Массивное интервью с ONDINE.

Минувшей ночью мне снился безумный бред, я проснулся очень рано со словами «Океанограф в отдельно взятой квартире». Как и положено мутным снам, на момент пробуждения, все образы спутались. Чем активнее пытаешься вспомнить что же приснилось, тем быстрее эти воспоминания бегут от тебя. Возможно этот нервный всплеск возник на почве того, что я ждал ответов от ONDINE и не как не мог придумать что бы этакого оригинального написать во вступительном слове.

Как и положено детальному глубокому погружению в описываемую тему, я слушал весь день EP от данного коллектива, вникая в записанный материал. Что бы иметь совсем четкое представление о песнях, у Димы, вокалиста банды, были выпрошены тексты песен. Уже по ним я более ярко испытывал эмоции, сопоставляя текст и музыку. От некоторых моментов пробегали мурашки по телу, сопереживание героям песен порой отстраняло от реальности, атмосферность поглощала целиком и полностью. Это прекрасный образец эмоционального хардкора, мелодичного и панкового.

Термин «тяжело» и «трудно» в панк роке присутствовал всегда. Провинциальные панки должны понимать о чем я говорю. Действительно, то нет музыкантов, что бы играть экзотический панк поджанр, а если есть, то у одного руки из жопы, второго на репетицию не загнать, вечно занят, третий может быть не из твоего города. Знакомая тема, не правда ли?

Судьба ОNDINE, как раз таки определило существование банды на два города Иркутск/Ангарск. Но тем не менее, это не мешает коллективу полноценно существовать репетировать, выступать, делать записи. Не каждый согласиться по окончании рабочего дня, бегом бежать на автобус до Ангарска, что бы и часа не сыграть на репетициях, а потом пулей лететь на последний рейс в Иркутск, запыхавшись с гитарой за спиной. И после этого меня поражают слова некоторых людей, кому неудобно или далеко ездить на репы в городской черте. Вы обленились, скоты, совсем.

На этой замечательной ноте я прекращу впустую лить воду в этом тексте, все равно ничего смешного и оригинального не выдумал. И перейдем уже непосредственно к интервью с бандой.

Rejected: Привет ребята, почему решили назвать свой коллектив в честь морской твари Ундины? 
Озб: Да бог его знает, я не помню. Помню, что название придумывалось в режиме онлайн-брэйнсторминга. Мы жонглировали идеями, но как это часто бывает, каждая из них отвергалась или высмеивалась кем-то из участников. Это тугосерьство длилось примерно несколько недель и оставалось только ждать когда оно измотает нас настолько, что мы будем готовы назвать группу хоть «кукан боярского», а точнее, выбрать наименее блевотное название из всех ранее предложенных.Ondine — было одним из таких. 
Никита: я, конечно, более уважительно отношусь к названию группы, скажем, что это был один из трёх удачных вариантов.

Rejected: Что способствовало появлению банды, какие музыкальные ориентиры у вашего квартета? 
Дима: Я вообще хотел играть маткор и орать в микрофон, но нашел только варик играть мелодик-хардкор и орать в микрофон, в общем, созданию коллектива способствовало мое желание поорать. Ориентиры для меня в данном случае это пост-хардкор группы типа Refused и La Dispute, из мелодик-хардкора мне только Defeater были когда то интересны. 
Никита: Мне всегда хотелось исполнять что-то «средней тяжести», что хоть как-то бы коррелировалось с моими представлениями о «грустной» музыке. Люблю погрустить. 
Озб: Эта группа была идеей Никича. Если я правильно понимаю, то в будущий Ondine уплыли задумки, которые по разным причинам не удавалось реализовать в If I Die Tomorrow. 
Что до музыкальных ориентиров — мне трудно отвечать на этот вопрос. Я практически не слушаю музыку того жанра, в котором мы играем. 
Однако, в виду того, что Ondine — это мой первый опыт в качестве ударника, и начинался он буквально с нуля (я практически не умел играть, когда решился сесть в Ondine за установку), я не мог избежать серьёзного стилистического влияния как музыкант. Это влияние оказали нью-скульные хардкор группы и шумное эмо начала 00х, в первую очередь Love Lost But Not Forgotten и Hassan I Sabbah. Вряд ли вы сможете расслышать эти влияния на наших концертах, и тем более, на записи, ибо мои навыки ударника по-прежнему более чем скромные, но стремлюсь я примерно к этому.

