогда не жаловался — вроде, всегда для всего хватало. Но в сравнении с некоторыми блестящими интеллектуалами — конечно, сероват. Но ведь… хватало? Ок.

Даже с талантом клёво: не талантище, поклонники штабелями не падают, книги не издаются (и даже не пишутся). Но, в то же время, мастерство определённое имеется. Короче, всё — в меру, прям идеально.

…Неподалеку от нас, на соседнем ряду сидит девушка. Не сказать, что прямо красавица, но довольно симпатичная и ухоженная. И молодая. И в этой вот симпатичности, но не ой-ой великой красоте — я тоже вижу идеальную сбалансированность. Нулевая точка — во всём нулевая точка.

Девочка кормит безголового голубя. 1961 год. Тульская область. Скульптура, сохранившаяся на территории заброшенного пионерского лагеря, ныне переделанного под модный Парк-отель.

Тот случай, когда действительно хочется сказать: “Остановись, мгновенье, в тебе прямо ну всё прекрасно!” — и семилетний сын, и сбалансированная девушка, и вот век бы так сидел бы и на его вопросы отвечал, попутно девушку разглядывая и щурясь на солнце…

Это “сбалансированное” тихое счастье тоже, увы, долгим не бывает, но всё же оно не столь коротко, как взрыв эйфории. Есть несколько минут, может, даже с десяток.

Часы тикают, стрелки с шипением передвигаются, и вот уже сын становится взрослее, девушка выходит на остановке, солнышко прячется за тучку, батарейка в айфоне садится, ты вдруг ощущаешь первые уколы голода, на место девушки падает туповатого вида подросток, у которого в наушниках играет рэпчик, да так громко, что непонятно, чего он в наушниках преет… Баланс почти по всем пунктам сдвинулся с нулевой точки, и неизвестно, когда он вновь так сойдётся в нуле.

Но несколько минут-то я поймать успел! И запомню это…

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Pavel Hvatkin’s story.