Rejected: Насколько тяжело мутить группу на два города? Часть группы живёт в Иркутске, а репетиции проходят в Ангарске. 
Никита: Мы стараемся организовать реп. процесс продуктивно на сколько это вообще возможно в наших условиях, заранее обговариваем моменты, которые будем разбирать на репетициях, я же лично стараюсь нащупывать баланс между разбором нового материала (который иногда в определенные моменты может литься как из рога изобилия) и проработкой старого. 
Дима: Ну для продуктивной работы это создает большие препятствия т.к. больше раза в неделю я не могу ездить в нгарск (sic!), а когда езжу по выходным, получается что большая часть времени уходит на дорогу, поначалу я вообще хотел прекратить свое участие в группе. Но потом как-то проникся участием в группе и передумал. 
Озб: Проблематично, но в целом вывозим. Репетируем 2 раза в неделю. Часто приходится собираться втроем, с Лешей и Никичем. в эти дни мы разбираем новье, сочиняем, оттачиваем партии ритм-секции, добавляем в них всякие мелкие штришки, разбираем проблемные куски, некоторые из которых, я заставляю себя гонять по кругу раз 20–30. Когда собираемся вместе, то показываем Диме новые песни и пашем на сыгранность.

Rejected: О чем повествуют ваши песни, и какой посыл как группа вы несете своим существованием? 
Озб: Этот вопрос вам следует задать месье Абдусалье. 
Дима: Какого-то одного, конкретного посыла, нет. Наши песни повествуют о разных вещах, я пишу обычно о том, что произвело на меня большое впечатление (что-то прочитанное или увиденное где-то), и я испытанные эмоции стараюсь переложить в текстово-повествовательную форму, чтобы слушатель мог испытать то же, что и я. Я всегда в своей музыке хочу вывести слушателя из зоны комфорта, как-то выбить из привычного шаблона или колеи.Хотя мне часто кажется, что слишком много думаю при написании текста, и они получаются слишком серьезными и пафосными.

Rejected: Не так давно вы выложили в сеть свою дебютную епишку, расскажите о создании материала и как проходила запись? 
Дима: Материал — это первые две сочиненные Никитой для этой группы песни, записали именно их потому что они были у нас наиболее сыгранными, причем записались еще в октябре, без меня. Потом очень долго волочились с исправлением записей, подгонкой косяков и записью вокала дома. Мы хотели, чтобы конечный результат не звучал как домашняя кустарная запись, поэтому на сведение мы решили отдать всё профессионалу. В итоге когда пришли на студию, Сергей, владелец, послушав качество домашней записи вокала выразил своё “фи”, в результате чего вокал перезаписали на хорошем оборудовании (хотя раньше я никогда не верил, что железо имеет настолько большое значение), что, на мой взгляд, принесло очень большую пользу. 
Озб: Это мой первый опыт работы в студии в качестве ударника. На мой взгляд, неудачный, но интересный. Далее все хлопоты происходили без меня, и в целом ребята сделали крутую запись. Но я собой все равно не доволен, хаха

Rejected: Что для вас важнее холодный взвешенный рассудок или разгоряченные сердечные эмоции? и почему? 
Дима: Я считаю, что важнее всего держать баланс между первым и вторым, потому что пускай даже искренние, но неконтролируемые эмоции очень часто приносят больше негатива и разрушения. В то же время чрезмерная рассудительность убивает какой либо азарт жизни и отталкивает окружающих и давит на сознание. 
Лёша: Добрые дела всегда делаются с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками. 
Озб: Черт, не знаю. Ничто людское мне не чуждо.

Rejected: Периферийная музыка сильно недооценена, как в Ангарске с панк сценой обстоят дела в современных реалиях? 
Дима: Как-то кроме синс зе тайм и ифайдая ничего в голову не приходит, к тому же сейчас Илья Кориков (гитарист IIDT и вокалист STT) переезжает, а это означает скорее всего конец синс зе тайм и перестановки в составе ифайдая, хотя лично мне ангарская сцена иногда кажется даже самобытнее иркутской, что-то в ней такое есть. Озб: Я не знаю, у нас есть группы, есть друзья, которые помогают нам и поддерживают нас. Не уверен, что это можно назвать «сценой». Никита: Коллег по панк-ремеслу в Иркутске, конечно, побольше, в Ангарске же, подобная движуха появилась лишь с недавних пор. 
Лёша: Я считаю, что дела в Ангарске с панк-сценой обстоят достаточно отвратительно, как и вообще с какой-либо неформальной музыкой

Rejected: Песня Chained затрагивает актуальную для России тему домашнего насилия, ваше мнение о подобном скотском явлении? 
Озб: Надеюсь, что да. Явление более чем скотское. 
Дима: Когда я писал эту песню, то больше думал не о том, что насилие — это плохо, а скорее удивлялся тому как долго люди самоотверженно это могут терпеть из-за различных обстоятельств, как будто прикованные, собсно отсюда и название. Да и насилие само возникает чисто как наследственная вещь, если твой батя считал, что избивать кого-то в семье — норма, то, скорее всего только потому, что его батя считал ровно также.

Rejected: Является ли музыка средством изменить этот мир к лучшему? 
Дима: Я считаю, что музыка — это просто инструмент, как какой-нибудь гаечный ключ, им можно и череп расколоть так и собрать какой-нибудь полезный механизм. Я только могу сказать, что музыка заставляет меня чувствовать себя лучше, даёт какую-то осмысленность жизни, я понимаю, что если я этим всем сейчас не занимался бы, мне бы в старости было очень грустно за впустую прожитые годы. “Менять мир к лучшему” это какое-то идеалистическое утверждение. Я бы, конечно, хотел, чтобы кому-нибудь стало легче от нашей музыки, чтобы когда человек встречает в жизни какую-то определенную проблему, того же домашнего насилия, например, и видит, что в наших текстах поднималась та же тематика, то он чувствовал себя менее одиноко в своей борьбе с ними. Или, например, просто поорать под музыку тоже иногда облегчает повседневные страдания. Я не знаю, сделает ли это мир лучше в целом, но отдельным людям, надеюсь, поможет. 
Озб: Сложно сказать. День ото дня я вижу, как музыка теряет свою сакральную (простите, за это слово) сущность, и становится чем то, вроде бытового фона. Речь не только о панк-роке, а о музыке вообще. В эпоху тотальной доступности, люди теряют мотивацию к творческому поиску, считыванию месседжей, и это вряд ли идет на пользу способности музыки «менять мир», как это было (условно!) на западе в 60ые. 
Лёша: Изменить мир к лучшему или к худшему мы вряд ли сможем, но когда видишь со сцены неравнодушные лица (и другие части тела), то понимаешь, что всё это — не просто так. 
Никита: Хочется верить, что наша музыка подталкивает людей на какие-то размышления о жизни, и чтобы человек сам для себя сделал какие-то выводы.

Rejected: Насколько важны для вас живые выступления, где довелось поиграть, и какова была реакция публики? 
Озб: Для той музыки, которую играем мы, наверное да, играть живьем жизненно необходимо. Хотя мне не присущ комплекс провинциального музыканта, воспринимать любую возможность выступить как небесную манну. Важно понимать, что ты несешь на сцену, и для кого. Ритуальные выступления для самих себя, когда выступаешь просто чтобы выступать, и тебе приходится быть гостем на чьем то чужом празднике (если вы поняли, о чем я) меня опустошают, после такого выступать вообще не хочется. 
Дима: Я согласен в данном вопросе с Саней (Озб.), он как-то раз сказал, что в наше время живые выступления должны сопровождать музыку т.к. иначе твои записи просто потеряются в бесконечном потоке новой музыки, которая выходит каждый день, а так если тебя кто-то увидел вживую сперва, то есть больше шансов, что ты осядешь в его голове. Играли мы чаще всего в родном и уютном гараже “Глотка”, и пару раз в Ангарске в одном и том же подвале, как ни удивительно, народ везде положительно воспринимал, хотя мне кажется музыка очень специфичная. А мой предыдущий проект, Dallas Dickster, несмотря на то, что по идее, был рассчитан на более широкую целевую аудиторию, не вызвал такой отдачи от зрителей в гараже.

Rejected: И на последок, какой вопрос вы бы хотели, чтобы вам был задан? и сразу ответьте на него. 
Озб: — Как относишься к гомосексуальности?

- Непосредственно!

Rejected:Спасибо за ответы, пара слов читателям от банды? 
Озб: Желаем своим кентам благополучия, а врагам желаем околеть. 
Дима: Слушайте другие мои проекты в моем паблике reality check, я там все свои музыкальные проекты и рисунки выкладываю, а отдачи чет нихуя и мне чет с этого бомбит.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.